Другие статьи раздела:
Новости

Хозяин агрессивной собаки невозмутимо заявил пострадавшему пенсионеру, что он сам виноват и покинул место происшествия.

13-летняя девочка погибла, ударившись о козырек подъезда.

Утром в субботу жители дома 13а по Краснопольскому проспекту пришли в ужас от окровавленных стен и выбитых дверей в подъезде.

Казах выпытывал у пермячки пин-код от отобранной банковской карты.

Страшное ДТП произошло накануне утром около поселка Усовский на заснеженной трассе.

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Урожайная газета

При чем "мириканцы"?

17.12.2008


Целую неделю я не виделся с Рябинкиным. По телефону он отвечал скупо и как-то растерянно.

--  Как дела?

--  Как сажа бела.

И все. Разговор не клеился.

Целую неделю я не виделся с Рябинкиным. По телефону он отвечал скупо и как-то растерянно.

-- Как дела?

-- Как сажа бела.

И все. Разговор не клеился.

Уж не обидел ли я его чем? Не припомню, мы не ссорились.

Зашел к нему сам.

-- Сердит, ужасть как... бабник-то мой, - встретила меня на пороге Евдокия Андреевна.

-- Бабник? Какой бабник? - растерялся я.

-- Да вон он, в комнате сидит, рожу свою бесстыжею газеткой прикрывает, - Евдокия Андреевна прыснула в кулачок.

Дед королем сидел в высоком кресле и читал газету, лица не было видно, лишь торчала над ней розовая плешь с клочками седых волос.

-- О чем пишут? - спросил я вместо приветствия.

-- Да, понимаш ли, Анатолий, курс энтого доллара все плюхается, а мириканцы, разрази их к чертям, все в Ирак арабский своих солдат пихают...

На дедову башку села муха, деловито почесала лапки, головку и побежала по лысине.

Хлесть! Рябинкин прихлопнул ее ладошкой, газета упала и... я не узнал деда. Нет, вроде бы узнал, один глаз - круглый, васильковый, - дедов глаз, другой - совсем не его, страшный, черный, дьявольский, смотрел как будто на меня и как будто мимо, под ним расцветали разноцветные полукружья.

Евдокия Андреевна рассмеялась:

-- Ну, гуляка бедовый, признайся, за дело получил? Рябинкин в сердцах скомкал газету:

-- Читать нечего: одни мириканцы дерутся и дерутся, язвить их, словно и солнце завтра без энтого не встанет.

Он отвернулся к окну, замолчал тяжело и глухо.

-- При чем тут мириканцы, - опять встряла Евдокия Андреевна, - коли тебя за дело звезданула наша русская баба?

-- Ев-до-кияя! - грозно сверкнул на жену дьявольским глазом дед.

Евдокия Андреевна убежала на кухню ставить чайник и там сквозь стук и бряк чашек все приговаривала негромко:

-- Ладно, фингал заработал, но мириканцы-то причем?

Я тоже стал смотреть в окно. Там вповальную дрались воробьи. Дед следил за битвой и мертво молчал, я - тоже: знал, дай срок, Рябинкин сам все расскажет. Так оно и вышло.

-- Ты понимаш, Анатолий, еду я в автобусе N 1. Чинно, благородно, даже одной старушенции место уступил. Едем, значитца, а передо мной баба... то есть дама в узорчатой длинной шали стоит - статная, бла-ародная, в плепорции, словом, куда ни глянь на нее - всюду красота. На остановке "Академия" студенты поднаперли и меня к энтой бабе-даме вплотную прижали, да так, что носом своим рубильником я ей под мышку устроился - ни чихнуть, ни вздохнуть. Когда студентов малость порассеялось, чувствую, кто-то тянет меня за штаны. Глядь, а энта красивая женщина - где ее ни тронь, везде у нее огонь - меня своей шалью за ширинку уцепила и тянет к выходу, зараза. Чуть, было, присел я, чтобы отцепиться от энтой холеры: пнули крепко меня в зад:

-- Ты чего, старикан, к женщине пристаешь?

-- Да нет, говорю, гражданин уважаемый, энто не я к ней пристаю, а она ко мне пристала, как раз от оков ее и хочу освободиться.

А тут, понимаш ли, остановка "Базар". Ломанулась к двери моя красивая баба-дама, ровно слон, дорогу проминая, а я за ней, как сучий кобель на драной веревке волочусь. В дверях ору уже:

-- Притормозите, дамочка, я ширинку расстегну, а то вы меня таким макаром на улицу вытягнете!

Обернулась моя красивая, а я в ней вдруг волчицу увидал. Кее-ек двинет мне в рожу сапожищем и ушла, холера ей в бок, а у меня на ширинке только кусок своей узорчатой шали оставила...

На кухне, утирая слезы, смеялась Евдокия Андреевна и готовила примочку травы-бодяги.

Дед мирно покосился на нее своим дьявольским глазом и сказал, будто отпуская грехи безбожнику:

-- Лады, пусть ее... А мне в трактологии сказали: "Говори спасибо, дед, а то ведь с таким лошадиным ударом вынесла бы она напрочь все, что есть у тебя под каракулевой фуражкой..."

Анатолий Столяров,

член союза

писателей России

Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет