Другие статьи раздела:
Новости

Хозяин агрессивной собаки невозмутимо заявил пострадавшему пенсионеру, что он сам виноват и покинул место происшествия.

13-летняя девочка погибла, ударившись о козырек подъезда.

Утром в субботу жители дома 13а по Краснопольскому проспекту пришли в ужас от окровавленных стен и выбитых дверей в подъезде.

Казах выпытывал у пермячки пин-код от отобранной банковской карты.

Страшное ДТП произошло накануне утром около поселка Усовский на заснеженной трассе.

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Урожайная газета

Месть

07.03.2007

"Если ты плюнешь в общество, то общество утрется. Если общество плюнет в тебя, то ты утонешь.
Майор Катасонов".
С тех пор как у дачи N 18 поменялись владельцы, жить поблизости стало невозможно. Новые владельцы приезжали в пятницу вечером, напивались, потом полночи гоняли какие-то тюремные напевы.

"Если ты плюнешь в общество, то общество утрется. Если общество плюнет в тебя, то ты утонешь.

Майор Катасонов".

С тех пор как у дачи N 18 поменялись владельцы, жить поблизости стало невозможно. Новые владельцы приезжали в пятницу вечером, напивались, потом полночи гоняли какие-то тюремные напевы. В субботу все повторялось, а в воскресенье вся гоп-компания благополучно сваливала. Разумеется, что музыка включалась на полную громкость, машины бросались на дороге как попало, а все просьбы вести себя мало-мальски прилично игнорировались.

Утром около водоразборной колонки я встретил председателя и бухгалтера нашего кооператива. Зеленые круги у них под глазами были весьма красноречивы.

-- Непонятно, если они тоскуют по тюрьме, то что делают тут?

-- Скорее, наоборот, если они тут, то с какого перепуга они слушают эту галиматью.

-- Я в два часа ночи ходила к ним, просила сделать потише, - обиженно заявила бухгалтер, - так они только назло погромче сделали.

-- Меня это не удивляет. И исключить их нельзя, они купили участок, а с нами заключили договор.

-- Но так ведь дальше жить нельзя!

-- Слушайте, у меня мыслишка зародилась, давайте через час соберемся у Гурского, только надо собрать всех недовольных.

Недовольных набралось много. План контрнаступления был разработан быстро, были определены необходимые материальные ресурсы, ответственные, составлен график.

Наступила пятница. Неудобно, конечно, было тащить концертный музыкальный центр на дачу, но чего не сделаешь для общественной пользы. Как обычно, в восемь вечера любители тюремной романтики включили свою шарманку. Посланный разведчик Колька Гришин доложил, что машины супостатов, как всегда, брошены посредине дороги, сами же они, супостаты то есть, пьют, ругаются и собираются подпалить кучу сырых сорняков. В общем, все идет как всегда. Чтобы дать врагу еще один шанс, успокоить свою совесть и их бдительность, был выслан парламентер с предложением прекратить безобразие. В ответ парламентеру указали маршрут, но он туда не пошел, а вернулся к нам. Совесть наша была чиста. Мы ждали.

Ждать пришлось до половины третьего ночи - в два "музыка" стихла, через полчаса стал слышен храп. В качестве ответного оружия был выбран Вагнер, "Золото Рейна". Окна на даче Гурского были предусмотрительно открыты, дабы не побились стекла, сами же мы расположились на председательской даче, метрах в ста, дабы не пострадали барабанные перепонки. Было очень приятно наблюдать, как в окнах вражеского обиталища вспыхивает свет и как внутри мечутся темные силуэты.

Не успели еще Вотан и Локки прийти в гости к Альберихту, как к нам заявилась представительная делегация противника.

-- ...ХХХХ ХХХХ вы занимаетесь?

Лексикон наших новых соседей богатством не блистал. Чтобы не утруждать свои драгоценные голосовые связки, на свет божий был извлечен диктофон, с которым к ним в гости бегал наш посланник. И на который были записаны вполне определенные обороты великого и могучего. Каковые и были проиграны трем рассерженным пьяным мужикам. В драку они не полезли. Потому что нас было впятеро больше.

Поняв, что обычным методом от нас ничего не добиться, кто-то из них, наверное самый умный (или наименее пьяный), решил отключить электричество во всем кооперативе. Щас! Заранее предупрежденный сторож Петрович запер трансформаторную будку на устрашающего размера амбарный замок, к будке привязал своего пса по кличке Черный, обладателя весьма мрачных и нетрадиционных повадок, и надрался до бесчувствия с благословения председателя. Выключальщики в поисках вдохновения бросили в Черного несколько бревнышек, а тот, в ожидании, пока подвернется что-либо более подходящее, разгрыз все эти бревнышки в труху. Посрамленные меломаны убрались восвояси.

Ночь прошла весело. Мы спали вахтами. А те, кто не спал, подкреплялись пищей духовной, а равно и телесной. Организмы в целом укреплялись шашлыком, жареными курами, всевозможными салатами. Мозги же укреплялись посредством свежих анекдотов, обсуждения гастролей Казахского оперного театра, обменом мнениями по поводу наилучших способов ловли судаков в дальней протоке и решением насущных дачных дел, благо председатель был налицо.

С первыми лучами рассвета вражеская команда повыползла на свежий воздух. Было видно, что в этот раз уже им пришлось обзавестись кругами под глазами и нежно-зеленым цветом лица.

Впрочем, наши новые соседи сдаваться не собирались. Чтобы продемонстрировать свой боевой дух, они занялись обычными дачными делами. Двое как лунатики бродили по участку с тяпками. За их ноги мы не волновались, так как у них хватило мозгов надеть кирзовые сапоги. Но вот с мытьем посуды у них возникли проблемы. Воду в этот день почему-то (хе-хе!) не включали. Воды в баке у них тоже не оказалось, потому что какая-то добрая душа ночью открыла кран.

Когда же одна из зеленых личностей, наверное наиболее мучившаяся от жажды, доковыляла до колонки с питьевой водой, то обнаружила, что насос извлечен из скважины и мирно сохнет на солнышке. Петрович, угрюмый после большой дозы самогона, порекомендовал сбегать в деревенский колодец (5 километров в одну сторону), а его оставить в покое.

Горе-дачники попытались найти утешение на пляже. Однако бухгалтерша заранее договорилась с деревенскими пастухами. Именно поэтому стадо разместилось в пятидесяти метрах от пляжа. Его сопровождал почетный эскорт, состоящий из туч слепней, мух-жигалок, а также мелкого неклассифицированного гнуса. Эти двукрылые кровососы обрадовались возможности внести разнообразие в свою диету. Так что из купания ничего не вышло. Все выступающее над водой немедленно покрывалось весело жужжащим ковром. И даже сбежать от такой напасти было весьма проблематично. Крутой, почти вертикальный склон... Двадцать пять метров вверх... Тропинка, обильно политая кем-то сразу после того, как враги общества прошествовали на пляж...

В пять часов искусанных, измазанных и взъерошенных людей навестил все тот же Петрович:

-- Вам нужно было электричество отключить? Приходил электрик, все обесточено. Можете делать, что вы там хотели.

Физиономия сторожа не располагала к той фразеологии, которой обычно пользовались любители отдыха на свежем воздухе.

-- Извините, видите ли, нам уже не надо выключать свет.

-- Это что же, выходит, я зря таскался в деревню?

Это был даже не намек.

-- Сколько?

-- Полтинник мне и стольник электрику.

Но это я забежал вперед. В то время пока невыспавшийся коллектив мыкался по кооперативу, мы не теряли времени даром. Кто-то из нас вел боевые действия против сорняков, которых в этот год было невообразимое количество. Двое укрепляли заборы. Еще двое на конеферме договаривались насчет органических удобрений. А к пяти часам стадо угнали в деревню, так что нашему купанию ничего не мешало. Вечером, в первый раз с весны, мы наслаждались тишиной. Недолго. Необходимо было выспаться перед продолжением боевых действий.

...В час ночи наши вновь обретенные соседи были разбужены истошным воплем Петровича. Вопль сопровождался оглушительным громыханием висячим замком по железной калитке.

-- Хозя-а-а-ва!!! Хо-зя-е-ва, дома есть кто или нет? Выходите, сами же просили!

Наконец, кто-то, уж не знаю кто, вышел.

-- В общем, я нашел электрика, щас свет буить, но с тебя еще пузырь.

Пузырь был выдан. Как только сторож удалился на безопасное расстояние, вновь, как и накануне, был включен музыкальный центр. На сей раз к нам в гости пришли все.

-- Мужики, в натуре, мы спать хотим!

-- Спите, кто вам не дает? Мы тут культурно отдыхаем, слушаем классику, между прочим.

-- Так какого ХХХ вы ее гоняете вон там, за три дома отсюда?

-- А что такого? Нам и тут неплохо слышно. Там достаточно громко, вы не волнуйтесь.

-- ХХ ХХХХ ХХХХ, наша-то дача совсем рядом с той, у нас стекла дребезжат!

-- А вы включайте это свое: "Сижу я, ХХХХХ, сижу, не за что меня посадили" - и все будет путем.

-- Так ночь на дворе.

-- Да что вы говорите? Неужто?

-- Мы будем жаловаться на шум.

-- Мы до вашего участка не касаемся, и вы к нам отстаньте.

-- Чего?

-- ХХХХХХХХ (в смысле, отстань), придурок!

-- Мы пойдем к председателю!

-- Сколько угодно, - это вылез из погреба сам председатель с малосольными огурчиками. - Мы себя ведем так же, как и вы, вот и проваливайте, и чтобы больше я вас здесь не видел.

Продолжая что-то там бурчать, супостаты убрались в свое гнездилище. Часа через два речь зашла о мусорной яме. Председатель сначала ругался, что в нее валят всякую траву, сучья и кусты.

-- А что если нам подпалить наши сорняки?

-- Совершенно не вижу, почему бы благородным донам не сжечь сорняки, - проявил председатель свое знакомство с творчеством Стругацких.

Сказано - сделано. Вскоре вражеская цитадель была затянута плотным облаком едкого дыма. Через полчаса кашляющая команда выбралась наружу и попыталась уехать. Но первая машина завязла в куче свежего конского навоза, начисто перегородившей проезд и незаметной за клубами дыма. Такая же куча отрезала путь к отступлению и с другой стороны.

Попытки выбраться через соседние участки также не увенчались успехом, поскольку оснащение заборов, отгораживающих смежные участки, пополнилось тремя рядами колючей проволоки, а за дальним забором расселся бультерьер по кличке Крокодил, зверюга пострашнее Черного.

Нет, мы выключили музыку в четыре часа. Правда, в пять часов было предложено опробовать охотничьи ружья перед началом охотничьего сезона...

Наказуемые все же утром пробрались через залежи благоухающей органики. Для этого им, правда, пришлось соорудить мостки. И в город им пришлось, как ни странно, добираться сначала пешком, а потом на общественном транспорте. По моему мнению, какого-то результата мы достигли. Во всяком случае, новые соседи пока, а может быть, и теперь, ведут себя на удивление тихо.

Максим ТЕРИН

Саратов

Комментарии
Комментариев пока нет