Другие статьи раздела:
Новости

Таков итог столкновения двух легковых автомобилей прямо на пешеходном переходе.

На борту самолета находилось 42 пассажира и 5 членов экипажа.

Руководство сети магазинов "Виват" отблагодарило пермяков Владимира Кузнецова и  Вячеслава Полыгалова, защитивших кассира от вооруженного налетчика.

Треть жителей Кубани - под угрозой профессионального выгорания.

Хрюшки полегли в Красногвардейском селе.

Познавательную игру посвятили двум темам – родному заводу и космосу.

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Урожайная газета

Бывальщина

15.08.2001
Представляем вашему  вниманию подборку зарисовок известного южноуральского литератора Николая Годины

Для науки
Ученая женщина и штатный метеоролог Таисия Львовна по три раза в день бегает за наши огороды, где опоясанное пряслицем на какой-нибудь сотне квадратных метров съючено все ее хозяйство: дождемер в виде цинкового подойника на падающем столбе, щелястая метеорологическая будка, побеленная глиной из Саманных ям, грядка с воткнутыми в землю термометрами. Да еще болтается туда-сюда на худосочной жердине ржавый флюгер.
Таисия Львовна ведет наблюдения за пролетными облаками, переменчивым ветром, сухими и мокрыми осадками. Делает свое дело старательно и с достоинством. Иной раз вымокнет вся, ползая на брюхе вокруг снегомера, близоруко разглядывая цифру.

Представляем вашему вниманию подборку зарисовок известного южноуральского литератора Николая Годины

Для науки

Ученая женщина и штатный метеоролог Таисия Львовна по три раза в день бегает за наши огороды, где опоясанное пряслицем на какой-нибудь сотне квадратных метров съючено все ее хозяйство: дождемер в виде цинкового подойника на падающем столбе, щелястая метеорологическая будка, побеленная глиной из Саманных ям, грядка с воткнутыми в землю термометрами. Да еще болтается туда-сюда на худосочной жердине ржавый флюгер.

Таисия Львовна ведет наблюдения за пролетными облаками, переменчивым ветром, сухими и мокрыми осадками. Делает свое дело старательно и с достоинством. Иной раз вымокнет вся, ползая на брюхе вокруг снегомера, близоруко разглядывая цифру. Зато на вопрос озабоченной Ебожихи уверенно скажет:

-- Завтра, бабушка, будет дождь.

-- Откуда ты знашь?

-- Нынче видела покойника во сне, а покойник - к дождю!

-- Зачем же тогда ложиться на снег животом? - интеллигентно пытает себя непонятливый Корней Иванович Чуковский.

-- Как зачем? - подсказываю. - Для науки.

Успел - не успел

Мы стояли в тамбуре, когда перед самым носом у бегущего по шпалам с оттопыренным брюхом мужика в тельняшке закрылась дверь.

Электричка пошла, а мужик все бежал рядом и кулаком наотмашь колотил бесчувственное железо.

Вдруг электричка как бы одумалась, сжалилась и плавно тормознула. Дверь с пшиком раскрылась-закрылась. Упыханный мужик шустро впрыгнул в тамбур, перебежал к противоположной двери, навалился спиной и, приседая, распялил рот: "Фу-у! Успел, кажется".

Электричка резко сдернулась с места. Противоположная дверь открылась, мужик спиной вперед, как водолаз, выпал.

Дверь с таким же пшиком закрылась, и мы, наконец-то, поехали.

Кому повезет

Саламыков, распинывая снег, преследовал зайца. Угрелся, ноги заплетались, отказывала дыхалка.

Зверь повострей, натренированней, потому и беготливей. Отмахав метров сто, обопнулся под упасливым кустиком и, закинув уши за спину, снова с подпрыгом вырвался вперед.

Вгорячах пальнула берданка. Застращанный, но ускольчивый беглец, будто внарок изводил мужика, который был на издохе. Сперва выхлестало всего, как с похмелья. Обнесло голову, оглушило акафистным пением.

Нежданно рассторонился березняк и косой засуетился перед глухой огорожей Булановского лесхоза.

"Ну, теперь труба тебе", - сочувственно подумал Саламыков.

Однако заяц действительно обнаружил поливную трубу и схоронился в ней.

Саламыков долго гремел железом, но вытурить лопоухого не смог. Нервно клацнул затвором, а стрелять передумал: "Все равно не достать". Позвал сторожа с инструментом. Вдвоем раскрутили первый стык. Заяц углубился. Отвинтили второй. Тот ворошнулся, но не вылез. Надели мешок на конец трубы, взялись за третий стык. И тут у труса случился жим-жим. Выскочил и попался.

Саламыков выплюнул окурок, заблажил: "Да на кой-от он сдался мне, живой-то куян!"

Договорились так. Сторож отойдет на выстрел и вытряхнет бедолагу из мешка. А там уж кому повезет...

Комментарии
Комментариев пока нет