Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Под ключ ремонт коттеджей: лучшие цены по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Доктор Плешков лечит словом... ДЦП!

31.01.2003
Его методика кажется невероятной, результаты - потрясающими

Виктор РИСКИН, Верхний Уфалей
"Эвакуация" отменяется
В полутемном холле первого этажа управления верхнеуфалейского завода "Дормаш" рядом со столиком дежурного в дерматиновых креслах разместились несколько молодых женщин с детьми. Взрослые сидят молча, а дети шумят, возятся друг с другом, перебрасываются плюшевыми зайчиками и мишками. Если неловко брошенная игрушка отлетит в сторону, никто за ней не бежит. Эти дети не могут бегать. А еще совсем недавно не могли не только ходить, но и ползать.

Его методика кажется невероятной, результаты - потрясающими

Виктор РИСКИН, Верхний Уфалей

"Эвакуация" отменяется

В полутемном холле первого этажа управления верхнеуфалейского завода "Дормаш" рядом со столиком дежурного в дерматиновых креслах разместились несколько молодых женщин с детьми. Взрослые сидят молча, а дети шумят, возятся друг с другом, перебрасываются плюшевыми зайчиками и мишками. Если неловко брошенная игрушка отлетит в сторону, никто за ней не бежит. Эти дети не могут бегать. А еще совсем недавно не могли не только ходить, но и ползать. У ребят тяжелое заболевание - детский церебральный паралич. Что же делают они со своими мамами здесь, в заводском коридоре, совсем непохожем на процедурный кабинет? Ответ прост: в очередной раз на завод приехал знаменитый доктор Плешков, о котором "Челябинский рабочий" писал не раз. Практикует он в Москве и германском городе Штутгарте.

-- Я приехал в Штутгарт на семь дней для подтверждения своей квалификации, - рассказывает Александр Сергеевич, - мне дали 70-летнюю больную из хосписа. Она должна была умереть через два дня от цирроза печени. Четыре месяца пожилая женщина лежала без сознания. Ее мне передали с таким предисловием: "Ваше удостоверение русского врача нам неинтересно. Если вы покажете то, чего не можем мы, то будете работать в Германии". Я приступил к лечению. На другой день пациентка пришла в сознание и произнесла три слова: "Я есть хочу!" Через месяц ее перевели в клинику, а еще спустя месяц - в центр реабилитации, поскольку фрау Юдеборг потеряла возможность ходить из-за долгой вынужденной неподвижности. Еще спустя пару месяцев фрау на своих ногах ушла домой:

По словам Плешкова, в Германии им обследовано 60 больных с заболеваниями крови. Все они были приговорены, но после сеансов русского доктора эритроциты понесли в кровь кислород и пациенты выздоровели. После этого немцы прекратили документировать лечебную практику Плешкова, а сказали коротко: "Ты нормальный мужик, вот тебе клиника, начинай работать!"

"Зашифрованная" методика

Разумеется, я спросил Плешкова о его методике. И, разумеется, ничего не понял.

-- Не расстраивайтесь, - успокоил Александр Сергеевич, - врачи тоже не все понимают.

От этого легче не стало, а потому постараюсь хотя бы обозначить то, что уловил. Так вот, Плешков лечит словом.

-- Совершенно верно, - кивает мой собеседник. - Именно такая методика подтверждена и защищена соответствующим патентом Российской Федерации. Каждое слово имеет определенные частотные характеристики. Подбирается слово, которое уничтожает заболевание в конкретном органе, имеющем конкретную инфекцию. Далее, когда пациент начинает выздоравливать, его энергетика повышается. И вот здесь применяются гомеопатические препараты для компенсации обмена веществ на очень тонком уровне. Теперь поняли? Нет? В той же Германии понимают, что такое лекарство, а что такое слово - нет.

По словам доктора, за время работы в Германии его метод показал очень хорошую статистику, превосходящую немецкие и американские технологии.

-- Мы брали женщину с опухолью молочной железы в 24 сантиметра. Через полчаса приема получили 12 сантиметров. Потом дали неделю стабилизации. Затем опять прием. Короче, через два сеанса опухоль уменьшилась до трех сантиметров. Другого неоперабельного больного, который лечился химиотерапией в американских клиниках, мы поставили на ноги спустя четыре недели.

Рожденный ползать

У меня нет документальных подтверждений словам доктора насчет чудесных исцелений немецких больных. Так что мое и ваше право - верить в это или нет.

-- Мы сейчас работаем с больными ДЦП: вы видели этих детишек в коридоре. Взято на обслуживание около 50 пациентов. Работа длится уже два года. Три дня назад из отведенного мне кабинета самостоятельно вышел двадцатый ребенок! Детский церебральный паралич в мире не лечится. Мы берем безнадежных больных, и через какое-то количество сеансов пациенты ходят. Возьмем первую попавшуюся карту. Читаем: "После двух сеансов ребенок стал ползать. Начал пытаться ходить, держась за стол. Стал заинтересованным. Через четыре сеанса он пошел". Это очень мощная динамика. Когда я прочел в Германии лекцию о лечении ДЦП-больных, меня попросили передать технологию. Но, к сожалению, до конца друг друга не поняли. Технология - это не просто дал лекарство, и человек выздоровел. Технология - это достаточно серьезное количество следующих одна за другой операций. Лечение причин болезни- одна идеология, лечение следствия - другая, реабилитация суставов - третья, снятие программы заболевания, если оно введено генетикой - четвертая. Когда мы начинаем перестраивать мышление тех же немецких врачей, доходим до того, что они уже: ничего не понимают. Значит, для передачи технологии требуется гораздо больше времени с показом поэтапной работы и пациента, которого мы лечим. Такой же пример в Челябинске. Мы взяли больного (видный уральский промышленник) с тромбом на сердце. Такая операция на Западе стоит 150 тысяч долларов. Вечером ввели резонансное разрушение болезни с помощью слова, дали гомеопатию, утром - тромба нет!

-- Александр Сергеевич, в то, что вы рассказываете, поверить невозможно. Такого просто не может быть!

-- Ну почему же? После этой "операции" меня попросили прочесть лекцию в медицинской академии. Кто-то сразу ушел с вашими словами: "Такого не может быть!", кто-то дослушал до конца. Скажу больше (это к Челябинску не относится), мы вернули к жизни 120 из 124 безнадежных онкологических больных. Нас проверяли независимые эксперты из двух независимых клиник. Рекомендации - самые положительные.

-- Давайте все-таки вернемся к детям! Ваша технология нашла поддержку у челябинских коллег?

-- Мы готовы хотя бы факультативно передавать накопленный опыт. Все-таки 20 выздоровевших ребятишек - это показатель. Но пока контакта не получается.

-- Вы лечите не только словом, но и лекарствами. Они, как известно, дороги, однако многие ваши сеансы бесплатны. Вы занимаетесь благотворительностью?

-- Для 30 процентов больных ДЦП мы вынуждены завозить лекарства из Германии. Конечно, они стоят денег. Но у меня есть принцип: детей лечить бесплатно. Хотите, расскажу уникальный случай? Это было в одном городе под Штутгартом. После лекции пошел в аптеку за препаратами. Купил одну партию, пошел за другой. На третий визит аптекарша спрашивает: "Может, у вас что-то с памятью: вы этих лекарств уже штук тридцать купили?" Пришлось объяснить, что с головой у меня все нормально, а лекарства беру не для себя, а для детей в Москве и на Урале. Она спрашивает: "Сколько у вас стоит лечение ДЦП-больных?" Я отвечаю, что не беру с них денег. Фармацевт была так потрясена, что предложила мне составить список необходимых препаратов на любую сумму. Я подумал, что неправильно ее понял, но список составил. В итоге получил лекарств на тысячу долларов, не заплатив ни цента!

Киллер для доктора

Разумеется, я не мог не задать доктору Плешкову вопрос меркантильного свойства: отчего он, владеющий уникальными технологиями, отнюдь не выглядит обеспеченным человеком. Лечил бы олигархов!

-- При лечении олигархов наступает нарушение системы выданных рекомендаций, - изысканно-научным тоном начал Александр Сергеевич. Приглашали меня к одному, не буду называть фамилии, просит: "Научи меня, как бросить курить!" Я его обследовал и говорю: "Сначала пролечим сердечко: у вас воспалительный процесс, а через месяц займемся курением!" Он мне объясняет, что надо лечить так, а не так. Но как раз "так" нельзя. Такие люди просто не выполняют рекомендаций. Они нас не слушают: "Я хочу, чтобы меня так лечили!" Ну, как хочешь, так и лечись.

-- Так езжайте в Америку! Там докторов слушают:

-- От племянника князя Голицина (у него не поднимались руки, а через полчаса он уже мог ими размахивать) я получил приглашение в США с оплатой миллион долларов в месяц: имеем возможность излечить за месяц четырех онкологических больных. Лечение одного стоит как раз миллион. В сумме - четыре. Племянник и говорит: "Три я беру себе, один - тебе". Потом приезжает и говорит: "Александр Сергеевич: "Мы с тобой сотрудничать не будем!" Я: "Почему!?" А он мне прямо: "Деньги, которые мы заработаем, потеряет медицина Америки. Поэтому не исключено, что они скинутся на 200 тысяч долларов и: В общем, этих денег достаточно, чтобы нанять киллера. То есть мы с тобой более месяца-двух не проработаем..."

Мы ездим сюда с надеждой

Проверить слова и удивительные истории, рассказанные доктором Плешковым, мне удалось тут же, в коридоре у двери медпункта. Преподаватель английского языка из Челябинска Елена Букатина привезла свою девятилетнюю дочь Полину.

-- Мы попробовали практически все, что предлагалось в Челябинске. Даже к экстрасенсам обращались. О докторе Плешкове я узнала из вашей газеты, а вскоре увидела и результаты. Прежде дочка была очень вялая, капризная, быстро утомлялась. А потом даже воспитатели в группе обратили внимание, что ребенок стал совершенно другим. И самое главное - научилась ходить. Сначала на костылях, затем с палочкой. Мы прошли уже девять сеансов. Чудес никаких нет, до окончательного выздоровления неблизко, так как заболевание очень тяжелое. Но то, что Полинка пойдет, я верю.

Те же слова надежды я услышал и от другой челябинки Марины Смирновой, которая привезла в Уфалей сына Алешу.

-- Улучшение есть, - радостно сверкая глазами, - сообщила Марина. - Во всяком случае, укрепился иммунитет, тогда как прежде мы часто болели ОРЗ. Александр Сергеевич подарил нам надежду, с которой мы теперь уже не расстанемся.

Что ж, выходит, далеко не все у доктора Плешкова выглядит таким уж сказочным и невероятным. И даже, если он может помочь только безнадежным детям и их отчаявшимся мамам, то и этого одного уже предостаточно. n

Комментарии
Комментариев пока нет