Другие статьи раздела:
Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Урожайная газета

"Ямайские" воробьи

10.07.2002

С Розовым дедом - садовым поливальщиком Рябинкиным -читатели "Урожайной газеты" знакомы с первого номера. Год назад мы опубликовали рассказ "Мышарики" собственного корреспондента "Челябинского рабочего" по югу области Анатолия Столярова.
Месяц назад у А. Столярова вышел сборник повестей "Мы живы, пацаны". В книгу вошли повести "Пацаны", "Розовый дед из-под бака", "Золотые окуни".

С Розовым дедом - садовым поливальщиком Рябинкиным -читатели "Урожайной газеты" знакомы с первого номера. Год назад мы опубликовали рассказ "Мышарики" собственного корреспондента "Челябинского рабочего" по югу области Анатолия Столярова.

Месяц назад у А. Столярова вышел сборник повестей "Мы живы, пацаны". В книгу вошли повести "Пацаны", "Розовый дед из-под бака", "Золотые окуни". Их персонажи - реальные люди, троичане.

Первая книга А. Столярова "Сема, Симочка" вышла в 1992 г. Для творческой манеры автора характерны тонкий психологический анализ, легкий стиль, ненавязчивость, определенность авторского отношения к своим героям.

Мы продолжаем знакомство наших читателей с героями Столярова.

-- Анатолий... Анатолий, - услышал я рядом громкий шепот.

Над кустом вишни торчала выгоревшая каракулевая фуражка.

-- Тебе чего? - также шепотом отозвался я и бросил тяпку.

-- Дуй сюды, - дед держал палец у губ, делал таинственные знаки. - Тута такие сказочные дела... такие дела происходют... Да вылезай ты, ясное море, по-быстрому!

С десяток метров я крался вслед за Розовым дедом в зарослях вишенника. Чтобы козырек не цеплялся за ветки, он развернул фуражку задом наперед и походил теперь на пацана, переставшего дышать и забравшегося в чужой сад. Напряженно глядели вперед васильковые его глазки, и большой розовый нос, как нос атомного ледокола, раздвигал лаковые темно-зеленые листья.

-- Вон, - сказал он, переводя дыхание, - смотри... вон там, на земляничной грядке...

По земляничной грядке скакали воробьи... Нет, не воробьи, какие-то странные птицы... Голубое подхвостье, голубые брюшки и лапки, будто бы в голубых тапочках.

-- Во, видал! - торжествующе шептал мне Розовый дед. - Миловидность какая! Может быть, они с Хфутболки какой забрели...

-- Откуда?

-- Ну это, не знаш совсем, а еще журналист называется... С Хфутболки, остров такой в море простирается. Хфидель Кастро еще рядом живет...

-- С Ямайки, что ли?

-- Самый аккурат угадал. С ней. Забрели сюды ягоды, черти, пожевать.

Странные птицы и впрямь промышляли ягоду. Нахально, совсем по-воробьиному, прыгали они по грядке, переворачивали тройчатые листья и явно выбирали землянику поспелее.

-- Слушай, - сказал я, - так это же воробьи.

-- Скажешь тоже, - возразил дед и бросил в рот горстку вишен. - А чево они тогда голубые?

Я неосторожно шевельнул веткой, и странные птицы с громким чириканьем взлетели на мою баню.

-- Все понятно, - сказал я. - Идем.

-- Чево понятно? Чево понятно? - припрыгивал за мною дед Рябинкин, шелуша гороховые стручки. - Нет, вы гляньте на него! Ему все понятно! А может, это взаправду не нашенские воробьи, а эти... хфут... ямайские залетели.

-- Ягодки пожевать?

-- Ага...

Я подвел деда к бане и показал пальцем вверх:

-- Видишь?

-- Чево? Баню-то?

-- Нет. Голубые карнизы. А в них дыры насверлены для воробьев...

-- Та-а-к, - дед озадаченно почесал розовый нос, перемазанный вишней. - Ну и...

Круглые его глазки вдруг брызнули голубыми лучиками, он хлопнул себя по бокам, захохотал восторженно и счастливо:

-- Значитца, ты тово... покрасил карниз... А они тово... Не ждут, когда просохнет... туда-сюда, туда-сюда по делам своим птичьим. С маху, с лету - шасть! Пузечками, хвостишками и пяточками мозолистыми - в краску голубую! Вон как карниз угваздали! Ха-ха-ха! Вот тебе и воробышки с Ямайки! Ха-ха-ха!!!

Об авторе

Анатолий Васильевич Столяров родился в 1942 году в Челябинске, в семье инженера-строителя. В 1955 году отец едет строить Троицкую ГРЭС, в Троицк перебирается и вся семья. С отличием окончил факультет ДПА (ныне аэрокосмический) Челябинского политехнического института. Работал в Государственном ракетном центре, в "Уралэлектросетьстрое", исколесил всю страну. Все, что встречалось в пути, просилось на бумагу... Закономерно, что он пришел в газету. Сначала - заведующий отделом писем, культуры и быта в троицкой газете "Вперед", а с 1986 года и по сей день Анатолий Столяров - собкор "Челябинского рабочего", неоднократно публиковался и в "Урожайной газете". Его яркие материалы всегда вызывают большой интерес у читателей.

Комментарии
Комментариев пока нет