Михаил Фонотов: колонки автора
corner
Михаил Фонотов
Новости

ДТП произошло на перекрестке Свердловского проспекта и улицы Курчатова.

Как сообщает ТАСС, в ночь на 24 марта было совершено нападение на воинскую часть в станице Наурской.

Запись из окна соседнего здания распространило информационное агентство NewsFront.

Новый выпуск ПАО «ЧТПЗ» вызвал широкий интерес со стороны всех групп инвесторов: банков, физических лиц,управляющих и инвестиционных компаний.

По предварительной информации, в квартире взорвался телевизор.

Шокирующее преступление произошло в Нязепетровском районе.

Суд наказал только одного – совершеннолетнего – участника преступления.

Синоптики всё-таки прогнозируют по-весеннему тёплую погоду на Южном Урале.

Ревнивец открыл стрельбу по дому знакомого и угрожал убить его.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса


Общество

Михаил Фонотов: Долгая дорога к отцу (часть II)

25.10.2016 10:39
Мой отец погиб 15 января 1943 года в хуторе Степной. Теперь это Пролетарский район Ростовской области. В другом масштабе: между Волгой и Доном, между Астраханью и Ростовом, между Сталинградом и Ставрополем, к северу от странной реки Маныч, в Сальских степях, на границе с Калмыкией.

Первую часть публикации можно прочитать здесь

Что было до Астрахани, неизвестно. Судя по всему, отец воевал в Сталинграде, и едва там утихли бои, остатки части, в которой он служил, «перебросили» вдоль Волги к югу, в Астрахань, на переформирование. А служил отец в 52-ой ОСБр (отдельной стрелковой бригаде), сержантом, командиром отделения. Оттуда-то, из Астрахани, через Элисту, путь лежал к Ростову-на-Дону. Последняя дорога отца. Дорога к гибели…

До поры, до времени этот степной «коридор» по обе стороны реки Маныч, от Азовского моря до Каспия, не интересовал ни немецкие, ни советские войска. Они сосредоточились на двух других направлениях - на Сталинград и на Баку. А между ними - пустое пространство. Смирившись с поражением у Сталинграда, немцы обратили внимание на Астрахань. Если бы они это сделали раньше, то, захватив Астрахань, перекрыли бы снабжение Сталинградского фронта боеприпасами, продовольствием и всем остальным, прежде всего, горючим, бакинской нефтью. Дорогу на Астрахань никто не защищал. Но пока Паулюс не сдался, немцы думали только о Сталинграде. Да и сил у них не хватало для Астрахани.

Только 20 августа 1942 года, уже после Сталинграда, Гитлер, по плану «Фишрейер» («Серая цапля») перебросил в Калмыкию 16-ую механизированную дивизию «Бурый медведь», которой командовал Зигфрид Хенрици. 27 августа она начала наступление на Астрахань. И вскоре Хенрици уже докладывал, что видит Астрахань в бинокль. Но к тому времени на защиту Астрахани были переброшены советские войска от Сталинграда. Дальше Халхуты немцы не прошли.

Против немецкой 16-ой механизированной дивизии «Бурый медведь» Зигфрида Хенрици, против 4-ой танковой армии Германа Гота, против группы армий «Дон» Эриха Манштейна выступила 52-ая ОСБр полковника И.С.Шапкина (и моего отца), 6-ая гвардейская таковая бригада полковника М.Н.Кричмана, 34-ая гвардейская стрелковая дивизия генерала И.И.Губаревича, вся 28-ая армия генерала В.Ф.Герасименко и весь только что созданный Южный фронт (вчера еще - Сталинградский) А.И.Еременко (командующего), Н.С. Хрущева (члена Военсовета), Варенникова (начальника штаба).

20 ноября 1942 года 28 армия начала наступление от Астрахани - к Элисте.

Из воспоминаний А.И.Еременко:

«28-ая армия наступала в условиях бездорожья, в безводных полупустынных калмыцких степях с редко встречающимися небольшими населенными пунктами. Снабжение войск боеприпасами, горючим, продовольствием и даже водой было сложной проблемой. Несмотря на тяжелые условия для наступления, моральный дух бойцов и офицеров оставался высоким». Элиста была взята в ночь на 1 января 1943 года.

52-ая ОСБр, в силу ряда причин, отставала от передовых частей на несколько дней. К Элисте она вышла только 7 января. Здесь - дневка, стирка, ковка лошадей, ремонт матчасти. Сильное истощение людей и лошадей. Еда - сухари. Нет воды, чтобы что-то сварить. Разведение костров запрещено, да в степи и жечь нечего. Погода - вокруг нуля. Туманы. То дождь, то снег. Распутица. Не отыскать крыши над головой. Ночевать негде.

После Элисты у 52-ой ОСБр - хутора Кресты, Трудников, Богородское.

Из воспоминаний А.И.Еременко:

«В первой половине января 1943 года на необозримых просторах донских степей от Дона до Сальска развернулись жестокие бои».

Он же: «28-ая армия к 16 часам 5 января вышла на рубеж Степного».

На этом рубеже ожесточенные бои продолжаются несколько дней. Хутора Степной, Ставрополь, Николаевский-2, Красный скотовод переходят из рук в руки. Противник сопротивляется ожесточенно, переходит в контратаки. Большие потери с обеих сторон.

52-ая ОСБр - на подходе к Степному.

Из журнала боевых действий бригады:

«13 января. Части бригады, выполняя приказ Штарма-28, к 8-00 вышли в район сосредоточения по маршруту: Терново, Сталино, Нижне-Водяной, свх №8, балка Тройная, Степной. Тылы бригады, ввиду отсутствия горючего, отстали, что затрудняет питание бойцов. Лошади сильно переутомились и истощились ввиду отсутствия фуража. Продвижение артиллерии задерживает движение бригады».

«14 января. Продолжая совершать марш, части бригады к рассвету 14.01.43 сосредоточились: 1-ый ОСБат и батальон автоматчиков - Николаевский-2, 2-ой и 4-ый батальоны - хутор Степной, 3-ий батальон - Ставрополь, где заняли круговую оборону, выставив боевое охранение на удалении 1,5-2 км от расположения частей. Приняты меры маскировки от воздушного противника. Части приведены в полную боевую готовность к дальнейшим наступательным боям».

«15 января. Бригада в 7-00 приступила к выполнению задачи. Командир бригады решил, наступая одним эшелоном, удар нанести левым флангом, отрезая противника от переправ через р. Маныч. Продолжая наступление, части бригады к 10-00 достигли района 5-6 км западнее Николаевский-2, где и подверглись неоднократным налетам авиации противника в количестве 10-12 «Ю-88» и 5-6 «МЕ-109». Действия авиации противника задержали продвижение бригады.

В 14-20 15.01.43 г. Бригада получила приказание переправиться через переправу у Красный Октябрь на южн. берег р. Маныч. Командир бригады решил, прикрываясь от свх. №14 батальоном, 1-ый, 2-ой и 3-ий батальоны повернуть к переправе и к вечеру закончить переправу на правый берег р. Маныч.

Авиация противника большими группами беспрерывно обстреливала и бомбила боевые порядки наших частей, прижимая их к земле, задерживая движение к переправе. Действия авиации продолжались до темноты. Только с наступление темноты бригада начала переправу через Маныч и к рассвету 16.01.43 г. закончила тремя батальонами переправу. 1-ый батальон продолжал выполнять прежнюю задачу - наступать на свх. №1 и овладеть им.

От бомбежки бригада за 15.01.43 г. потеряла убитыми 22 человека, раненными - 38, лошадей выведено из строя 60». Да, 62-ая ОСБр ушла дальше, на Сальск, - уже без отца. Через месяц она взяла Ростов-на-Дону, а потом, как я понял, освободила мою деревню Красную Поляну, то есть меня с матерью, сестрой и всеми остальными, а закончила войну в Берлине.

Позади Уфа, Самара, Саратов. В Саратове навестили моего двоюродного брата Николая. Он тоже потерял отца на фронте, искал и нашел его могилу. Ночевали на даче его дочери Татьяны. Искупались в Волге. Жара не отпускает, наоборот, набирает силу.

Где-то впереди, и уже близко, эти едва ли не мистические хутора - Николаевский-2, Ставрополь, Красный Октябрь и Степной… Жизнь прожил, ничего не зная о них, чужих и неведомых, а мне, оказывается, надо с ними «породниться», причаститься к ним, взять в свою память. Но есть ли они на белом свете? Не мираж ли они, не миф, не обман? Не на всякой карте они отмечены, а та, на которой они есть, изучена «наизусть», но все же… Неужели через день я их увижу своими глазами, особенно хутор Степной и в нем - нашу фамилию, все, что осталось от отца? Я увижу ту степь, небо над ней, землю, на которой отец, может быть, в ночь перед атакой в последний раз вспомнил родной дом, мою маму Василису Алексеевну, которая ждала его всю жизнь, меня, сестру, дедушку, бабушку…

Секретно. Экз. №26

16.03.1943 г.

В Центральное бюро учета потерь действующей Красной Армии, г. Москва. Копия: отделу укомплектования 28-ой армии.

При этом представляются именные списки на безвозвратные потери частей 52-ой Отдельной Стрелковой Бригады в количестве 601 человек.

Приложение: упомянутое на 19 листах.

Начальник штаба 52-ой ОСБр подполковник Мельников. Начальник 4-ой части штаба капитан Москаленко.

16 марта 1943 г.

Печать бюро учета потерь - 27 марта 1943 г.

Информация о захоронении
Регион захоронения - Ростовская область
Первичное место захоронения - Пролетарский р-н, х. Степной
Дата создания современного места захоронения - 01.1943
Дата последнего захоронения - 01.1943
Вид захоронения - братская могила
Состояние захоронения - удовлетворительное
Количество могил - 1
Захоронено всего - 380
Захоронено известных - 263
Захоронено неизвестных - 118

В списке 263 фамилии солдат, которые погибли в Степном в январе 1943 года. Самые большие потери - 15 января. Тогда погибли 112 человек - в их числе и мой отец. В списке он 258-ой. Еще 80 человек погибли 9 января. Остальные - 6, 10, 12, 13, 14, 16, 17, 20, 21, 25 и 27 января.

Этот список - архивный, отпечатанный на машинке через много лет после войны. А мне важнее другой список, первичный, фронтовой, карандашный, в нем отец значится под 177 номером. Наверное, это и есть тот список, который 16 марта 1943 года отправили в Москву, в бюро учета потерь начальник штаба 52 ОСБр Мельников и начальник 4 части Москаленко. В нем есть ошибки, но нет сомнений, что это мой отец. Все совпадает - и год рождения, и место призыва, а главное отмечено, что жена Василиса Алексеевна.

Вечер третьего дня. Мы в Пролетарске. Гостиница заказана в Сальске - это в тридцати километрах дальше. Сальск - на юг, хутор Степной - на восток, в тех же тридцати километрах. Куда? Решаем: в Степной. Находясь рядом, ждать еще целую ночь? Только взглянуть. А остальное - завтра.

Поехали. Ровная степь. Где-то справа - река Маныч. Трактор на зеленом поле, за ним длинный шлейф желтой пыли. Какой ни есть, асфальт. На некоторых участках Андрей давит на газ. Сверяюсь с картой, жду, когда она «оживет». Что на карте впереди? Хутор Красный Скотовод. Все, карта ожила. Едем дальше. Поворот. Под деревьями несколько хат. Магазинчик, лавки в тени. Белая «Газель» на обочине. Что это? Он и есть - хутор Красный Скотовод. Сразу за хутором - курган.

Кладбище. На вершине кургана - солдат с автоматом наперевес. Проезжаем мимо. Справа - поле, усеянное «бочками» сена. По карте, следующий хутор - Николаевский-2. Издали только и разобрать - длинные постройки под белыми крышами, дома под деревьями. Над ними - две ажурные вышки связи. Опять «бочки» сена, уже сложенные в скирды. (Оно и понятно: здесь всегда жили скотоводы). Дорожный знак «Николаевский-2». Все верно. Мы уже знаем, Интернет подсказал, что здесь сельсовет, к которому относится и хутор Степной. Так что завтра утром - сюда. Здесь власть. В Степном ее нет, никакой.

Наконец, Степной. Людей не видать. Но - девочка у дороги. Оля. Она нам показывает, как ехать. Вскоре нам издали открывается памятник. Он - на пустыре между двумя улицами. И его я знаю «наизусть». По тому же Интернету. Без труда отыскал его там. Но там он - виртуальный, а здесь, вот, перед нами. Осторожно, боязливо входим в ограду. Таня шагнула вперед, к мраморной плите, крайней справа, и сразу же увидела фамилию отца, она - первая сверху. Это нас, прежде всего, и волновало по дороге сюда, - есть ли фамилия. Она есть. Значит, все сошлось: на мраморе то же, что на бумаге.

Продолжение будет опубликовано на "Медиазаводе" 26 октября