Другие статьи раздела:
Новости

Переговоры о возможном участии корейской компании в проекте высокоскоростной магистрали проводит губернатор Челябинской области.

Выставка "Поп-форум" открылась в галерее "25/17" на Чернышевского, 28 вечером во вторник.

Ремонтные работы продлятся с 7 по 10 декабря.

По версии следствия, над девочкой надругался, а потом убил ее, собственный отчим.

По предварительной информации, семейная пара отравилась бытовым газом.

Число заболевших гриппом превысило 11000 человек.

В парламенте «незалежной» обсуждают вопрос о восстановлении статуса Украины как ядерной державы.

На Южном Урале вручают нагрудные знаки в память о битве под Москвой.

Он будет доступен для всех учеников города, углубленно изучающих физику.

В Троицком районе местный фермер предстанет перед судом за хищение пшеницы с поля сельхозпредприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Урожайная газета

Кормушка

02.05.2007

В марте, когда нежданно-негаданно загуляла пурга и ударили крепкие морозы, на балконе второго этажа установили кормушку для птиц: небольшую деревянную дощечку с бортиками и наклонной фанеркой сверху - крышей от снега.
Первыми разведали кормное место исстрадавшиеся воробьи. Едва успела закрыться балконная дверь, воробьи с гиканьем и улюлюканьем ссыпались в кормушку со всех сторон и: стихли. Только дробно застучали коротенькие клювики, будто часто-часто падала на дощечку мелкая дробь. Потом неожиданно вспыхнула такая яростная и шумная потасовка, что пенсионер Петров, прогуливаясь по двору, остановился под балконом, хлопнул себя по бокам:
- Пошла плясать губерния!
Хозяйка балкона, тучная Амалия Ибрагимовна, брезгливо счищая ножом известковые птичьи пометки, сказала в небо:
- Грязнули: Ну ни одной порядочной птички! - и надула губы.

В марте, когда нежданно-негаданно загуляла пурга и ударили крепкие морозы, на балконе второго этажа установили кормушку для птиц: небольшую деревянную дощечку с бортиками и наклонной фанеркой сверху - крышей от снега.

Первыми разведали кормное место исстрадавшиеся воробьи. Едва успела закрыться балконная дверь, воробьи с гиканьем и улюлюканьем ссыпались в кормушку со всех сторон и: стихли. Только дробно застучали коротенькие клювики, будто часто-часто падала на дощечку мелкая дробь. Потом неожиданно вспыхнула такая яростная и шумная потасовка, что пенсионер Петров, прогуливаясь по двору, остановился под балконом, хлопнул себя по бокам:

-- Пошла плясать губерния!

Хозяйка балкона, тучная Амалия Ибрагимовна, брезгливо счищая ножом известковые птичьи пометки, сказала в небо:

-- Грязнули: Ну ни одной порядочной птички! - и надула губы.

Пенсионер дружелюбно крикнул ей:

-- Подождите, уважаемая Амалия Ибрагимовна! Вот придет весна, тогда они отмоются! - и озабоченно поглядел по сторонам - куда это нынче запропастилась весна?

В птичьем мире информация расходится так же быстро, как у людей. О сытном дармовом столе немедленно пронюхали воробьи соседнего двора. Вначале на правах "бедных родственников" они рисковали по одному, по два присоединиться к пиршеству.

Но однажды они решили силой захватить кормушку.

Сражение происходило жестоко. Оно велось одновременно по всему фронту - в воздухе, на крышах, на земле: и с такими воплями и яростью, что дворовые коты, нервно подрагивая хвостами, поспешили спрятаться в подъездах домов. Местные воробьи не дрогнули. Они дали пришельцам сокрушительный отпор.

Кто-то надоумил Амалию Ибрагимовну отвадить воробьев. Она подвесила рядом с кормушкой на тонкой рыболовной леске детскую игрушку - резинового кота. Кот был страшный. Он покачивался на леске, точно живой, и пялил на всех немигающие свирепые глаза.

Это подействовало. Воробьи не отваживались подступиться к кормушке и только наблюдали, как деловито и аккуратно угощались синицы. Они также были перемазаны сажей, потому что научились у воробьев коротать холодные ночи в печных и вытяжных трубах. Но Амалия Ибрагимовна радовалась: хитрость удалась, ведь это были не нахальные воробьи, а благородные синицы!

Лишь пенсионер Петров сочувствовал изгнанникам. Он жил на первом этаже. И потому в обед он стал приносить на тарелке хлебные крошки, вареную картошку и ставил угощение на снег, под балкон.

-- Лопайте, шантрапа, - говорил он, отходя в сторону, - и чего напугались этой кикиморы?

Вскоре Петров крепко занемог, болезнь приковала его к постели. А когда пенсионер вышел, тяжело опираясь на трость, и поставил под балкон тарелку с остатками пшенной каши, воробьи не слетели. Птицы сидели высоко, серые распушенные шарики покачивались на тонких ветвях, переговаривались.

Петров сильно удивился, отошел подальше и сел на скамейку.

-- Ну, конечно, обиделись на старика или: чего-то надумали, сорванцы? А?

Амалия Ибрагимовна тоже наполнила кормушку, кивнула сверху Петрову:

-- Как там ваши птички поживают?

-- Живут. Весну ждут, - приветливо ответил Петров. - Вот только затевают чего-то, прохвосты.

Хозяйка балкона самодовольно щелкнула резинового кота по носу, хлопнула дверью.

-- Чек-чек-чек? - осторожно спросили с дерева.

-- Вот, вот: в самый раз, - негромко отозвался Петров. - Столы накрыты, архаровцы.

И тут же раздалось отчаянное и громкое:

-- Чч-чив!

Петрову показалось, что он увидел, как зажмурились глазенки одной птахи, подобралось ее перо. Не раскрывая куцых крыл, она вдруг сорвалась вниз темным камешком. Он услышал, как топотнули ножонки в заветную кормушку.

-- Герой: Ты гляди-ка, герой! - восхищенно произнес Петров.

Несколько секунд "герой" сидел неподвижно, должно быть, сам не веря собственной смелости. Потом тихо ворохнулся. Кот равнодушно покачивался совсем рядом, таращил свирепые оранжевые глаза и был нисколько не страшен.

Воробей осторожно клюнул. Раз, другой, третий. И тут же, словно спохватившись, зачирикал восторженно, победно. Это означало полное посрамление врага, потому что воробей начал купаться, куражиться в кормушке. Делал это он азартно, запальчиво, зерно выплескивалось и текло на снег, а под балконом уже толклись, ели все подряд и орали в восторге его товарищи.

Пенсионер Петров, забыв про трость, ходил в стороне и разговаривал сам с собою.

-- Вот и весна! А вы говорите: Весна к нам пожаловала!

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет