Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В детской травматологии маленьким пациентам приходится часами ждать своей очереди

21.08.2013
В редакцию МедиаЗавода обратилась жительница областного центра Светлана Петрова, рассказавшая о проблемах в детском городском ортопедо-травматологическом отделении Челябинска

В редакцию МедиаЗавода обратилась жительница областного центра Светлана Петрова, рассказавшая о проблемах в детском городском ортопедо-травматологическом отделении Челябинска.

Ее 5-летний сын сломал ногу. В детском городском ортопедо-травматологическом отделении (улица Российская, 200) ножку малыша загипсовали и выдали талон на вторичный прием. В назначенное время мама с сыном приехали в центр города из Курчатовского района, но в регистратуре им сказали: «Врачей нет, прием был до обеда, и вообще работать некому. Приходите завтра, тоже до обеда».

Единственный детский травмпункт на город-миллионник, а порядки, как в глухой деревне? Мы отправились разбираться в ситуации

Перед лестницей на второй этаж в глаза бросился новенький лифт. О чудо-машине из Швеции, на запуск которой из городской казны было потрачено около трех миллионов рублей, протрубили все СМИ. Но кабина со стеклянной дверью выглядела безжизненно. В это время подросток на одной ноге скакал на второй этаж. Диму с сильной болью в колене на прием привез отец, оба попали в автомобильную аварию.

Одна из работниц травмпункта шепотом сообщила, что лифт здесь включается только по праздникам. В коридоре отделения людно, но столпотворения не наблюдается, подхожу к маме с дочкой, у девочки сломана рука. Елена с Вероникой приехали из Ленинского района второй раз. В предыдущий день на прием не попали, потому что после обеда врачи не работали.

Пожилая доктор вышла в коридор, родители кинулись к ней с расспросами. Слышу, что один ребенок сломал руку у бабушки в деревне, другой - у родственников в Курганской области. Опытная и повидавшая немало на своем веку врач спокойно и интеллигентно общается с родителями, каждому пытается доходчиво что-то объяснить.

Тоже подхожу к ней с диктофоном, надеясь найти ответ на свой вопрос. Однако женщина в белом халате спасается от меня в своем кабинете: «Никаких журналистов! Мне до пенсии три месяца осталось, дайте доработать!»

В это время из операционной выходит заведующая отделением, кандидат медицинских наук Татьяна Селиванова. Она объясняет, что врачи находятся в отпусках, на текущей неделе три дня нет приема во вторую смену. Выслушав жалобы, она извиняется, говорит, что немножко недоработали.

Регистратор - новый человек и неправильно проинформировал людей. Если бы мамы поднялись на второй этаж с претензиями, все бы было решаемо, доктора детской травматологии никому не отказывают в помощи, но в результате родительской неконфликтности и благодаря привычке плыть по течению бурной речки нашей действительности без приема остались несколько детей.

И все-таки этот случай - следствие, а не причина какой-то общей неустроенности. О городской детской травматологии писано немало. В этом уникальном отделении врачи постоянно находятся как на передовой. Работа очень напряженная, интенсивная и за вполне умеренную заработную плату. Зарплата врача, в зависимости от квалификации и стажа, - от 18 до 28 тысяч рублей. Многие не выдерживают перегрузок и за эти же деньги находят себе более спокойную работу.

У поликлиник, например, больше возможностей привлечь ортопедов. Челябинская медакадемия ежегодно выпускает молодых специалистов, но прожить на маленькую зарплату без жилья в большом городе молодым врачам невозможно. Года два назад городские власти пытались решить проблему кадрового голода в детской травматологии, простимулировав молодых специалистов жильем. Из трех врачей сегодня в отделении остался только один - доктору дали служебную квартиру. С двумя другими не получилось.

Еще одна административная мера разгрузить травмпункт - отдать первичный прием травматологам по месту жительства. Действительно, он ведется во всех поликлиниках: с 14 лет - в обязательном порядке, до 14 - по желанию родителей. Но отделение детской травматологии - единственная структура в городе, которая лечит детские переломы, поэтому эти больные все равно приедут на улицу Российскую. Хирурги по месту жительства долечивают раны и растяжения связок.

Лето - пора отпусков. Часть докторов травматологии ушла в отпуск, хирурги в поликлиниках решили массово отдохнуть: все врачи - мамы и папы, у них тоже есть дети, в январе отпуск никому не нужен. Сегодня в отделении остались три ортопеда-травматолога, включая заведующую. Если Татьяна Селиванова выйдет на прием во вторую смену, она не сможет выполнять обязанности управленца.

Административные дела летом никто не снимает, и здесь тоже много работы. Татьяна Анатольевна - «играющий тренер». Доктора в отпуске, она подменяет их и на приеме, и в операционной. Но главная причина сбоя вторичного приема в детской травматологии - не лето, а неукомплектованность специалистами. По штатному расписанию должно быть 16 докторов, есть только 11 (вместе с заведующей).

Количество травм в месяцы отдыха увеличивается, потому что дети предоставлены сами себе, у них больше свободного времени. В основном идут с поверхностными ушибами, переломов немного. Вот точные данные: 32-33 процента - ушибы, 17 процентов - раны, 13 процентов - переломы верхних конечностей, 6 процентов - переломы нижних конечностей. Все остальное - поверхностные травмы, которые можно отдать хирургам по месту жительства, если бы они не были в отпусках. Налицо парадокс: летом наблюдается наплыв детей и отток врачей.

С очередями в травмпункте стали бороться с помощью талонной системы, но она тоже не дала ожидаемого результата. Во-первых, травматологи - не терапевты, они никогда не знают, сколько и кому времени придется уделить. Во-вторых, к ним приходит много неучтенных детей. Например, один ребенок обратился к хирургу по месту жительства - его отправили в травмпункт, другой выписался из стационара и пришел туда же. А их не планировали. Таких детей - половина. Очередь с талонами возмущается, а что делать? Как бы ни было, считает заведующая, если отменить талонную систему, будет еще хуже: травма - экстренная ситуация, и она неподконтрольна.

И еще раз о лифте. Зачем было делать лифт с лифтером? Ему надо платить зарплату, если вздумает уволиться, придется обучать целый месяц нового работника. Всех детей сопровождают взрослые, сами бы справились с двумя кнопками. Но техническое требование к установленной конструкции этого не позволяет. Лифтер должен иметь право допуска, даже врачи отделения не могут самостоятельно поднять ребенка.

Выделены всего две ставки лифтеров, один работает в первую смену, другой - во вторую. Травматология принимает круглосуточно, а лифтеры заняты до 19 часов, дежурных нет. Сейчас один находится в отпуске, другой - на больничном. Как скакали дети на одной ноге, так и продолжают скакать. Как носили их родители на себе, так и носят. Зачем было так бездарно тратить миллионы?

Комментарии
Комментариев пока нет