Другие статьи раздела:
Новости

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Печальную новость сообщил председатель Союза журналистов края Игорь Лобанов.

В Красноярске «на лапу» стали давать реже, зато значительно больше.

Оригинальная фестивальная традиция родилась в Кундравах.

Российская футбольная команда «Ростов» вышла в плей-офф Лиги Европы.

Повешенную садистом собаку обнаружили сегодня утром во дворе дома жители Кировского района города.

Общий вес наркотического вещества 1 килограмм 350 граммов.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Урожайная газета

"Клад"

07.03.2006

В этой истории нет ни единого слова вымысла, я тому свидетель.
Должно быть, троичане помнят то место у старого моста через Увельку, сейчас его называют "Комсомольской площадью". Еще около сорока лет назад оно было застроено ветхими домишками, амбарами и сарайками, было совсем заброшенным, ну а летом здесь дико и пышно разрастались огороды, независимо бродили по переулкам козы и бараны, привязывали на постой лошадей и едва ли не на каждых воротах висели разномастные грозные таблички: "Осторожно, во дворе злая собака!", остроумники нередко приписывали ниже: "А уж хозяин и хозяйка - и того хуже!"
Около сорока лет назад здесь под торжественную музыку самодеятельного оркестра заложили фундамент одной из первых в городе "хрущевок", и с того самого момента они широким фронтом начали наступление на старые подворья, что у моста через Увельку, а их район стал называться просто и непрезентабельно - "кварталом "А".
Дошла очередь и до длинного неказистого дома моего приятеля, Вована Петухова (имя из этических соображений изменено. -А.

В этой истории нет ни единого слова вымысла, я тому свидетель.

Должно быть, троичане помнят то место у старого моста через Увельку, сейчас его называют "Комсомольской площадью". Еще около сорока лет назад оно было застроено ветхими домишками, амбарами и сарайками, было совсем заброшенным, ну а летом здесь дико и пышно разрастались огороды, независимо бродили по переулкам козы и бараны, привязывали на постой лошадей и едва ли не на каждых воротах висели разномастные грозные таблички: "Осторожно, во дворе злая собака!", остроумники нередко приписывали ниже: "А уж хозяин и хозяйка - и того хуже!"

Около сорока лет назад здесь под торжественную музыку самодеятельного оркестра заложили фундамент одной из первых в городе "хрущевок", и с того самого момента они широким фронтом начали наступление на старые подворья, что у моста через Увельку, а их район стал называться просто и непрезентабельно - "кварталом "А".

Дошла очередь и до длинного неказистого дома моего приятеля, Вована Петухова (имя из этических соображений изменено. -А.С.), шофера-дальнобойщика из механизированной колонны N 2. Он уже переехал с семьей в новенькую двухкомнатную "хрущевку", но перед тем, как сдать родительский дом на слом, решил разобрать пол, уж очень хороши были длинные широкие плахи-половицы. Позвал на помощь меня и еще двух своих дружков.

Мы скоро оторвали плинтусы, а вот поддеть первую плаху-половицу никак не удавалось, так умело и плотно они были уложены. Увы, пришлось взять топор и вырубить узкую щель вдоль стены, чтобы в нее могли проникнуть наши гвоздодеры.

-- А ну, ребята, раз: два, - взяли! - скомандовал Вован.

С диким стоном вылезла из своего столетнего гнезда насквозь проолифленная половица, и тотчас под ней в самом углу что-то тускло блеснуло. Вован поднял желтую монету, потер ее о рукав:

-- Мать честная, так это золотой червонец!

И откуда только силы взялись у нас, измотанных: мы в один присест подняли весь этот несокрушимый пол и нашли второй золотой червонец царской чеканки и: четыре литровые бутылки водки под четырьмя углами его неказистой избы, скатанной из вечных лиственничных бревен.

Горлышки бутылок были хорошо залиты сургучом, а на них стояло клеймо - двуглавый орел - герб Русского государства. И лишь на одной из бумажных этикеток, покрытых зеленой плесенью, мы с трудом разобрали слова: "Водка Петровская" сделана на винокуренном заводе Его Императорского Величества в селе Петровское".

-- Как делить будем клад? - простосердечно спросил нас Вован.

-- Сдать органам, - предложил я, - четверть от всего получишь ты.

-- Ну, да! - сказали его дружки. - Давай по справедливости. Чей дом?: Вована! И строили его старики, тогда в обычае было на счастье живущих закладывать под углы дома золотые червонцы, ну а если их не хватало, то и хорошая водка шла: Нет уж, к чертям государство!

Мы недоверчиво сняли сургуч с царским орлом, отхлебнули по глотку "Петровской", закусили килькой в томате.

-- Не отравиться бы, - опасливо сказал Вован и отставил стакан в сторону. - Я вот че предлагаю, пацаны: общую удачу надо и делить по-честному. Разрубим два червонца пополам - вот и выйдет на всех поровну.

Я категорически отказался от своей доли в пользу Вована, - он получил целый червонец, а его дружки разрубили свой червонец на две половинки, а потом, знаю, вставили себе на память золотые передние "фиксы".

Где ты сейчас, Вован, товарищ мой хороший? Где-то сейчас твои дружки? А где та, непревзойденная "Петровская"? Конечно же, в тот вечер ее не стало:

Вот и вся невымышленная история про тот "клад", что был найден нами в районе нынешней площади "Комсомольская".

Анатолий Столяров

Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет