Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вместо Золотой горы - свалка

20.10.2007

Уважаемая редакция "Челябинского рабочего"! Я ваш постоянный подписчик с 1963 года, был распространителем в цехах с 60-х по 80-е годы и ни разу не писал вам, но вот больше не смог терпеть то, что увидел своими глазами.

Я родился под Карабашом в поселке Золотая гора в 1939 году. Поселок был большой: магазины, клуб, пекарня, столовая, пилорама и строительный цех. Но люди в основном работали в штольне и на фабрике, где добывали золото. В 1941 году всех мужиков и ребят забрали на фронт. После войны фабрику закрыли, а старики и молодежь вручную бригадами по 3-4 человека продолжали старательским способом заниматься добычей золота в песках и шурфах, а золото сдавали в Миасс.

У нас в поселке даже был магазин, в котором отоваривали на боны (карточки), что в Миассе выдавали за золото. На боны можно было купить любой материал и продукты, чего в простых магазинах не было. Приезжали в этот магазин из Кыштыма, Карабаша, Миасса и окрестных деревень все, кто занимался добычей золота. В основном молодежь работала в Карабаше, за пять километров через гору ходили пешком.

Постепенно из поселка люди стали уезжать кто куда. Мои родители переехали в Тайгинку под Кыштым. Когда мы в 1957 году уехали, в поселке еще оставалось 40 семей. Несколько лет я ездил на свою малую родину, к друзьям, знакомым, но года через два-три все разъехались. Но на родину все равно тянуло, через год-два я там бывал, но вот последние лет 10-12 не ездил. А побывать хотелось. И вот собрал внуков, попросил сына, чтобы он свозил нас показать внучатам мою малую родину.

Как только мы свернули с дороги Кыштым-Карабаш, через несколько метров увидели несколько куч бытовых отходов с помоек города. Через два километра поднялись на гору и увидели под Лысой горой (так мы ее называли) большую свалку бытового мусора. После дождей весь этот мусор водой размывает, да так, что одни бутылки да целлофановые пакеты и мешки, некуда ступить ногой. Вся площадь, а это не один десяток гектаров, где был поселок, до железной дороги загажена этими отходами.

Вся вода со свалки идет в реку Миасс, а потом в Аргази, в Челябинск и дальше. Мне стало обидно и больно за эту землю и перед внучатами стыдно, что я им показал такую помойку. Двое внуков живут в Челябинске и сразу сказали: "Что это, мы пьем такую воду? Неужели "отцы города" не знают, какой водой они поят больше миллиона человек?" Неужели руководители не видят этот бардак? Вот уже месяц прошел, а я все не могу успокоиться

Б. КОЛОТУШКИН

Кыштым, п. Тайгинка

Комментарии
Комментариев пока нет