Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Жестокие нравы в общежитии на Доватора, 17

06.06.2014
В нашу редакцию с криком о помощи обратилась челябинка. Сквозь очки женщины-инвалида проглядывали яркие фиолетовые синяки.

В нашу редакцию с криком о помощи обратилась челябинка. Сквозь очки женщины-инвалида проглядывали яркие фиолетовые синяки.

В сумке она принесла окровавленный халат и еще пачку документов, свидетельствующих о жестоких нравах в челябинской общаге.

По соседству с Еленой Геннадьевной живет семья Анцуповых, состоящая из родителей и двух взрослых сыновей. Все они –главные действующие лица многолетней коммунальной войны. В ходе очередного перманентного конфликта 21-летний Дмитрий Анцупов почему-то не вынес вида соседки и заехал ей в лицо кулаком. Отсюда и синяки, и забрызганный кровью халат. Видимо, когда молодецкая кровь успокоилась и потекла по жилам в нормальном русле, Дмитрий осознал содеянное. Синяки – это уже не сопли (об этом ниже). Не долго думая над выходом из ситуации, он подсуетился и буквально через два дня ушел служить в Российскую армию.

А Елена Геннадиевна безрезультатно пишет очередные «телеги» на имя местного участкового Д. Гордикова, который в ее устах стал образом нарицательным. Также женщина обратилась с заявлением в прокуратуру Советского района и с нетерпением ждет ответа из надзорного ведомства. Очень ей хочется найти правды.

А правда жизни неприглядна и отвратительна. Как будто люди, живущие бок о бок, стали хуже зверей.

Видимо, кучность общежития и низкий социальный уровень его обитателей обнажили непримиримые противоречия людей из маленького замкнутого мира. Они не смогли спрятаться за железными дверями и решетками в безликих высотках каменных джунглей и вынуждены выживать в людской тесноте, постоянно подвергая друг друга страшной обиде. Даже горьковские герои из пьесы «На дне» по сравнению с «дном» на Доватора,17 выглядят добропорядочно и благородно.

Самый распространенный здесь вид оскорблений – русский мат, в ход, конечно же, пускаются и другие хлесткие словеса. Спрятаться можно только за собственной дверью. Но соседи могут оплевать двери соплями, остервенело бить в нее тяжелым предметом, насыпать у входа соли … Но только стоит выйти из своего маленького укрытия, как угрозы одна за другой сыплются буквально на голову. Однажды братья Анцуповы бросались в Елену Геннадиевну камнями, потом пытались задавить ненавистную соседку на купленном в кредит отечественном автомобиле. На самом деле они так потешались, но испуг женщины-инвалида был нешуточный. Когда братья, наконец, машину расколотили, она от души посмеялась последней.

Мне искренне жаль участкового Гордикова, которого Елена Геннадиевна тоже ненавидит, ведь он не встает на ее защиту, а исправно пишет отписки на все ее многочисленные жалобы. Зная собачью жизнь челябинских участковых, на каждого из которых приходится несколько тысяч жителей, можно представить, что Гордикову легче застрелиться, чем вникнуть во внутренние противоречия и разобраться в тонкостях душевной организации каждой Елены Геннадиевны и всех Анцуповых вместе взятых.

Елена Геннадиевна, надеясь на торжество правды, пришла в редакцию, но не сняла побои. Совет соблюсти необходимую для правоохранительных органов формальность восприняла скептически и указала на главную улику – окровавленный халат в сумке.

Куда еще пойти маленькому и униженному человеку? Где искать правды? А может, и правды-то никакой нет?

Комментарии
Комментариев пока нет