EUR 75.58 USD 66.33

«Работа у нас нервная». Сотрудник нацпарка Зюраткуль рассказал правду о нелегкой профессии

«Работа у нас нервная». Сотрудник нацпарка Зюраткуль рассказал правду о нелегкой профессии

Гонки по водной глади самого высокогорного озера Южного Урала, преследование браконьеров на снегоходах по непроходимой тайге, альпийские пейзажи и воздух, который хочется пить, как минералку. Так в общих чертах выглядит работа Василия Естехина и еще восьми его товарищей, под надзором которых находится участок одного из лесничеств национального парка Зюраткуль, общей площадью в 29 тысяч гектаров. В общем, работа - почти курорт, путевка на который – служебное удостоверение государственного инспектора в области охраны окружающей среды, иронизирует сотрудник нацпарка, оставляя на полях беседы многозначительное «но…».  Василий – больше,  чем егерь,  и задачи у него шире, а потому  менее приятные. В День защиты дикой природы он впервые рассказывает сайту «Медиазавод» о профессиональном закулисье.


«Чем егеря занимаются в охотхозяйствах? Следят за популяцией животных, чтобы они в лесу не переводились. Корм там животным заготавливают, хвойную лапку, соль, еще что другое. А у нас: и рыба - за озером следим в оба, чтоб браконьеры не шалили, и лес - того и гляди снегоходчики за лосем погонятся, и черные лесорубы не дремлют, и туристы нет- нет да потеряются. А кто за все отвечает? Инспектор!», - рассуждает Василий Естехин.



Там, где туристу раздолье, там бойцу лесного омона – головная боль и нервотрепка. Поэтому разгар курортного сезона, а он на Зюраткуле бывает дважды в году – летом и зимой, Василий не любит.

«Работа у нас нервная, неблагодарная, летом все отдыхают, а ты за отдыхающими следи, водоохранная территория 50 метров от воды, а они все норовят то машину у воды поставить, то палатку. Приходится ругаться, а я этого не люблю», - делится инспектор.

Зимой тоже нередки казусы, которые иначе, чем мрачным анекдотом не назовешь. Прошлой зимой группа из 6 человек отправилась на хребет Нургуш, известный своим суровым нравом. Трое к вечеру потерялись. На первоначальный поиск отправили инспекторов лесной охраны.

«Мы туда добрались и стреляли и кричали в темноте, и ракеты пускали, по грудь в снегу. В ответ - тишина, вернулись на базу, вызвали спасателей, наутро 45 человек (! ) прибыло на поиски. И тут нам говорят – отбой, нашлись они. А были они, оказывается, в пяти метрах от того места, где мы их искали, они вырыли берлогу в сугробе и там спали. Ну как так?!», - вспоминает лесник.



В общем, вроде бы курорт – тут тебе и снегоходы, и лодки моторные, и озеро самое высокогорное на Урале, но все это воспринимается только как работа, объясняет наш герой. На лодках весной сотрудники парка курсируют туда-сюда по озеру, высматривая браконьеров, они особенно активны в апреле-мае. И тут не до романтики. Все 13 квадратных километров озера под присмотром и требуют постоянного внимания. Щука, лещ и чебак – главный предмет интереса браконьеров. Правда в прошлом, 2018, вздохнули свободнее – делится Василий. А все потому, что группа браконьеров, которая досаждала инспекторам из года в год, исчезла из этих краев. Зимой на озере потише – лыжники в основном, да рыбаки, но в лесу расслабиться не дают браконьеры и любители погонять на снегоходах. В рейды на охотников за лосятиной выходит даже сам директор нацпарка Александр Брюханов.

 «Сам директор 2-3 раза в месяц ходит в патруль, задержания с мясом случаются, помогает нам, а как же», - говорит егерь.


До работы в нацпарке занимался Василий и грузовыми перевозками, и в военкомате Сатки работал в отделе призыва, но вот как-то к природе тянуло все время. Сегодня ему 60, на пенсию не собирается, хотя работа требует выносливости.

«На работу и с работы каждый день по 40 километров добираться. Машина служебная конечно возит. Но это мелочи. А вот на снегоходе если провалишься в болото, то выбираешься и весь мокрый несколько километров по лесу потом, по морозу добираешься. На Зюраткуле в лесах болот много, под снегом ручьи, участки мокрые. Так что такое регулярно случается» - размышляет Естехин.

А вот отдыхать на Зюраткуле не любит. Говорит, суровое это место, сумрачное, с детства как-то побаивался, но уважал. Купается в озере этом редко – холодное. Есть, говорит, на Южном Урале места потеплее и ласковее, вот там и отдыхаю.

«Под Нязепетровском озеро есть, вернее водохранилище питьевое, там так светло всегда, тепло, вода теплая, вот туда и езжу купаться, рыбачить, когда время есть. Но вот воздух на Зюраткуле, да, отличный, не сравнится ни с каким другим, воздух здесь особенный».

Охотник с 25 летним стажем «не убил за 25 лет ни одну зверушку». По лесу любит гулять с ружьем, а стрелять больше в тире по тарелочкам, да по банкам в безлюдном месте.



Никто, говорит, не навредит природе больше, чем человек, а охраняя ее, рука не поднимается вредить. А потому собирается Василий Естехин в очередной рейд, ибо это для простых жителей выходной – это выходной, а лето – любимая пара. Инспектор охраны природы заповедника готовится к рабочей горячке ( весна ведь пришла) и с нетерпением ждет осень – это время года у него любимое, потому что только тогда отдыхает природа от наплыва туристов, а значит и лесникам полегче.


VK31226318