Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Во мраке оккупации

27.07.2012
Пришла война, и детство закончилось

Я родилась в 1934 году в городе Артемовске Донецкой области. Удивительная особенность нашего двора - дети рождались как по заказу сразу в нескольких семьях. Через 5-6 лет появлялось новое поколение. Нам доверяли коляски с младенцами, и мы гордо разъезжали по огромному двору. И вот эта пора счастливого детства оборвалась 22 июня. Принесли повестки, нашим мальчишкам было по 16-17 лет. (После войны домой вернулся только один - без ноги). Соседи собрались на нашем крыльце, поплакали. Я сидела на пороге, охваченная общим горем. Потом стала кричать: «Гитлер пришел! Гитлер… Гитлер плохой».

Война пришла в наш город надолго. Мне не было еще семи лет, а детство закончилось. Нашей семье предложили эвакуироваться. Папа работал на железной дороге, но он был болен. Уехать мы не смогли.

Моей обязанностью было хождение за хлебом. Приходилось очень рано вставать, чтобы занять очередь. Если опоздаешь, оставишь всю семью без хлеба. В очереди все перезнакомились. Я была самой маленькой, и за мной все следили - не дай бог потерять карточки…

В центре города немцы воздвигли виселицу, и нас сгоняли смотреть на казнь.

На площади было много эсэсовцев с собаками, они пинали нас злобно поближе к виселице, где уже висели четыре человека.

Людям не позволяли плакать. Ноги подкашивались от такого ужаса. Мы еле дошли до своего дома. Началась бомбежка: бомбили нас и немцы, и русские. А если бомбежка была днем, я вместе с мальчишками мчалась на место взрыва. Пахло отвратительно гарью, много было осколков. Бывало, что бомба не разрывалась. В центре города у городского сада в разгар войны такая хвостатая бомба, не разорвавшись, торчала из земли очень долгое время - ее разрядили лишь после войны.

Жуткое зрелище появилось на окраине города: на месте огромного стадиона были вырыты окопы, обнесенные колючей проволокой, и захваченные в плен молодые русские воины находились под открытым небом без пищи и воды. Вдоль лагеря денно и нощно ходила охрана со злющими овчарками. Измученные раненые, полуживые люди просили еды. Весь город шел с кастрюлями к этому месту. Но приближаться к проволоке не разрешалось. Это была жуткая пытка.

Близилась зима. В квартирах было холодно. С 20 часов ввели комендантский час. Новая власть требовала соблюдать маскировку, сдать все радиоприемники и всем трудоспособным зарегистрироваться на бирже труда. Ночью во дворах появился патруль.

Немцы осмотрели нашу комнату и показали, чтобы мы освободили ее, там будет жить кинооператор Андрес, а мы четверо в маленькой кухне. Так в нашей комнате появился «домашний кинотеатр». Мы набрасывали белую простыню на шифоньер, приглашали соседей, все садились на пол, и Андрес показывал нам советские фильмы. Днем он выставлял на улицу мощный проигрыватель, и половина города слушала советские песни и марши.

Детвора нашла небольшое строение. Я хорошо лазила через заборы. И очень легко меня вовлекли в это опасное дело. Несколько дней мальчишки следили за передвижением немцев. К складу никто не подходил. Тогда они выставили одного наблюдателя, а двое стали в ручей и подсадили меня к самой крыше. Я легко спрыгнула на ящики. В них были ручные гранаты и лимонки. Мне дали команду: клади в сумку. Сумка поехала на веревке вверх, а меня втащили попозже. Операция закончилась без приключений.

Вторым квартирантом в нашей маленькой квартире был немец с добрым лицом. Его звали Вилли. Он был пекарем в госпитале. Приятное лицо, хороший характер, добрая улыбка. Мы жили голодно и у меня по всему телу пошли чирьи. Вилли принес из госпиталя мази и таблетки, жалел меня и всегда говорил маме, что у него дома «цвай киндер». Конечно, мы голодали, и квартирант приносил нам что-нибудь вкусненькое. Он так заботился о нас, что мама стала сомневаться, немец ли он?! Он просто был хорошим человеком. На новогодние праздники он пек пироги, приносил мне леденцы в прозрачном пакете.

В Артемовске фашистами был разработан план полного уничтожения евреев. 19 ноября 1941 года издается приказ - евреям зарегистрироваться в комендатуре и носить на правой руке белую повязку.

9 января 1942 года в 8 часов утра собраться у гестапо, иметь с собой багаж в 10 кг и запас продовольствия на 8 дней, сдать ключи от своих квартир с указанием точного адреса, а евреи, состоящие где-либо на работе, должны уволиться.

С утра к гестапо шли известные врачи, учителя, старики, женщины с малолетними детьми. Многих везли на тележках, саночках. Шли ни в чем не повинные люди. Горожане ничего не понимали. Некоторые люди думали, что их ждет переселение в другое место. Потом все вещи у них отняли, непокорных избивали дубинками. 9, 10 и 11 января 1942 года людям не давали ни воды, ни пищи. Крики, стоны были слышны в городе. Дети кричали: «Пить, пить». Жители города хотели помочь, бросали в окна комья снега, куски хлеба. Полицаи отгоняли.

А потом палачи приступили к казням обреченных. Плач, крики слышались всю ночь. Часть людей вывезли из подвалов в газовых душегубках в песчаные карьеры, других казнили в алебастровых разработках. Стариков заносили на руках в шахту - место казни. Свыше трех тысяч людей были загнаны в шахту живьем и замурованы. Долго оттуда слышались стоны, плач. Многие жители города, подвергаясь смертельной опасности, укрывали евреев.

Когда на нашей Владимирской улице шла процессия, мы, ребятня, выстроились у забора Дины Ены, нашей подруги, ее мама схватила еврейскую девочку и скрылась за калиткой. Был смертельный риск, всю оккупацию содержать ребенка в полуголодной семье, но никто не выдал эту тайну. Очень хотелось бы узнать судьбу Светы, Светочки, Светланы…

Когда наш город освободили от немцев, начались поиски пострадавших. Обследовались шахты алебастрового комбината, шурф шахты № 46. Когда пробили стену, увидели огромный подземный туннель, наполненный трупами. Тысячи трупов мумифицировались: сидят, полулежат, стоят на коленках, обнявшись стоят муж и жена, даже смерть не разлучила их, двое малышей в теплых пальтишках стоят на коленях, уткнувшись в дедушкины ноги, мать прижимала костлявыми руками грудного ребенка. Кругом бесформенные тела, пустые глазницы.

Убитые горем мы уходили с этой горы печали…

22 месяца фашистской оккупации стали трагедией для каждого жителя Артемовска. Город лежал в развалинах. Все предприятия - школы, больницы, электростанция, водопровод были разбиты и разграблены.

Эхо страшной трагедии еврейской общины Артемовска прозвучало в книге Ильи Эренбурга на всю страну («Люди, годы, жизнь»). Немцы вошли в наш город 31 сентября 1941 года. Чистый, уютный, зеленый город с населением 45 тысяч человек.

Всего гитлеровцами были убиты 15 тысяч горожан. 12 января 1999 года в Артемовске был открыт мемориал - скульптурное изображение женщины, символизирующее горе, страдание, скорбь.

Стену, куда вмонтирован мемориал, назвали «Стеной плача». С этой стены все время сочится вода. Нет! Это не вода, это слезы по безвинно погибшим…

Людмила Урда,
член Союза журналистов

Комментарии
(Немцы осмотрели нашу комнату и показали, чтобы мы освободили ее, там будет жить кинооператор Андрес, а мы четверо в маленькой кухне. Так в нашей комнате появился «домашний кинотеатр». Мы набрасывали белую простыню на шифоньер, приглашали соседей, все садились на пол, и Андрес показывал нам советские фильмы. Днем он выставлял на улицу мощный проигрыватель, и половина города слушала советские песни и марши.) Так вы сотрудничали с немцами?
Александр
29.07.2012 19:43:32
(Вторым квартирантом в нашей маленькой квартире был немец с добрым лицом. Его звали Вилли. Он был пекарем в госпитале. Приятное лицо, хороший характер, добрая улыбка. Мы жили голодно и у меня по всему телу пошли чирьи. Вилли принес из госпиталя мази и таблетки, жалел меня и всегда говорил маме, что у него дома «цвай киндер». Конечно, мы голодали, и квартирант приносил нам что-нибудь вкусненькое. Он так заботился о нас, что мама стала сомневаться, немец ли он?!) Ну, полный восторг!
Александр
29.07.2012 19:45:09
Стену, куда вмонтирован мемориал, назвали «Стеной плача». С этой стены все время сочится вода. Нет! Это не вода, это слезы евреев, а русским - поэтому самому.
Александр
29.07.2012 19:47:04