Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Назад к малиновым пиджакам?

22.08.2012
Современное российское государство не душит малый бизнес, оно учит его жить по своим понятиям. В итоге надежда на средний класс как колыбель гражданского общества и источник обновления страны становится все призрачнее. Хотя до сих пор теплится.

Андрей Сафонов

Челябинск

Это потребует от вас усилий:

--  Читали, что Путин ответил на письмо Макаревича по поводу коррупции? - знакомый коммерсант, иронично улыбаясь, достал сигарету.

--  Вы про вопрос музыканта о развитии страны при 70-процентных ? - вспомнил я телесюжет с лидером , где он заявил, что на ответ главы государства не надеется.

Современное российское государство не душит малый бизнес, оно учит его жить по своим понятиям. В итоге надежда на средний класс как колыбель гражданского общества и источник обновления страны становится все призрачнее. Хотя до сих пор теплится.

Андрей Сафонов

Челябинск

Это потребует от вас усилий:

-- Читали, что Путин ответил на письмо Макаревича по поводу коррупции? - знакомый коммерсант, иронично улыбаясь, достал сигарету.

-- Вы про вопрос музыканта о развитии страны при 70-процентных ? - вспомнил я телесюжет с лидером , где он заявил, что на ответ главы государства не надеется. - Не читал. Разве президент сообщил что-то важное?

Мой визави усмехнулся:

-- Путин ответил, что бизнесмены сами провоцируют чиновников на взяточничество.

, - хотел сказать я, но собеседник, закурив, продолжил:

-- Вы знаете, у меня совсем недавно убили бизнес, который фактически даже не успел родиться.

И предприниматель поведал, как договорился с партнерами из-за рубежа об открытии в Челябинске малого предприятия. Зарегистрировал фирму, зная, что через полгода работать в нее приедут шестеро зарубежных специалистов. Зарубежных потому, что кадры такого профиля и нужного уровня в России не готовят. Казалось, формальности, важные для открытия дела, соблюдены. Но при столкновении с госструктурами выяснилось обратное: еще до начала работы новой фирмы нужно оформить и согласовать массу документов - в среднем по полсотни на ведомство. Поняв, что рискует нарваться на выплату не-устойки (обязательства перед партнерами почти сорваны), бизнесмен идет в государственную контору как-то решать вопрос.

-- Захожу к начальнику отдела, - вспоминает о своем визите предприниматель. - Тот, раскладывая на компьютере пасьянс и не глядя в мою сторону, произносит: Хотел спросить: Но не решился. Просто ответил: .

За пару месяцев бизнесмен сделал то, что еще недавно казалось ему невозможным. Создал в фирме, существующей пока лишь на бумаге, полноценный документооборот. С точки зрения здравого смысла это, конечно, нонсенс. Но когда есть предписание, при чем здесь здравый смысл? Прошел через дополнительные курсы. Выполнил требования государства по пунктам. Направил пакет документов на утверждение. В результате - отказ.

-- Говорят, бюрократические препоны снижаются. Черта с два! Они только растут, - подводит итог бизнесмен. - В законодательство вбиты нормы, которые, по сути, инструмент вымогательства взяток. Неудивительно, что 70 процентов денег, вращающихся в стране, съедает коррупция.

Коммерсанты готовы платить

Директор юридического бюро и советник по защите прав малого и среднего предпринимательства областного омбудсмена Татьяна Еремеева знает множество подобных историй.

-- Во время личных приемов, деловых встреч, регулярных с предпринимателями и руководителями ведомств наши бизнесмены достаточно откровенны, - говорит она. - Жалуются не только на избирательность применения правовых норм, противоречивость ведомственных требований, но и на моральное давление со стороны чиновников, даже попытки необоснованного изъятия имущества и захвата предприятия. И коммерсанты готовы платить, лишь бы сохранить свой бизнес. , - объясняют они нежелание бороться, собирать доказательства давления.

Дело челябинского предпринимателя Николая Строченкова - одно из типичных. Он три года не может получить от управления архитектуры разрешение на перевод двух бывших квартир на первом этаже в разряд нежилых помещений. В итоге повисла в воздухе вполне безобидная идея открыть продуктовый магазин. Прогресс наметился лишь тогда, когда Татьяна Еремеева, защищая интересы коммерсанта, сделала запрос в прокуратуру, заказала правовую экспертизу в одном из ведущих юридических вузов. А ведь речь идет всего лишь о торговой лавке!

Председатель комитета по промышленности регионального отделения общественной организации Денис Константинов вспоминает другой случай: предприятию с годовым оборотом в 80 миллионов рублей предъявили штраф на 200 миллионов.

-- Рвение к количественным показателям до сих определяет поступки контролирующих структур, - комментирует эпизод Д. Константинов. - Даже тогда, когда их требования абсурдны.

Прошлое - против бизнеса

Тезис про государство, которое душит ростки малого бизнеса, грешит широтой обобщения и отсутствием ответа на вопрос: зачем? Сказочная версия про злого гения красива, но предполагает неизбежную победу добра. А оно все как-то не побеждает. Значит, не в гении дело.

Прагматичный довод о том, что в любом ведомстве найдется паразит, желающий жить не на одну зарплату, выглядит адекватнее. Но рождает недоумение: как быть ведомствам с их же паразитами? Получив даже разумный ответ, удивляешься: почему паразитов до сих пор не вывели? В итоге вновь приходишь к мыслям о злом гении:

Тем не менее взгляд на развитие отечественного хозяйства вообще и южноуральского в частности показывает: предпосылок для появления малого и среднего бизнеса западного типа со всеми атрибутами гражданственности не было. По крайней мере, в последнюю четверть века.

-- Давайте вспомним, как формировалась экономика в большинстве развитых стран, - предлагает директор логистической корпорации Яков Гуревич. - Появлялся небольшой очаг предпринимательства. Потом, естественно, расширяясь, он начинал создавать новые экономические условия. Накапливал и сохранял как внутри, так и вокруг себя определенные правила. Переходил в совершенно новое качество. Результат этого процесса можно представить в виде пирамиды. Ее основание - множество малых предприятий, вершина - единицы крупного бизнеса.

То есть в классической модели малый и средний бизнес является ценностными корнями крупного. Причем под ценностями в данном случае можно понимать как категории , , так и вещи сугубо материальные.

-- В постсоветской России, особенно в Челябинской области, ситуация складывалась совершенно обратная, - продолжает Я. Гуревич. - Вместо малого бизнеса в основе всего - десяток огромных заводов, вокруг которых (в экономическом смысле) выжженная земля.

Иными словами, мы имеем эффект перевернутой пирамиды. Потому зеркальное копирование западного опыта оборачивается рыночными гримасами.

-- Как может в короткий срок, с нуля зародиться влиятельный класс собственников? - задает риторический вопрос Я. Гуревич. - Вы хотите от гигантского завода отколоть кусочек собственности и назвать его малым бизнесом? Не получится. Крупная промышленная штуковина цельна по своей природе. Безболезненно от нее ничего не откалывается, в чем мы и убедились в 90-е. Малый бизнес у нас формируется по совершенно особым принципам и определяющей роли, как например в странах Запада, в обозримом будущем играть не сможет. На Южном Урале - тем более. История так сложилась. Не говоря о том, что в современности мы видим массу вещей, которые развитию мешают.

Цена, количество: стабильность

Южноуральская моноэкономика могла бы учесть опыт далеких предков.

-- 200 лет назад вокруг крупных заводов развивалось производство товаров массового потребления, - говорит кандидат философских наук профессор Владимир Помыкалов. - Уральцы производили сохи, бороны, домашнюю утварь. Торговля ширпотребом давала живые деньги. Нарождались купеческий, мастеровой классы, шло социальное развитие края.

Иными словами, отраслевая специализация региона (металлургия и тогда была основой основ) - еще не условие отмирания других частей экономики. Скорее наоборот - база для ее разветвления и последующего снижения роли монополиста.

Проблема в том, что в нашей , в отличие от классической, западной, не только государство, но и крупный бизнес вынуждены играть роль социального якоря, защитника обез-доленных.

На Западе складывавшаяся столетиями бизнес-среда дает человеку возможность достойного выживания даже в экономической буре. Если есть множество мелких предприятий или возможность открыть свое дело, цепляться за зарплату в крупной корпорации, будучи рядовым, нет смысла. Соответственно и работодатель с легким сердцем подпишет приказ об увольнении нескольких сотен сотрудников.

Другое дело у нас, где на десятки километров от крупного завода (который в кризис сам на ладан дышит) ничего способного стать его альтернативой быстро не прорастает.

-- Двадцать постсоветских лет владельцам южноуральских гигантов твердили: вы - основа социальной стабильности, - комментирует Яков Гуревич. - Даже на достойных по мировым меркам предприятиях области персонала в два-три раза больше, чем в аналогичных компаниях США. Почему? Да потому, что сократить всех лишних - значит спровоцировать катастрофу. Лет пятнадцать назад я предложил директору одного завода уволить лишних работников. Он сказал: .

Преимущество Южного Урала как базы трудовых ресурсов для малого и среднего бизнеса (данные одного из рейтинговых исследований) выглядит сомнительным.

-- Переход в сферу малого бизнеса даже в качестве наемного работника почти всегда риск, - говорит Яков Гуревич. - Зато стабильность такого завода, как к примеру ЧТЗ, гарантирует чуть ли не сам Владимир Владимирович. Если там что-то случится, президент увидит и защитит. Для людей это многое значит.

По словам Якова Гуревича, обновлять крупную промышленность, высвобождая часть персонала, необходимо. Но постепенно и аккуратно.

-- Государство должно внимательно следить за происходящим в экономике, то есть просто выполнять свои функции, - говорит он. - Перед кризисом был дефицит рабочей силы - уникальная возможность для относительно безболезненного сокращения штатной численности и обновления производства. Во-первых, сами компании были бы конкурентоспособнее. Во-вторых, постепенное, докризисное изменение структуры рынка труда перевело бы часть людей в малый и средний бизнес.

-- Но для этого на государственном уровне надо представлять, что происходит, иметь достоверные данные, - продолжает эксперт. - Мы же, какую цифру ни возьмем, не можем соотнести ее с реальностью. Не зная положения дел, неспособны определить вектор развития, принять стратегическое решение и тем более реализовать его. Представители ведомств напоминают команду, вышедшую на поле бесцельно попинать мяч. С такой проводить структурные реформы нельзя.

Интересы с властью не сходятся

Вместе с тем кризис усилил восприятие государства в качестве единственного в стране источника финансового благополучия. Жизнь - как по Марксу: бытие определяет сознание. Политическая реальность вновь создается формулой . Доступ к ресурсам - за гарантию политической поддержки на местах. Деньги - за голоса. Фактор денежной заинтересованности - то, что отличает современность от советского застоя.

Как отмечает профессор Владимир Помыкалов, именно такая модель отношений существовала в Древнем Риме. В этом смысле Москва - не третий Рим, а самый что ни есть первый, со всеми вытекающими из этого последствиями.

-- Такой среде малый и средний бизнес нужен как лишний повод распределения средств, но явно не в качестве опоры, - говорит В. Помыкалов. - Потому что предприниматель может быть опорой для государства, а не его клиентелы (именно так называется древнеримская модель). С бюрократией подобного типа малый бизнес органически несовместим. У них противоположные интересы. Бюрократия с приросшими к ней крупными деловыми кругами ратует за стабильность, подразумевая под ней статус-кво. А малый бизнес - инноватор по своей природе. Он, в отличие от монополии, больше зависит от потребителя, чем от власти. Попробуй им покомандовать в рамках закона!

Комментарии
Комментариев пока нет