Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Национальная идея" для Южного Урала

15.01.2011


Предлагается формула инвестиционной привлекательности региона: V=3М+М5. Ее суть - проблемы, преобразованные в достоинства - совсем как у людей

Глубокую симпатию областных чиновников к разного рода рейтингам омрачило РА "Эксперт". В одноименном журнале перед Новым годом был опубликован "Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов РФ", в котором Челябинская область прочно заняла место в группе "твердых троечников" ("средний потенциал - умеренный риск"), ухудшив свои показатели в сравнении с периодом 2008-2009 гг. Создается впечатление, что правительство области не спешит сформулировать внятную стратегию прорыва. Поиски привычно ведутся в сфере PR.

Предлагается формула инвестиционной привлекательности региона: V=3М+М5. Ее суть - проблемы, преобразованные в достоинства - совсем как у людей

Глубокую симпатию областных чиновников к разного рода рейтингам омрачило РА "Эксперт". В одноименном журнале перед Новым годом был опубликован "Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов РФ", в котором Челябинская область прочно заняла место в группе "твердых троечников" ("средний потенциал - умеренный риск"), ухудшив свои показатели в сравнении с периодом 2008-2009 гг. Создается впечатление, что правительство области не спешит сформулировать внятную стратегию прорыва. Поиски привычно ведутся в сфере PR. На наш взгляд, правильнее перенести их в сферу трезвой оценки реальных возможностей региона.

ейтинг "Эксперта" четко указывает как на потенциал Челябинской области, так и на риски, которые делают его полноценную реализацию невозможной: практически все они относятся к сфере политики, а не экономики. Похоже, наша проблема именно в этом.

Если по инвестиционному потенциалу область находится все последние годы на счастливом 13-м месте, то по инвестиционному риску она "съехала" за последний год с 46-го на 49-е место. Причем самые высокие риски, с которыми столкнется здесь инвестор, - это риски криминальные и экологические (также неподобающе высоки у нас риски законодательные и социальные).

Это понятно. Дело не только в кризисе, особенно затронувшем индустриальные регионы. Когда центральное ТВ передает сюжеты о том, что в Челябинске разбойники грабят дальнобойщиков, а в Миассе массово избивают рок-фестивали, это и есть высокий криминальный риск. Если известно, что в Челябинске дети чаще болеют из-за вредных вы-бросов объемом в 150 тысяч тонн (!) в год, нормальный специалист с семьей сюда не поедет.

Это серьезные риски. Однако это именно те риски, которые устранимы решительной политикой властей и не требуют десятков лет и миллиардов долларов, которые нужны для создания производственного потенциала. С последним как раз все еще терпимо. Значит, дело во власти. В том, как она видит эти самые риски и этот самый потенциал. Насколько готова бороться с первыми и развивать последний. Иначе все может закончиться горьким признанием губернатора: "Челябинская область никому не нужна".

Но это лишь часть правды.

Тема стратегий развития Челябинской области слишком обширна для газетной статьи, однако рискну предложить здесь такую образную формулу победы (V): 3М+М5. В ней каждая из трех "М" сама по себе обозначает реальный федеральный бренд ("Маяк", Магнитка, "Макфа") и одновременно символизирует наиболее перспективные направления инвестиций в регион: высокие наукоемкие технологии, высокие технологии сырьевого сектора и высокие технологии агропрома). А М5 служит символом потребностей развития инфраструктуры (как данной конкретной трассы, так и трассы Челябинск-Екатеринбург и в перспективе - скоростной железнодорожной магистрали Челябинск-Магнитогорск и Челябинск-Екатеринбург).

Скажут: "Маяк" и ММК и так развиваются, принося миллиарды в бюджет области, велика стратегия! И будут не правы. Хотя бы потому, что неизвестно, где были бы сейчас миллиарды Магнитки, если бы в свое время губернатор Сумин и министр Христенко не выказали (каждый по своим мотивам) стратегического интереса к этому ключевому предприятию, подкрепив его весьма конкретными делами и решениями (то есть произведя политические инвестиции). Если бы ММК оказался под контролем группы Махмудова-Шарипова, то для самого предприятия, возможно, ничего критичного и не произошло бы, но налоги оно бы точно платило в другом месте и развивалось бы тоже совсем по-иному. И сегодня от стратегиче-ского союза область-Магнитка, а еще в большей степени - от осмысленных и внятных акцентов на развитии Магнитогорска, укорененных в стратегию региона, зависит чрезвычайно много. Комбинат и Магнитогорск нуждаются в новом, "неметаллургическом", но связанном с ним импульсе, который принесет новые инвестиции.

ПО "Маяк" тоже, при всей масштабности росатомовских возможностей, не может обойтись без стратегического союза с областью. Губернатор Юревич уже поддержал официально проект строительства в Озерске высокотехнологичного завода по производству МОКС-топлива, но вопрос стоит шире. На базе "Маяка" и примерно дюжины других озерских предприятий, исторически входивших в его "контур" и сохранивших по-настоящему высокие технологии, можно и нужно формировать особую зону - южноуральский аналог Сколково, придавая проекту федеральное звучание.

Географически выгодное положение (близость к Екатеринбургу с одной стороны, к Снежинску и Миассу с его ракетным центром, а также рекреационной зоне во-круг тамошних озер - с другой) придаст этому проекту взрывной старт. То же верно в отношении Магнитки в контексте Башкирии и Абзаково. Пора понять: административные границы областей в ХХI веке ничего не значат. Настоящее развитие идет поверх их контуров, и роль властей - не противодействовать новой интеграции, а возглавить ее. Причем связь двух стратегических точек роста области - Озерска и Магнитки - может выглядеть намного прагматичнее, чем кажется. К примеру, на ПО "Маяк" очень развиты технологии газоочистки, в то время как южноуральские металлурги закупают их втридорога за рубежом. А новейший проект строительства в Озерске многоцелевого реактора - прорыв в области экологически чистой энергетики в регионе.

Связующим звеном всех трех направлений должна стать именно важнейшая для региона экологическая тема. Причем именно как инвестиционная и имиджевая.

В самом деле, это именно тот случай, когда наши достоинства просто обязаны стать продолжением недостатков, тем более что последние все равно никуда не спрячешь. Негодный имидж, как мне уже доводилось писать, невозможно затереть пиаром, его можно лишь ЗАМЕСТИТЬ противоположным по знаку содержанием.

Можно повеселиться над предложением Минэкономразвития сделать акцент в перспективном развитии Магнитогорска на туризме (это в такой экологически грязной точке планеты!), но вот сделать Магнитку федеральным центром разработки для мирового рынка передовых экотехнологий - вполне реально! За примерами ходить далеко не придется: тот же Озерск уже стал признанным центром исследований и разработок в сфере ядерной экологии и мониторинга окружающей среды. А сейчас, в соответствии с защищаемым в Минрегионе инвестпланом для моногородов, озерские власти планируют реализацию весьма амбициозного проекта в сфере здравоохранения и передовых медицинских технологий.

И Озерск, где толчок к подобным исследованиям дала авария 1957 года, и Магнитка, где уникально напряженная экологическая ситуация стала наследием индустриального прорыва первых пятилеток, - наш "эксклюзив". Да, сегодня воспринимаемый миром со знаком минус. Но мы ведь так мало еще сделали для того, чтобы было иначе, изобретая мифические бренды и по старинке возясь с каслинским литьем (почему его нет, кстати, на челябинских улицах?) и златоустовким булатом (пусть кто-нибудь назовет цифру - на какую сумму этого добра реально продается?), тогда как у нас в руках реальный капитал и высокотехнологичная "заготовка" для мирового рынка, к которым нужно лишь приложить политическую волю.

Убежден, объединенный центр исследований и разработок в сфере экологии и здравоохранения "Озерск - Магнитка" (не забудем про потенциал озерского ФИБа - института биотехнологий) в состоянии быстро и заслуженно получить мировую известность и привлечь как федеральные, так и международные ресурсы. А слава подобного центра и репутация ядерно-металлургиче-ской помойки, согласитесь, очень разные вещи. Одно дело - просто несчастные жертвы, другое - люди, обратившие собственный трудный опыт и принесенные жертвы на благо всего человечества! Я уж не говорю здесь об огромном политическом потенциале подобного проекта.

Таким образом, смысл не в том, чтобы сказать миру - вот у нас есть хорошие "Маяк", Магнитка и "Макфа", давайте деньги. Вопрос в том, чтобы так сопрячь в Стратегии развития области (и на ее базе - в продуктах продвижения региона) ресурсы и потенциалы этих трех проектов на достижении единой, стоящей вне и выше их собственных планов, цели.

Такой общей целью, обязательно меняющей инвестиционный климат и несущей технологическую революцию, может и должен стать экологический прорыв региона. Пока область замыкает "зеленый рейтинг" страны, думать о настоящем развитии и настоящих деньгах бессмысленно. Подняться в этом рейтинге с 83-го на 15-е место - вот "национальная идея" для Южного Урала на ближайшую пятилетку (это и станет расшифровкой литеры V в нашей формуле). Это реальный механизм замещения негативного имиджа и создания мирового бренда региона. И это тот самый маршрут от "области, которая никому не нужна" к "месту, где деньги есть", который на сегодня практически не обозначен.

Мы почти не касались здесь собственно политики - это особый разговор. Примем по умолчанию версию, что суть политики областных властей - благо южноуральцев. Разумеется, в малой инвестиционной привлекательности области и ее больших рисках есть крупные "заслуги" прежней администрации, слишком точно следовавшей застойному менеджменту "тучных нулевых", когда властям достаточно было лишь возглавить объединивший нацию процесс проедания сырьевых сверхдоходов. Однако и для правительства Михаила Юревича время авансов и ожиданий заканчивается. Радостные новости в будущем времени, которыми усердно потчуют население и бизнес его пиар-службы ("область станет", "в области появится", "поднимется", "улучшится" и т.п.), уже не устраивают, даже в переводе на итальянский и китайский языки.

Хотелось бы все-таки на русском и при жизни.

Комментарии
Комментариев пока нет