Другие статьи раздела:
Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Урожайная газета

Приспичило...

20.05.2009


За два часа до конца работы я подошел к начальнику отдела. Он посмотрел на мою сияющую физиономию, сердито перевел глаза в бумаги.

--  Сапоги-то купил?

Я развязал рюкзак. Он долго рассматривал сапоги, ощупывал, мял, потом, скинув туфли, примерил. Сапоги были отличные: настоящие охотничьи болотники, черные, они жирно блестели и остро пахли новой резиной.

За два часа до конца работы я подошел к начальнику отдела. Он посмотрел на мою сияющую физиономию, сердито перевел глаза в бумаги.

-- Сапоги-то купил?

Я развязал рюкзак. Он долго рассматривал сапоги, ощупывал, мял, потом, скинув туфли, примерил. Сапоги были отличные: настоящие охотничьи болотники, черные, они жирно блестели и остро пахли новой резиной.

Начальник прошелся в сапогах по кабинету, завистливо вздохнул:

-- А ко мне черти гостей принесли. Сиди вот теперь с ними и изображай на роже радость сквозь слезы...

Он переобулся и обреченно сказал:

-- Ладно, жми на свою охоту.

Я вылетел из кабинета на крыльях.

Целый месяц мы с начальником готовились к открытию охоты: рубили пыжи, набивали патроны, а заветное озеро у деревни Кубышки видели по очереди во сне. Я на секунду представил, что сейчас творилось в душе моего шефа... Но предстоящее мигом вытеснило эту погребальную картину. Мой мотоцикл с утра поблескивал на автомобильной стоянке. Шлем на голову, рывок рычагом стартера, и спидометр уже отсчитывает первые сотни метров пути.

Через час я уже подъезжал к Кубышке, чистенькой деревеньке с аккуратными домиками в тополях. Прямая накатанная дорога проходила по главной улице и сбегала к озеру, где женщины полоскали белье и гнездились дикие утки.

Не доезжая метров триста до первых строений, я заглушил мотор и вытащил бинокль.

Так и есть: на самом въезде привычно дежурила собачья свора - гроза всем чужакам, кто пытался попасть в Кубышку на мотоцикле или мопеде. В окуляры я ясно различил разномастных разбойников, высоких на ногах, поджарых и неутомимых в погоне - истинно зверогонную стаю. Проскочить напрямую было бесполезным занятием: мне раньше приходилось видеть, как это делали другие. Мотоциклисты, как ошпаренные, носились по деревне, пытаясь оторваться от наседавших разъяренных преследователей, но деревенские собаки, отлично зная кратчайшие пути, безошибочно выходили наперерез, и смельчак, вконец ошалевший от дьявольской гонки, от воплей кур, гусей и баб, угонял в открытое поле, совсем в другую сторону от озера.

Я не стал испытывать судьбу и сразу съехал на тропинку, по которой вокруг деревни через высохшее кочкастое болото можно было незаметно пробраться к озеру.

"Прорвемся, - ободрял я себя, - пусть дураки лезут напролом. А с меня довольно сапога разодранного одним из псов в прошлом году!"

Я с опаской выбирал дорогу между кочек, поросших камышом, и уже ликовал в душе, что мне так ловко удалось одурачить "мотогонную" стаю, когда прямо на середке болота вдруг увидел ее, она шла мне навстречу - вся целиком, безмолвно и страшно, след в след, как ходят волки.

"Все, - обреченно подумал я, - ни развернуться, чтобы дать деру, ни успеть собрать ружье. Сейчас они начнут... Вначале кончат меня, потом разорвут мотоцикл".

Мне стало жаль себя, жалко сапоги, за которыми охотился в магазинах все лето. Противная истома подкатила к сердцу и... похолодели уши. И вдруг, сам не ожидая того, я гаркнул бешено и с вызовом.

-- Га-аав!

Собаки остановились, как вкопанные, в их разноцветных глазах вспыхнул страх. Я бросил мотоцикл, встал на четвереньки и снова:

-- Гг-гаавв!

Собаки попятились... и в следующий миг уже бежали прочь, повизгивая и подвывая от ужаса.

-- Еще посмотрим, кто кого укусит! - кричал я им вслед. Садясь в седло, подумал: "А ведь, действительно, приспичит, и еще как залаешь!"

Анатолий Столяров,

член Союза писателей РФ Троицк

Комментарии
Комментариев пока нет