Спецпроект
Новости

15-летняя школьница снялась обнаженной для сайта интим-услуг.

Трагедия произошла в июле 2016 года.

По неподтвержденным данным, у одного из школьников диагностировано сотрясение мозга.

В ночь на 18 января в Чайковском вспыхнуло общежитие по улице Ленина.

На трассе Березовка-Тулумбасы столкнулись ВАЗ-2109 и Mitsubishi.

Более полутысячи южноуральцев до смерти отравились алкоголем в прошлом году.

Челябинская область подвела первые итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи.

По последним данным, пассажир провозил 11 кг икры прямо в багаже.

Жители окрестных домов винят в случившемся отсутствующий светофор.

Трагедия произошла в минувшем мае.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Вы сколько на новый год потратите?
    1. в этом году не праздную - 4 (40%)
       
    2. больше 10,000 - 3 (30%)
       
    3. до 5000 рублей - 2 (20%)
       
    4. до 10,000 рублей - 1 (10%)
       


Авторская колонка

Сергей Гордеев: «Бумажная экономика» тянет регион к бедности

14.09.2016 22:35
На днях первый вице-губернатор Евгений Редин, выступая перед правлением регионального Союза промышленников и предпринимателей, вслед за губернатором Дубровским озвучил намерения региональных властей ввести налоговые льготы для инвесторов.

Обоснование такого предложения дал председатель Контрольно-счетной палаты Сергей Комяков. Речь идет о налоге на имущество и части налога на прибыль. При всей существенной значимости и даже революционности такого подхода важно понимать: при нынешнем качестве управления экономикой региона позитивный потенциал, заложенный в этой идее властей, без дополнительных системных преобразований в сфере управления может свестись к нулю.

Скатились на 12 лет назад

Само по себе введение налоговых льгот для инвесторов – важный, почти исторический шаг. Это даже не чисто экономическое, а важное общественно-политическое решение. Суть заявленных мер в том, что нужно срочно менять параметры инвестиционного развития. В последнее время в экономике Челябинской области мы видим не системную картину развития, а отрывочные сообщения об «успехах», исходящие от экономического блока правительства. В реальности же возвращаемся к показателям 2004 года. Посмотрим цифры.

В 2015 году объем инвестиций в экономику региона был порядка 130 миллиардов рублей. В 2007-м – точно такой же. Но если вы сделаете поправку на итоги первого полугодия 2016-го, то получите уже показатель 2005 года или даже 2004-го.

Совершенно ясно, что такая ситуация не могла сложиться за один день. Ее причины необходимо рассматривать в историческом контексте, анализируя структуру нашей экономики.

Пять лет назад мы периодически вспоминали о том, что на заре 2000-х годов у нас были такие заводы, как АМЗ, «Станкомаш», ЗИП, «Калибр» и много еще чего. Их фактическое исчезновение стало достоянием истории. Но, к сожалению, эта история отражается сейчас на нашем благополучии.

Брошенная экономика

Экономика Челябинской области с минимальными потерями пережила наиболее сложные 90-е годы. Довольно долгое время – с конца 90-х до конца первого десятилетия 2000-х – отношение региональной власти к бизнесу было весьма неоднозначное. Нередко бизнес воспринимался как «неизбежное зло». Было долгое неприятие Союза промышленников и предпринимателей, попытка создать ему альтернативу в лице «Промасса», много еще чего было. В этой ситуации выживали сильнейшие. Тогда, начиная с 2002 года, произошло массовое банкротство многих предприятий. В первую очередь пострадали крупнейшие предприятия машиностроения, начиная с ЧТЗ, с тех пор оказавшегося в ситуации перманентного «полубанкротства».

По сути, тогда была сильно деформирована прежняя структура экономики, включая высокотехнологичную индустриальную составляющую. В итоге мы получили, с одной стороны, «экономику гигантов», с другой – экономику выживающих предприятий и предпринимателей - временщиков. Именно тогда были разрушены многие кооперационные связи и предприятия остались брошенными выживать в бурных рыночных течениях.

Именно эти «мины» непонимания в то время стратегических перспектив детонируют сегодня, сказываясь, в том числе, на показателях инвестиций и темпах развития в целом. Следует отметить, что в соседней Свердловской области отношение к перспективам бизнеса было иным, и большинство аналогичных предприятий остались живы. Сейчас там показатели инвестиционного процесса заметно лучше.

Обманчивое возрождение

В итоге получился исторический парадокс. Челябинская область оказалась неким своеобразным, почти что моно- регионом черной металлургии. Во многом восстановлению роста южноуральской экономики мы были тогда обязаны не столько областной власти, сколько руководителю и владельцу ММК Виктору Рашникову, который сам решал проблемы развития с федеральным центром. Когда, начиная с 2004 года, начался расцвет «мега»-точки роста региона – Магнитки, и с ММК в бюджет Челябинской области стали буквально вваливаться по пять, десять и более миллиардов в год сверхплановых доходов, возникло ощущение, что в экономике все идет отлично, открываются широкие перспективы. При этом никто не занимался анализом того, что реально происходит в структуре хозяйства региона и грядущих последствий этого.

Помимо «экономики гигантов» существует экономика предприятий малого и среднего бизнеса. Некоторые из них работают вместе с «гигантом», другие производят продукцию на свободный рынок. Работавшие в тени гигантов – выжили. Из тех, кто самостоятельно пытался встать на ноги, остались единицы.

Сейчас, в период структурного кризиса, возникли проблемы и у гигантов металлургии, и у многих из тех, кто с ними связан. Выясняется: у нас так и не появился важный сегмент экономики, состоящий из малых и средних предприятий, самодостаточных и конкурентоспособных, самостоятельно выходящих на национальный и глобальные рынки.

Что добивает малые города?

Создается впечатление, что в регионе сформировалась некоторая «легкость» расставания с предприятиями и потерями целых трудовых коллективов. Мы декларируем заботу о новых инвестиционных проектах и производствах, а что происходит на существующих заводах, остается «за кадром». Хотя именно последние обеспечивают жизнеобеспечение и социальную стабильность во многих малых городах. Процесс деформации экономики и бессистемной потери предприятий, развернувшийся в 2002 году, не закончился. Вскоре последовал ЗМЗ, градообразующее предприятие, проблемы которого не замечали целое десятилетие. Список загубленных предприятий можно пополнить Ашинским химзаводом. Этот, относительно недавний случай разрушения градообразующего для малого города предприятия (из практики правления прежнего губернатора), стал настоящим манифестом бездумных, ничем не оправданных социально-экономических разрушений. Здесь «спусковым крючком» проблем явилась задолженность завода за газ, которым отапливался жилой поселок в Аше.

Деньги на компенсацию за отопление «просто» не перечислили вовремя из областного бюджета. А ведь предприятие собиралось переходить, с привлечением иностранных инвесторов, на современное высокотехнологичное, экологически чистое производство - «зеленую химию»! В итоге – завод банкрот, невосполнимые потери понесли все – собственники завода, местные власти и бюджеты, работники, население, а перспективы высокотехнологичного прорыва и формирования «точки роста» на этой стагнирующей территории оказались убиты.

Если в Челябинске последствия подобных разрушений со временем хоть как-то компенсируются (пример – индустриальный парк «Станкомаш» с «точкой роста» предприятием «Конар»), то в малом городе такие процессы практически необратимы. Здесь если что-то разрушается, то навсегда. Не случайно теперь Аша оказалась моногородом первой категории по сложности проблем.

Сейчас наиболее серьезные риски структурного кризиса приходятся именно на малые города и на средние предприятия, в конечном итоге, на весь производственный потенциал отдельных территорий. Негативные процессы здесь шли, накапливаясь долго, и теперь достигли своего пика, а реальная ситуация продолжает оставаться загадкой для многих, в том числе – людей из власти. По сложившейся традиции, мы узнаем о проблемах на местах только после возникновения там социальных протестов.

Странная практика управления

Причина современной ситуации во многом связана с «ирреальностью» наших управленческих институтов. Когда экономику тянут гиганты, нет нужды заниматься анализом реальных процессов. Главное - правильно отчитаться: возникает феномен «бумажной экономики». В последние годы он развивается еще активнее, чем прежде. Первостепенен по важности вопрос о практике исполнения. Даже привлекательные бизнес-идеи, зародившись на верхних уровнях административной вертикали, на местах оборачиваются не благом, а, в лучшем случае, не приносят при таком подходе большого вреда. Это, в первую очередь, касается сферы ответственности экономического блока Челябинской области.

Мы часто многое сводим к проблеме привлекательности региона для бизнеса и говорим о благоприятном инвестиционном климате. Но инвестиционный климат складывается из очень многих составляющих. Для начала можно остановиться на информационной политике в этой сфере.

Посмотрим, что представляет собой сайт главного экономического ведомства Челябинской области - Министерства экономического развития. Содержание последнего сообщения, размещенного на главной странице, касается выставки «Иннопром» двухмесячной давности. Но это еще «цветочки». В левой колонке можно найти сведения о деятельности ведомства по организации международных рейсов из Челябинского аэропорта, относящиеся к 2013 году. Хотя уже давно нет ни полетов в Вену, ни даже самой идеи в прежнем ее виде. Это мелкий, но показательный штрих.

Причем, если раньше информацию об экономической ситуации в Челябинской области выкладывали каждый месяц, то с мая текущего года даже периодичность отчетов нарушена. Такое ощущение, что среди чиновников властвуют безразличие и апатия, неверие в то, что что-то можно еще сделать.

Если вы возьмете структуру документов о результатах области за 1996 год и за 2016-й, то увидите, что она почти не изменилась. Одни и те же картинки и графики. Но простите: прошло уже 20 лет! Как параметры оценки ситуации могут оставаться неизменными?! И какие выводы, посмотрев на это ветхое информационное «лоскутное одеяло» сделают потенциальные серьезные инвесторы?

Рейтинг – еще не деньги

Есть такая привычка - искать потерянное под фонарем, а не там, где потеряно. Из этого ряда - разговоры о состоянии инвестиционного климата, якобы отражающемся в показателях национального рейтинга. Однако ситуацию, в конечном итоге, будет определять не рейтинг, а объем реальных инвестиций. Желание «подогнать» эти цифры под поставленные задачи, ничего не решит: с уровня 2004 года мы без сложной, системной, масштабной и кропотливой работы быстро (за год) не поднимемся.

Реальная ситуация с рейтингом у нас такова: в целом мы движемся с 20-го места на 30-е, а в малом бизнесе находимся аж в районе 50-й позиции.

При этом не делается даже попытки переосмысления того, что происходит. Стремление активизировать бизнес-среду постоянно связывается не с такими фундаментальными категориями, как прозрачность и доверие, а с созданием многочисленных «пустых» с точки зрения реальной эффективности структур, символом которых являются давно «провалившиеся» «бизнес-инкубаторы» и «структуры поддержки малого бизнеса» возле экономического блока правительства, включая банки с громкими названиями. На протяжении десятка лет они в основном пополняют сводки контрольных и правоохранительных органов. Никакого переосмысления результатов этой деятельности за последнее время не замечено. Скорее наоборот.

Подобные «принципы работы» экономического блока распространяются и на муниципалитеты. Челябинск - среди них. Мы часто говорим о прозрачности среды и перспективах для бизнеса. Но о состоянии малого бизнеса узнаем лишь при пиар-продвижении очередного сомнительного проекта с «неоцифрованным» эффектом или когда сносится какой-нибудь ларек.

Складывается ощущение, что перспектив у частного бизнеса в Челябинске просто нет. А присмотревшись к официальным документам, видим: участки для развития бизнеса выделяются в районе либо городской свалки, либо кладбища.

К сожалению, пока отчеты вытесняют реальную экономику. В свое время губернатор Борис Дубровский предложил: почему бы в том же Коркино, где много пустующих площадей (как и в Челябинске), не создать несколько технопарков? Есть производственные мощности, инфраструктура, люди. Почему не сделать? Прошло два года. Что в этом направлении создано? По-прежнему слышим про «Малую Сосновку», куда многие годы пытаются затащить инвесторов. Это – символ «бумажных» псевдо-проектов, за которые власти цепляются на протяжении уже десятка лет без какого-либо переосмысления, несмотря на смену экономической ситуации. В нынешнем виде этот «проект» не имеет никаких шансов стать «точкой роста», равно как и уже печально знаменитый ТЛК «Южноуральский» (его сайт не обновляется уже полгода, контакты не доступны, до выхода на проектную мощность – как до луны).

И еще об управлении инвестициями. В ситуации с Томинским ГОКом мы все время обсуждаем проблему экологии. Но разве кто-нибудь из чиновников (а это их прямая обязанность) предоставил обоснованную экономическую оценку того, что в комплексе даст этот инвестпроект проект области? Обычно предприятия такого цикла дают заказов на поставку товаров и услуг на 15 миллиардов рублей в год. Из них на долю малого и среднего бизнеса приходится не менее половины этой суммы. Этот проект наиболее известен, но он не единственный. Проблема в том, что в каждом подобном случае мы даже не знаем, каковы в реальности у нас возможности и перспективы.

Идеи и цифры

Пути выхода из кризиса, конечно же, есть. Для начала необходимо уйти от «бумажной» псевдо-экономики и перейти к реализации реальной экономической политики. Различие в подходах здесь очевидно. Так, сложившаяся у нас практика решения проблем бизнеса даже по формату постановки вопросов заметно отстает от аналогичной в соответствующих структурах аппарата полпредства президента по УрФО. Там к вопросам экономики Урала, в частности – тем же проблемам состояния и банкротств градообразующих предприятий, подходят гораздо внимательнее, давая конкретные поручения структурам федеральных ведомств. Порой возникает ощущение, что при анализе серьезных проблем в этой сфере полпредство с экономическими структурами правительства Челябинской области даже не консультируется: возможно, потому, что наши реалии и так хорошо различимы из столицы Урала.

То, что мы не оценили должным образом и на протяжении многих лет растрачивали потенциал региона - наша специфическая местная беда. При наличии проблем такого масштаба, в сочетании со своеобразным пониманием ситуации у ответственных за эту сферу управленцев, положение дел в экономике выглядит действительно очень непростым.

Экономика – дисциплина цифр, а не случайных идей или лозунгов. По крайней мере, идеи должны всегда подкрепляться цифрами. Но с обоснованиями и расчетами у нас дело обстоит пока безнадежно.

Меры по оживлению инвестиций, озвученные губернатором Борисом Дубровским и его заместителем Евгением Рединым, очень важны и даже необходимы, но не достаточны. В подобной ситуации сугубо экономические и монетарные подходы не могут решить неэкономические проблемы. Если у нас и далее будет преобладать «бумажная экономика», бизнесу в городах будут предлагать места вне реального генплана и, в основном у свалки, или предприятия будут продолжать банкротить за то, что они подавали зимой тепло жителям, то никакие налоговые льготы инвестиционный климат региона не спасут.