Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Контурная пластика подбородка на http://ekb.youdo.com/.
Ремонт iPhone стекло оригинал, быстро и недорого.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Из Голландии с любовью к танцу

08.08.2012
Второй год подряд в Челябинске проходит международная летняя лаборатория современного танца , и второй раз ее педагогом становится голландский хореограф, ученый, педагог и эксперт в области современного танца Джоан ван дер Маст.

Алина Казачихина

Челябинск

Вы уже немало пообщались с русскими танцорами на лабораториях этого и прошлого годов. Что можете сказать о их технике, стиле, подготовке?

В первую очередь, я хочу сказать, что это люди, которых я хочу учить. Они удивляют меня тем, насколько страстно хотят получать информацию. Видимо, в России очень трудно найти учителя, ведь это очень большая страна, где надо далеко ехать и много тратить на дорогу, чтобы чему-то научиться.

Второй год подряд в Челябинске проходит международная летняя лаборатория современного танца , и второй раз ее педагогом становится голландский хореограф, ученый, педагог и эксперт в области современного танца Джоан ван дер Маст.

Алина Казачихина

Челябинск

Вы уже немало пообщались с русскими танцорами на лабораториях этого и прошлого годов. Что можете сказать о их технике, стиле, подготовке?

В первую очередь, я хочу сказать, что это люди, которых я хочу учить. Они удивляют меня тем, насколько страстно хотят получать информацию. Видимо, в России очень трудно найти учителя, ведь это очень большая страна, где надо далеко ехать и много тратить на дорогу, чтобы чему-то научиться. Поэтому и важны такие лаборатории. Я вижу у русских танцоров хорошую подготовку в балете и джазе. Но не в контемпорари (современном танце). Знаю, что в вашей стране немало хореографов этого направления, но они не могут хорошо научить тому ощущению, которое должны вызывать движения контемпорари, потому что не хватает методологии. В итоге я вижу, что мои ученики имеют только общее представление об этом направлении танца и каждый выполняет движения совершенно по-своему. Есть те, кто знает понемногу о каждом стиле современного танца, но это, конечно, не мировой уровень. А в остальном это прекрасные танцоры, которые полны энергии и особого духа.

Вы имеете лицензию на преподавание метода Лабана, который считается очень важным для современного танца. В чем его основные принципы?

Этот метод базируется на том, что танцующий учит не только непосредственно само движение, но и учится чувствовать свое тело. Только когда он научится ощущать свое тело, его расположение в пространстве, понимать все этапы каждого движения от начала до конца, научится полному контролю над своим телом, тогда родится его собственная, уникальная манера движения. Это способ найти себя, свое место в танце. Я понимаю, что этот метод, последователей которого очень много в Америке, Норвегии, Швеции, Финляндии и других странах, нужен России, чтобы из простого копирования родилось некое собственное понимание современного танца.

Вы говорите о том, что танец - это в первую очередь полный контроль над своим телом, в то время как ваш коллега Габриэль Франциско утверждает, что в танце в первую очередь важна свобода. Так кто же прав?

Дело в том, что в данном случае это одно и тоже. Свобода в движении, в танце - это не то, что можно просто достать из воздуха. Она приходит из знания и уверенности в себе. Да, есть те, кто отлично знает технику, но так и остается на долгие годы зажатым и скованным, но есть и такие, как Габриэль, к кому свобода приходит легко. Да, наверное, хип-хоп, пришедший с улиц, к ней располагает. Но даже тем, кто быстро берет эту свободу, приходится много работать. Поверьте, Габриэль работает над собой каждый день.

Что вас привлекает в работе именно здесь, в России?

Прежде всего, я люблю свою работу, а уж где преподавать - в Нидерландах, Африке, России или какой-то другой стране - это не так важно. Кроме того, мне интересно смотреть, как преломляется мой метод в зависимости от менталитета страны, в которой он работает. Культура страны порождает особенности стиля танца. Мое дело - сделать так, чтобы люди поняли себя, чтобы они себя почувствовали. Это важно сейчас и для России, потому что русские великолепны в копировании - я видела это. Но нужно, чтобы вы нашли себя, научились доверять себе. Вот почему так важно проводить в России лаборатории, подобные этой.

А в Нидерландах и Европе в целом выделяется немало денег на продвижение современного танца?

Нет. Нас, как и весь мир, коснулся кризис. Поэтому все выделяемые деньги были сокращены более чем наполовину. Да, у нас непростые времена. Но все же у нас, конечно, куда больше возможностей. Я говорила со Свеном Нимаером - в Германии то же самое. Другое дело, что люди в наших странах не столь инициативны. А у вас в России столько людей хотят работать! Наверное, было бы отличным решением, если бы танцовщики ехали в Европу, учились и возвращались домой, чтобы передавать знания. Но на это нужна финансовая поддержка государства или спонсоров.

Есть ли еще пути к решению проблемы современного танца в России?

Один из путей - это как раз семинары, подобные этой лаборатории. Нужно много школ подобного рода, где бы студент мог помимо техники получить уверенность в себе как в художнике, артисте. Ведь если ты уверен в своем творческом видении, то ты будешь творить, даже если тебе придется жить на улице. Поэтому и свою миссию я вижу в том, чтобы давать людям инструмент и веру в себя. Остальное - это уже вопрос политики и культуры. У нас в Нидерландах художники часто идут в политику, чтобы помочь искусству. Но также понятно, что это возможно не везде и политика - очень сложное занятие. И все же важно, чтобы власть понимала необходимость культуры и искусства. Ведь что такое, к примеру, танец? Почему молодые люди танцуют, тянутся к танцу? Часто, чтобы почувствовать себя свободным и живым. Джаз родился из рабства чернокожих, модерн - из своеобразного рабства женщин, хип-хоп приходит с улиц. Весь современный танец связан со свободой. Молодые люди ищут цель, и если ее нет, то они создают ее в танце. Я не понимаю, как этого может не понимать общество. Конечно, не все обязаны любить современный танец. И власть не обязана. Но если человек приходит к власти, он должен отвечать за счастье других, зависящих от него людей. Поэтому я считаю, что власти, конечно, должны поддерживать и танец, и искусство в целом.

Комментарии
Комментариев пока нет