Новости

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Граница на замке

29.05.2012
28 мая житель Кыштыма Николай Серышев отмечает двойной праздник - свой день рождения и День пограничника. Два с половиной года он охранял рубежи нашей родины и около 27 лет - правопорядок внутри страны.

Виктор Рискин

Кыштым

По стопам отца

--  Когда я прибыл в Даурский погранотряд, что в Забайкалье, сразу отписал отцу, где именно нахожусь. Оказалось, он служил в тех же краях - в городе Отпоре, как раньше назывался Забайкальск. Мой младший брат Евгений также носил зеленую фуражку, но уже в Восточно-Казахстанской области.

28 мая житель Кыштыма Николай Серышев отмечает двойной праздник - свой день рождения и День пограничника. Два с половиной года он охранял рубежи нашей родины и около 27 лет - правопорядок внутри страны.

Виктор Рискин

Кыштым

По стопам отца

-- Когда я прибыл в Даурский погранотряд, что в Забайкалье, сразу отписал отцу, где именно нахожусь. Оказалось, он служил в тех же краях - в городе Отпоре, как раньше назывался Забайкальск. Мой младший брат Евгений также носил зеленую фуражку, но уже в Восточно-Казахстанской области.

Даурия - место драматическое. В годы Гражданской войны здесь злодействовал атаман Семенов. В нескольких километрах от погранотряда стоит обелиск. Им увековечена память о 3000 красноармейцев, расстрелянных семеновцами.

Гримаса истории: Даурский погранотряд занимал помещение, в котором когда-то квартировал атаман Семенов. Рота связи, к которой был приписан Серышев, размещалась в подвалах белогвардейской контрразведки.

Но были и куда более приятные совпадения. Вместе с Серышевым на время трехмесячной учебы в одно отделение попали 11 кыштымцев.

-- Это Валерий Лезин, - называет имена земляков Николай Леонидович, - который ныне работает заместителем директора радиозавода по АХЧ, Сергей Кобзарь с Тайгинки, Гена Князевич, Саша Челпанов: Всех нас после учебки разбросали по различным участкам границы. Меня оставили в отряде.

Застава, в ружье!

Оставили не случайно. Во-первых, у парня рабочая закалка: с 15 лет стоял он за фрезерным станком на радиозаводе. Во-вторых, отменное чувство ритма. Второе качество пригодилось особенно.

-- Помню, пришел в класс командир роты связи капитан Анатолий Дулепов, - рассказывает Николай Леонидович, - карандашом отбил по столу азбуку Морзе. Вызывал каждого и просил повторить. А я увлекался гитарой, поэтому запомнить несложный труда не составило.

И наступили будни, если можно так назвать боевые дежурства на телефонной станции. Там были сконцентрированы воедино все телефоны отрядов и застав на стыке трех границ - китайской, монгольской и советской. Самое пристальное внимание, конечно, было к китайской. Ведь тогда прошла всего пара лет после военного конфликта на острове Даманском. Но недавние и в дальнейшем пытались прорваться на нашу территорию, провокации не прекращались.

Однажды погранотряд был поднят по тревоге. Грузовик, битком набитый китайскими солдатами, пробил шлагбаум нейтральной полосы и устремился в нашу сторону. В это время на посту находился Серышев. Не заглядывая в справочники, он молниеносно набирал заученные наизусть телефоны командиров застав и высших начальников в Москве. В считанные минуты с его подачи в ружье поднялось до полутора тысяч бойцов. К счастью, обошлось без крови: китайский грузовик, не долетев до второго пограничного заграждения, развернулся и подался восвояси.

Без дедовщины

Серьезная обстановка и ответственность за сохранность рубежей - плохая почва для возникновения так называемой дедовщины.

-- Имелись и другие причины, по которым неуставным отношениям на границе было не место, - вспоминает Николай Леонидович. - Среди наших командиров были офицеры, прошедшие Великую Отечественную. Их уважали, и они заботились о солдатах как истинные отцы-командиры. Например, ночевали с нами в одной казарме. В таких условиях никакой не устроит салагам разборку ночью в туалете. Другая причина заключалась в том, что на границе все при боевом оружии. Даже я, закрытый в комнате связи, с сотрудниками КГБ в соседних кабинетах, имел при себе автомат с запасным рожком. А уж на заставе тем более. Как может обидеть молодого, если завтра им заступать в наряд, где старший пойдет впереди, а младший - сзади? Был в соседней части случай, когда сослуживец отобрал у своего товарища книгу, которую тот читал. Мелочь? Однако реакцией стала автоматная очередь...

Было еще одно качество, без которого солдат - не солдат. Это, конечно, патриотизм.

-- А как иначе можно было бы вынести порой невыносимые погодные условия Даурии? - сам себя спрашивает Николай Леонидович. - Вокруг одни сопки и никакого жилья. Вода привозная. Круглый год пронизывающие ветра, зимой крепким морозом, причем без снега. Тот же ветер приносил массу мелких камней. Валенки стирались за пару дней. Не зря же среди погранцов гуляла присказка: (Магочи и Билитуй - отдаленные поселки в пограничной зоне). Некомфортную погоду дополняли нехватка кислорода и повышенный уровень радиации: неподалеку под городом Краснокаменском находились урановые рудники. С трудностями помогало справляться лишь осознание того, что нам доверили прикрывать границы родной страны:

Так-то оно так, но патриотизм в таких условиях должен быть замешан еще и на природной закалке.

-- Согласен, - кивает головой Серышев. - Не случайно же, как я уже говорил, в отделении из одиннадцати человек все были кыштымцами. Призыв в Даурский погранотряд шел в основном из Челябинска, Свердловска, Кирова, Тамбова и местных - из Читы, Бурятии. Как-то забросили туда москвичей... Туго пришлось столичным парням.

Служба продолжается

Демобилизовался мой собеседник спустя два с половиной года. Лишние шесть месяцев отслужил потому, что тогда в запас отпускали лишь после того, как солдат подготавливал себе надежную замену. Замок на границе всегда должен быть крепким!

-- Пригодилась ли вам впоследствии навыки, полученные во время службы на границе?

-- После армии я был всего один месяц, - ответил Серышев. - Как только начальник линейного пункта милиции станции Кыштым Геннадий Иванович Кулемин (дай Бог ему доброго здоровья!) узнал о моей демобилизации, позвал меня в транспортную милицию.

Долгих раздумий у Николая не было. Что такое железная дорога, он знал: в ее подразделениях работали мать и отец. Ему же оставалось, как и на границе, охранять покой и порядок на магистрали.

Правда, в отличие от границы, здесь нарушений было куда больше. Пассажиров электричек грабили бандиты с цепями от пил . Товарняки и контейнеры все - от местных подростков до организованных преступных групп. Одну из таких группировок пришлось брать Серышеву с товарищами.

-- Мы вошли в квартиру, а там человек шесть. Пьяные, с железными прутьями. Один кинулся на меня.

Вот где пригодились отточенные на границе приемы боевого самбо, дзюдо и рукопашного боя: удар в грудь сшиб налетчика с ног.

С должности начальника штаба, заместителя начальника кыштымского ГОВД наш герой в звании подполковника. Но и сегодня он на посту: руководит отделом по мобилизационной работе и бронированию граждан, пребывающих в запасе. А это значит, что граница, где бы она ни пролегала, по-прежнему на крепком замке.

:Сегодня (как, впрочем, и прежде) Николай Леонидович не станет примерять зеленую фуражку (к тому же он ее куда-то задевал) и не пойдет на площадь. Просто сядет за стол с таким же бывшим пограничником - 84-летним отцом. Первый тост они поднимут за день рождения. Второй - за товарищей, с которыми служили. И разумеется, за тех, кто сейчас охраняет рубежи нашей Родины. А потом Серышев-младший возьмет гитару и речитативом произнесет несколько строчек из незамысловатой, но проникновенной песни: .

Комментарии
Комментариев пока нет