Другие статьи раздела:
Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Урожайная газета

Садовая маета

01.12.2004

Нечистая сила
- Садовые воры - это нечистая сила, - сказал дед Рябинкин и блаженно вытянулся на моем старом диване, скрипучем, как кости динозавра. - Вот возьми у тебя, Анатолий, банную печь из нержавейки сперли? Алюминевую флягу для воды? Тоже сперли. А у меня ложки, вилки, кружки - все подчистую увели, а потом и провода обрезали. Вот и сидим мы с тобой, друг, при свече, чтоб им пусто было!
Огонек от огарка свечи коптил и слабо высвечивал красноватым язычком комнату моего садового дома. Зато, когда я подкидывал в печь костлявые ветви старой вишни, дом превращался в сказочную феерию.

Нечистая сила

-- Садовые воры - это нечистая сила, - сказал дед Рябинкин и блаженно вытянулся на моем старом диване, скрипучем, как кости динозавра. - Вот возьми у тебя, Анатолий, банную печь из нержавейки сперли? Алюминевую флягу для воды? Тоже сперли. А у меня ложки, вилки, кружки - все подчистую увели, а потом и провода обрезали. Вот и сидим мы с тобой, друг, при свече, чтоб им пусто было!

Огонек от огарка свечи коптил и слабо высвечивал красноватым язычком комнату моего садового дома. Зато, когда я подкидывал в печь костлявые ветви старой вишни, дом превращался в сказочную феерию. В трубе жутко взвывало и что-то ухало, в топке шел яростный перещелк, а по стенам сквозь щели в плите неистово плясали фантастические огни.

-- Ты гляди, Анатолий, как славно жить-то: Дожжик по крыше шлеп-шлеп, ветки березы по стеклу скряб-скряб, - все хорошо, но эта нечистая сила жить не дает:

Дед засыпал, но сквозь дрему все бормотал:

-- У меня вчерась, пока мы с тобой на реке окуней блеснили, из погребца с десяток банок с разносолами свистнули: Шалишь, брат, надо с нечистой силой бороться, че-то надо затеять, - сказал он и вдруг захрапел заливисто, с перехлестами.

В доме ароматно пахло дымком горящей вишни, и чуть позже, видно почувствовав тепло, за печью осторожно чиликнул сверчок.

Через два дня мне встревоженно позвонила Евдокия Андреевна, жена деда Рябинкина.

-- Анатолий, дед-то наш в усмерть разбился, лежит теперь в трактологии:

Я недослушал, взял такси и примчался в травматологическое отделение больницы.

Дед, обмотанный бинтами, лежал торжественно и успокоенно, словно мумия фараона, подготовленная к погребению в пирамиду.

-- Пришел? - сказал тихо и скорбно.

-- Пришел.

-- Поздно, - голос его зазвучал трагически и высокопарно, - потому как, Анатолий, друг мой любезный, отхожу я, помираю весь в ранах и переломатый. - Большой его розовый нос-рубильник потянулся в потолок. - Потому как я, борец с нечистой силой, пал в неравном бою.

Я не понимал, о чем говорит дед, потерянно выкладывал на его тумбочку желто-зеленую "антоновку", сизый азиатский виноград, груши-лампочки, которые, кажется, горели изнутри электрическим светом, и малосольные огурчики, а когда скомкал пластиковый пакет и бросил его в урну, дед, одним глазом приглядывая за мной, со стоном отвернулся к стене.

-- Не жалеешь ты меня, Анатолий, забыл про самое главное снадобье. Нет, непременно помру я здесь всеми позабытый, увечный инвалид.

Я вынул тайком из кармана "мерзавчик" - четвертинку водки, настоенной на черноплодной рябине и ягодах лимонника.

-- А худо не будет?

Нос-рубильник живо уткнулся в потолок, глаза брызнули васильковыми огоньками. Он выпил маленькую стопку, крякнул и аппетитно захрустел огурцом.

-- Всяк пьет, да не всяк крякнет. Что ты, Анатолий-душа моя, вот теперь силы чую в себе немереные, чую, как косточка с косточкой сходятся и хрящик с хрящиком старательно срастаются.

Нос деда сделался ярко-малиновым.

-- Ты понимаш, Анатолий, надумал я проучить ту нечистую силу. Снял крышку с погребца, лесенку вытянул и спрятал, а поверх лаза тонкий половичок на гвоздочках натянул, чтобы наступила нечистая сила и ахнула-жахнула туда.

На другой день забыл про западню, сам ахнул-жахнул туда. Только через два часа Семенчук, наконец, услыхал мои стоны и крики, тревогу поднял. Сбежались садоводы, смеются, язвить их, но меня вытянули и на машине срочно в трактологию увезли.

Соседи деда по палате хохотали, а он не слышал их, думал о своем. Потом вытащил из тумбочки неказистый чертежик.

-- Я тут, Анатолий, новый винт-план затеял, новую крышку-западню придумал. Смотри сюда. Это блочки, это тросики, это рычаг - сам складывается: Наступил на крышку - хлоп-хлоп, и нечистая сила в моем капкане!

Дед озорно брызнул васильковыми глазками, приподнялся и азартно начал пристукивать в пол гипсовой ногой.

Западня "с винтом"

Октябрь завертывал жестко. Угрюмые дали просыпались поздно и сразу же, будто ища тепла, прижимались к сжатым полям, и лишь по затонам рек да над озерами почему-то совсем по-летнему весело барахтались серые туманы. На жнивах гомонились, то и дело пробуя себя в полете, неисчислимые и громогласные грачиные стаи. Их стоны, крики гулко умножали голые леса.

Дед медленно поправлялся, ходил, ковыляя, с тростью-клюкой. В новую дедовскую ловушку, сделанною мной и садоводом Семенчуком по его "винт-плану", садовые грабители - "нечистая сила" - ни один не угодил. Зато в дедовом погребце оказалось около десятка котов, воющих там совершенно дьявольскими голосами.

Мы одели с Семенчуком брезентовые рукавицы, взяли подсачки на особо крупную рыбу и одного за другим выдергивали из ямы одичавших хвостатых пленников. На дневном свету глаза их вспыхивали, и они, подняв хвосты трубою, как ракеты, с угрожающим воем разлетались в разные стороны.

-- Ну, вот освободили усатых, - ковыряя клюкой первый снег, - сказал Рябинкин. - Не приди вовремя, все бы до единого погибли в моей живодерне, двери дома-то нарастопырь. Кому-то, шибко худому человеку, пришло в голову набросать в погребец костей и тухлой селедки. А ну, Анатолий, бери гвозди и заколачивай насмерть винт-ловушку!

А потом подошел угрюмый табаковод Копейкин и принес в руках колючий ком, густо обмотанный яблоневым листом.

-- Та самая ежиха, - густо выдыхая дым, сказал он. - Улеглась, понимаешь, дуреха, на зимовку под моим крыльцом. По неопытности, видать. Худо ей, братцы, будет, потому как под этим местом земля промерзает на два метра. И по прогнозам, зима нынче будет лютая.

Дед приподнял козырек каракулевой фуражки тростью.

-- А ну, робяты, ссыпай в мою западню опад.

Семенчук, Копейкин и я свалили в дедовский погребец "с винтом" несколько охапок опада - березового, кленового и рябинового листа. Потом Копейкин бережно опустил на эту постель спящую ежиху и накрыл ее сверху еще и старым ватным одеялом.

-- Чай, не пропадет теперь. А весной мы обязательно освободим ее из западни "с винтом".

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет