Другие статьи раздела:
Новости

Возгорание в заведении общепита произошло утром в субботу.

Девятнадцатиместный двухмоторный лайнер успешно приземлился в аэропорту Большое Савино.

Движение транспорта затруднено в обе стороны.

Покупатель лишился 449 тысяч рублей.

Полицейские подозревают, что 23-летний мужчина в течение месяца крал имущество у владельцев отечественных машин.

Юноша, живой и здоровый, возвращен родителям.

Преступление стражи порядка раскрыли по горячим следам.

Разбойники нападали на водителей на трассе Челябинск-Екатеринбург.

В апреле 2016 года гастарбайтеры совершили жестокое убийство 66-летнего мужчины.

По информации Следственного комитета, извращенец совершил в отношении девочек 18 преступных деяний.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Урожайная газета

"Поручик Голицын"

16.02.2005

Так, и никак не иначе, звали Колю Копытина за то, что в его маленьком двухэтажном садовом домике, больше похожем на скворечник, едва ли не все лето гремела эта песня.
Утро открывали сочными переливчатыми свистами золотисто-желтые иволги в высоченных верхушках старых берез. Коля немедленно вставал, опрокидывал на себя ведро ледяной воды из колодца и включал во всю моченьку переносной магнитофон:
Четвертые сутки пылают
станицы,
Потеет дождями донская
земля:
Иволги сконфуженно замолкали, и только воробьи, привыкшие к этому музыкальному разбою, сыпались, словно горох, на асфальтовый клочок перед домом, похожим на скворечник, на щедрую трапезу - остатки завтрака Коли Копытина.
Песня, усиленная звуковыми колонками, снова да ладом звучала угрожающе, Коля иногда подпевал в микрофон красивым хриповатым голосом:
Над Доном угрюмым идем
эскадроном,
На бой вдохновляет
Россия-страна:
Садоводы помалкивали, связываться с "Поручиком Голицыным" никому не хотелось, да и некогда было связываться с ним: забодали к чертям засушливое лето, борьба с плодожоркой и кустарниковой тлей.
- Нет, Анатолий, - сказал мне однажды дед Рябинкин, - сколько можно терпеть Соловья-разбойника, ему, видите ли, все время "патроны подавай".

Так, и никак не иначе, звали Колю Копытина за то, что в его маленьком двухэтажном садовом домике, больше похожем на скворечник, едва ли не все лето гремела эта песня.

Утро открывали сочными переливчатыми свистами золотисто-желтые иволги в высоченных верхушках старых берез. Коля немедленно вставал, опрокидывал на себя ведро ледяной воды из колодца и включал во всю моченьку переносной магнитофон:

Четвертые сутки пылают

станицы,

Потеет дождями донская

земля:

Иволги сконфуженно замолкали, и только воробьи, привыкшие к этому музыкальному разбою, сыпались, словно горох, на асфальтовый клочок перед домом, похожим на скворечник, на щедрую трапезу - остатки завтрака Коли Копытина.

Песня, усиленная звуковыми колонками, снова да ладом звучала угрожающе, Коля иногда подпевал в микрофон красивым хриповатым голосом:

Над Доном угрюмым идем

эскадроном,

На бой вдохновляет

Россия-страна:

Садоводы помалкивали, связываться с "Поручиком Голицыным" никому не хотелось, да и некогда было связываться с ним: забодали к чертям засушливое лето, борьба с плодожоркой и кустарниковой тлей.

-- Нет, Анатолий, - сказал мне однажды дед Рябинкин, - сколько можно терпеть Соловья-разбойника, ему, видите ли, все время "патроны подавай". Пойду и дам прикурить этому самому "Голицыну".

Он ушел. И вот диво-то: спустя короткое время "Поручик Голицын" смолк, будто ему разом вырвали его хрипящее страдающее горло. Деда не было час, два: Обеспокоенный, я пришел к "скворечнику" Коли Копытина, поднялся на второй его этаж, в тесную каморку "Поручика Голицына".

В ней было сумрачно и накурено так, хоть топор вешай. "Соловей-разбойник"-Коля, пчеловод Семенчук, садовод-табаковод Копейкин и дед Рябинкин лежали на раскладушках и дружно смолили Копейкин медовый самосад. Мирно горели разноцветные огоньки Колиного могучего магнитофона, на столе стояли трехлитровая банка Семенчуковой медовухи и корзина с моими яблоками "апорт". Мужики говорили.

-- А ты знаешь, Анатолий, - сказал "Поручик Голицын" и плеснул мне в граненый стакан янтарной медовухи. - Нет, я вовсе не белогвардеец, я токарь-расточник дизельного завода. Но вот услышу песню про Голицына, душа кровью обольется. Ведь за свою Родину они воевали. Какие это были люди: выучка, офицерская честь и:

-- И бабку мою беременную в двадцатом году до смерти на дворе запороли, что посмела приютить обезноженного красноармейца, - мрачно вставил Копейкин и выдохнул в потолок особенно густое сине-серое облако дыма.

-- Мутное было время, поганое, - вмешался Семенчук, - брат брата воевал:

-- Все равно, Николай, к чертям тебя и твоего этого: Голицына. Он же, собака, всем садоводам плешь переел! - задиристо сказал Рябинкин.

Мужики заспорили жарко. напористо, у каждого была своя правда.

Я поставил в Колин магнитофон кассету с записью песен Анны Герман и пошел восвояси. Густели, наливаясь синькой, сумерки.

Покроется небо пылинками

звезд,

И выгнутся ветви упруго:

Голос певицы чисто и нежно звучал над притихшими влажными садами, пахло укропом и огуречной ботвой, а небо покрывалось звездной пылью, и в ее слабом сиянии я явственно различал выгнутые плодами ветви яблонь.

А ночью меня разбудили слова о поручике Голицыне. Песню не в лад горланили Копейкин, дед и Семенчук. Они ввалились в мой садовый дом и принялись пить с медом и сотами остывший чай из самовара. Они не спорили, вместе и наперебой уговаривали меня.

-- Нет, Анатолий, надо понять этих людей, ведь они о Родине думали, ты только послушай, какие душевные слова:

Ах, русское солнце,

великое солнце,

Корабль-император

застыл, как стрела.

Поручик Голицын, а может,

вернемся,

Зачем нам, поручик, чужая

земля?

На другой день песня про поручика вновь гремела над садами: из дома-скворечника Коли Копытина и из дедова садового домика, сколоченного из картона и фанеры и больше похожего на коробку от папирос, изнутри обклеенную плакатами ДОСААФ.

-- Нате вам, - растерянно сказала, уперев руки в бока, которых не было, садовод и старшая медицинская сестра городской больница Каблукова, - еще один Голицын объявился!

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет