Другие статьи раздела:
Новости

Утром в субботу жители дома 13а по Краснопольскому проспекту пришли в ужас от окровавленных стен и выбитых дверей в подъезде.

Казах выпытывал у пермячки пин-код от отобранной банковской карты.

Страшное ДТП произошло накануне утром около поселка Усовский на заснеженной трассе.

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Установить вопиющий факт фальсификации сроков годности детского питания удалось в ходе прокурорской проверки.

Лечение девятилетней Насте оплатило государство и неравнодушные жители Перми.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Расценки по отделке ванной - подробное описание здесь.
Дешевый ремонт новостроек: варианты по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Урожайная газета

Трофим

10.10.2007

Эту поистине невероятную историю поведал мой знакомый Александр Николаевич (фамилию по его просьбе оставляю за рамками рассказа. - А.С.).

Кто в доме хозяин?
Он жил бобылем в маленьком уютном домике, что на одной из улиц Гончарки.

Эту поистине невероятную историю поведал мой знакомый Александр Николаевич (фамилию по его просьбе оставляю за рамками рассказа. - А.С.).

Кто в доме хозяин?

Он жил бобылем в маленьком уютном домике, что на одной из улиц Гончарки. Крохотный палисадник, а в нем чуть ли не до самой крыши непродираемая чаща "золотого шара" прячет окна с голубыми ставенками. Аккуратный дворик с угольником и дровяником на задах, в огороде фиолетово-белым цветет картошка да растет старая яблоня мичуринского сорта Апорт Бабушкина.

Дом чист и ухожен. В нем живут только двое - Александр Николаевич и его любимец кот Трофим - обыкновенный серо-полосатый кот неизвестной породы на высоких и сильных ногах.

Кто в доме хозяин? Я думаю, что Трофим. Когда Александр Николаевич на работе, кот сторожит дом, и никакая собака не смеет сунуть свой нос в подворотню. А уж в огороде караульщик - лучше не придумаешь! Хотя и делит их огород с соседским кривенький кособокий заборчик в сплошных дырьях, он, что крепостная стена, надежно защищает городище от набегов кочевников.

"Кочевники" - это соседские куры и утки, что всегда норовили проникнуть в первозданную зелень огорода Александра Николаевича.

Больше не норовят: после того как Трофим придушил селезня-увальня и куру-пеструшку, нахально пересекших границу.

Что было потом? Сосед-ский скандал и их нервические матерные речи. Александр Николаевич выслушал запальчивые тирады молча, а потом изрек, глядя в облака:

-- Господа соседи, вы грубо нарушили мой суверенитет, а потому покаяния я вам не приношу.

-- Жаловаться будем! - выкликнул кто-то робко, завороженный столь учеными словами.

-- Жалуйтесь, хоть в Верховный суд, хоть в Организацию Объединенных Наций. Суд примет решение в мою пользу.

Жаловаться соседи не стали ни в ООН, ни в Верховный суд, а нашли горбыли и заколотили наглухо все дыры в кривобоком заборе. И снова установился мир на этом клочке гончарской земли.

Любимое место Трофима - на высоком крылечке под навесом. Здесь он лежит в солнечном пятне, горделиво откинув бархатную голову, и презрительно взирает на жизнь, на происходящее.

А происходит вокруг многое. Вот воробьи решили подхарчиться из Трофимовой плошки. Нервное движение хвоста, а, и: воришки с базарными криками взлетают на крышу дровяника. Слышится осторожное "Кри-кри-крии:" Кот открывает один глаз: это сорока примостилась на поникшей тяжелой тарелке подсолнуха и, изогнувшись, ловко вытягивает снизу семя. Ну это уже слишком! Выстреливает серая пружина: сорока, с испугу теряя помет и перо, ввинчивается в вершину тополя.

"Бум:бумм:" Трофим недвижим, он знает, что это "бумкают" о забытое ведро яблоки. Ну и пусть себе бумкают: им пора падать, они уже созрели. "Вж-ии: вжж-ии:" Трофим и ухом не повел, закрывает глаза: это вздрогнул и отозвался на внезапный порыв ветра жестяной флюгер, что на коньке крыши. Все это полезные звуки, и пусть они себе звучат дальше. Ползет по крылечку солнечное пятно, ползет вслед за ним кот в кожаном ошейнике.

Александр Николаевич

Зачем коту ошейник, ведь истина - "кошки ходят сами по себе"?

Не всегда.

Александр Николаевич - мастер высокого класса. Он и механик, и сварщик, и электронщик, его часто посылают в длительные командировки. А как оставишь четвероногого друга, ведь ни за фунт табаку пропадет в одиночестве полосатый бедолага. Вот и привыкли они ездить всегда вдвоем. Для того Александр Николаевич приручил кота к ошейнику и легкому кожаному поводку.

Вышагивает уважаемый мастер, а рядом послушно семенит Трофим. Это до поезда. В поезде хозяин сажает кота в ящик с решеточкой наверху. Это чтобы соседей по купе не смущать и чтобы проводница вагона не привязывалась. Так и едут себе в командировку.

А в командировке живут оба в гостинице, Александр Николаевич кота на поводке выгуливает, а потом его в своем номере до конца рабочего дня на ключ запирает. И никто ни на кого не в обиде. Так привыкли.

Однажды в Новосибирске Александр Николаевич долго задержался на работе, она была очень сложной и выматывала нервы. По дороге в гостиницу зашел в магазин, купил городскую булку, кефиру и батон любимой Трофимовой колбасы.

В номере кота не было, не было ни на кровати, ни под ней, ни на шифоньере. Кинулся к администратору гостиницы, а тот смущенно руками разводит, дескать, мы здесь ни при чем, за котами следить не обязаны. Потом, правда, версию высказал, что горничная во время уборки номера дверь не прикрыла:

Ночь и день искал Александр Николаевич кота, ночь и день, а потом затосковал, да так, что перестал ходить на работу. Встревоженные заказчики, прознав его беду, привезли ему в номер несколько самых породистых котов: лишь бы работу закончил мастер. А он ни в какую! Выгнал всех, но работу закончил.

Домой!

Он вернулся в Троицк в конце августа, почти через четыре месяца с начала той роковой для него командировки. Александр Николаевич шел по Гончарке. Отяжелевшие рябины клонили рубиновые гроздья, шалый ветер жестяно шевелил старую призаборную крапиву, уличные собаки, узнавая его, здоровались с ним, вяло помахивая хвостами.

Он отодвинул приворотный засов, шагнул по заросшей лебедой дорожке и вдруг... толчок в спину, и мягкий воротник лег вокруг его шеи.

-- Трофим!!!

Трофима было не узнать: редкая порыжевшая шерсть, вместо хвоста - неровный обрубок, рваные в шрамах уши, но ноги так же остались высокими и сильными, да все тот поистершийся кожаный ошейник с обрывком поводка.

Я не буду описывать радость их удивительной встречи, вечером Александр Николаевич позвал меня к себе.

В печи, потрескивая, горели поленья, легкий дымок потихоньку вытеснял запах заброшенного жилья.

-- Здорово, Трофим!

Кот не шевельнул рваным своим ухом, он лишь приподнял одно веко: "А, это ты?" : и еще плотнее обвил шею хозяина меховым кольцом.

Трофим замертво спал, а мы с Александром Николаевичем изучали карту России и все дивились: как это: как это одинокому коту удалось пройти Сибирь, преодолеть ее великие реки, чтобы добраться до Троицка?

-- Тяга родного дома, - подытожил Александр Николаевич, - великая тяга маленького преданного сердца.

Печь густо дышала теплом, за окошками отцветали заросли "золотого шара", а Трофим, наверное, видел во сне пережитое, подергивал лапами, шевелил обрубком хвоста, и его храп, мне кажется, слышала вся засыпающая в ночи Гончарка.

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет