Новости

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Машина курьер - полное описание.
Еда на доставку Екатеринбург, подробное описание здесь.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ирина Гехт: "В нашем учреждении случайные люди не задерживаются, система их выталкивает"

17.06.2011
В работе министерства социальных отношений области появились позитивные сдвиги

В редакционной почте появились письма о позитивных сдвигах в работе министерства социальных отношений области. «Новый руководитель взяла курс на модернизацию системы, и это обнадеживает», - пишет пенсионерка Серафима Бусыгина. Наш корреспондент взяла интервью у Ирины Гехт.

- Ирина Альфредовна, я долго не могла застать вас на месте. Вы много ездите по городу и по области.

- Хочется побывать во многих территориях. Летом планирую по два выезда в месяц. И при этом всякий раз с максимальным результатом: с жителями пообщаться, с депутатами встретиться, в учреждениях побывать. Как это было весной в Кусе. Мы пять часов проговорили. Несмотря на жуткий холод, из зала никто не ушел, хотя это были в основном пожилые люди. Я отвечала, пока не иссякли вопросы, хотя многие даже не относились к нашей компетенции. Стало ясно: проблема в том, что у людей вакуум общения с властью и информации о ее деятельности. Расхожая фраза «люди всегда недовольны» несправедлива. Зачастую недовольство вызвано именно незнанием.

Как-то мы с вице-губернатором Павлом Анатольевичем Рыжим заехали в одну челябинскую поликлинику. Меня узнали и обступили старушки-пациентки: «Здравствуйте, Ирина Альфредовна, вы снова к нам приехали». Они мне рассказали, что там на самом деле происходит. Чиновнику нужно быть ближе к людям, и они ответят тем же, отнесутся с пониманием к самой сложной ситуации. Наш народ очень терпелив.

- Представляю, сколько вам приходится выслушивать горьких житейских историй.

- Я тоже стараюсь быть терпеливой. Недавно пришел на прием очень пожилой человек. Он не желал слушать мои доводы, требовал не предусмотренную законом льготу. Я сказала: «Только по решению суда мы сможем переступить закон и выплатить деньги». Попрощалась и уехала по делам. Возвращаюсь, а около министерства стоит «скорая помощь» - как оказалось, по вызову моего недавнего посетителя. Позже сотрудники рассказали, что «скорую» он потребовал, чтобы получить справку: дескать, Гехт довела его до гипертонического криза. Он сидит, нахохлившись, на скамеечке в фойе. Подхожу: «Не волнуйтесь, сейчас мой водитель отвезет вас домой». И вижу его растерянность, удивление: не ожидал такой заботы от «плохой» Гехт. Доставили старичка домой, потом моя помощница позвонила узнать, все ли у него хорошо. Претензий к нам он больше не имел.

Полномочия нашего учреждения распространяются на немощных стариков, инвалидов, сирот. Безумно жаль людей, загнанных в угол обстоятельствами. И конечно, их родственников, несущих тяжкий груз забот. Они от усталости впадают в панику, ожесточаются, приходят к нам озлобленные. Порой не требуется больших усилий, чтобы облегчить их участь. Как только мы организовали четкую поставку высококачественных средств реабилитации для инвалидов, тут же ощутили благодарность.

Бюрократическая привычка говорить «нет» вместо того, чтобы попытаться найти выход, к сожалению, присутствует и в нашей системе. Мы стараемся уходить от этой практики.

- Система социальной защиты населения нуждается в том, чтобы ее очеловечили.

- Со стороны кажется, что она хамская, безжалостная. Но когда в нее погружаешься, понимаешь: срывы, конфликты сотрудников с посетителями случаются порой от безысходности. Нагрузка у них огромная, приходится выслушивать оскорбления, терпеть нападки, даже агрессию. А зарплата - ниже доходов тех, кого они обслуживают. В Европе для такой категории, как соцработники, введена практика супервизии - психологической разгрузки. У нас ее пока нет.

В нашем учреждении случайные люди не задерживаются, система их выталкивает. Остаются те, кто на самом деле готов нести этот крест. На встречах с южноуральцами я стараюсь объяснить: министерство социальных отношений - это, прежде всего, исполнительная власть, призванная реализовывать законы, принятые президентом и правительством. Нельзя перекладывать на наших работников то, за что они не могут и не должны отвечать. Мы не волшебники, хотя все равно стараемся по возможности помочь в каждой ситуации.

Нынешние формы системы соцзащиты сложились более десяти лет назад и технологии работы остались теми же, хотя поменялись условия жизни. В конце 90-х годов стариков надо было подкормить - и открывались социальные столовые, отделения дневного пребывания. Нынче пенсионеры - не самая малообеспеченная категория. Поэтому содержать колоссальные учреждения с пищеблоками - неэффективная трата денег, которые можно направить на другие цели, в том числе на оплату сотрудников нашей сферы. Мы в еженедельном режиме занимаемся оптимизацией наших форм и методов работы. Это все непросто. Хотя сначала казалось, что дело пойдет быстрее.

- Как в песне: «Я тучи разведу руками»?

- Признаться, было такое ощущение. Однако надеюсь, все же «тучи разведем» и к концу года солнечными лучами заблестят реальные результаты. Сейчас подошли к внедрению платных дополнительных социальных услуг. Меня не хотели поддерживать, говорили, что никто не будет ими пользоваться. Соцопрос в Челябинске показал: 80 процентов - за. Даже трудоспособное население готово прибегать к таким услугам, когда, скажем, некогда бежать в поликлинику и можно получить процедуры прямо на дому в удобное время. А как высока потребность в сиделках! Я даже от своих знакомых не раз слышала пожелания открыть «детский сад» для пожилых, тем более, если это люди с психическими нарушениями. Дневное пребывание - это все же не стационар, куда родственника отдать жалко, да и бюджету эти стационары очень дорого обходятся. Хотя на первом этапе такие «детские сады» тоже потребуют финансовых вложений.

Надеемся, что приживется практика приемной семьи для пожилого человека. В сельской местности, где все знают друг друга, соседи зачастую берут одиноких стариков из жалости, хотя сами не имеют достатка. Так лучше им заплатить за то, что они взяли опеку. Это выгоднее, чем содержать стационарные учреждения. Какими бы хорошими ни были дома престарелых (а они и в самом деле неплохие), когда приходишь туда и спрашиваешь обитателей «как вам здесь?» - они начинают плакать. Потом оправдываются: «Вы только не ругайте никого, нам здесь нравится». Но все равно плачут, чувствуя себя одинокими, оторванными от родного очага. С близкими людьми было бы комфортнее, чем в «казенном» доме.

- Какие грустные темы…

- Слезами горю не поможешь. Надо держаться. Хотя порой проблемы кажутся неисчерпаемыми. Радостно, что власти стали обращать внимание на соцзащиту, которая всегда была где-то на краю интересов, существовала по остаточному принципу. В этом году впервые проведен конкурс на лучшего соцработника. Для наших сотрудников это был праздник и стимул для развития. Порой они, действительно, словно на передовой. За последние годы произошла масса изменений в мерах социальной поддержки. Каждый раз наши сотрудники должны терпеливо разъяснять людям нововведения, что довольно тяжело.

Грядут изменения в системе предоставления льгот ЖКХ. Льготники привыкли их получать в начале месяца, а начиная с августа, получат в конце и не по стандартам, как раньше, а по фактическим начислениям. Надеюсь, мы наконец-то придем к тому идеальному механизму, которого требует предоставление льгот. Во все СМИ разослали разъяснения, чтобы смягчить этот переход. Стараемся земляков подготовить, чтобы не волновались. Знаем, что все равно будет шквал обращений. Начальники отделов министерства успокаивают меня: «Не переживайте, Ирина Альфредовна, мы справимся». Они не возмущаются. Берутся за дело - и поволокли. При том, что за последние годы министерству соцотношений было передано семь полномочий на местном уровне, а численность управлений соцзащиты не увеличилась. Работаем в напряженном ритме.

В области много детских общественных организаций, мы с ними стараемся плотно сотрудничать. Порой ничего не надо придумывать - уже существуют различные методики реабилитации больных детей или детей-инвалидов, которые освоили их мамы. Они обладают бесценным опытом работы с детьми с синдромом Дауна и добиваются адаптации этих детей. Мы разрешаем работать на базе нашего учреждения, чтобы они как можно большее количество родителей или детей могли вовлечь в этот процесс. Часть услуг надо вообще отдавать таким организациям, они будут более эффективны, нежели наши структуры. У нас нет возможности обучать людей постоянно. В общем, надо пробовать разные варианты, и такие шаги мы делаем.

- Ирина Альфредовна, почему вы согласились взвалить на себя руководство такой сложной сферой?

- Давно к этому стремилась. Я историк по образованию, но после аспирантуры пошла на кафедру социальной работы. Когда пришла в минсоцотношений, многие удивлялись, что я довольно глубоко знаю работу этой системы, а я ведь прошла школу реальных социальных проектов, которые сама и создавала. Сложнее было с такими направлениями, как мера социальной поддержки, ЖКХ. Но и в них я довольно быстро вникла, причем с большим интересом. Есть определенные алгоритмы, схемы оптимальных вариантов того, как выплатить людям то, что им положено, и при этом сэкономить бюджетные средства. Видимо, сказываются мои математические способности (а я была победительницей всех олимпиад по математике). Сразу все как-то начало настраиваться и выстраиваться.

Год назад, когда мне исполнилось 40 лет, поделилась с друзьями: хочу защитить диссертацию и сменить работу. Меня спросили: «А кем ты хочешь быть?» - «Министром». Тогда мои гости похихикали. А я действительно хотела работать в министерстве соцотношений. Каков мотив? Может, мои слова прозвучат несовременно, но когда ты изо дня в день хотя бы по капельке меняешь жизнь общества к лучшему и когда идешь на работу с удовольствием - это счастье.

- Говорят, что ваш рабочий день начинается рано и заканчивается поздним вечером. Как к этому относится семья?

- Сыну 16 лет, он уже самостоятельный парень и мою занятость понимает. Недавно Марк сказал: «Все девочки в нашем классе мечтают быть такой, как ты». А десятилетняя дочь Галя еще больше растрогала: «Мама, сейчас ты министр, потом будешь премьер-министр, потом президент». Подумала и добавила: «Нет, в президенты я тебя не пущу, а то ты совсем поздно будешь домой приходить».

Галка часто бывает у меня на работе. Ее учительница мне однажды звонит и говорит: «Мы проводили классный час на тему «Кем я хочу быть», и ваша дочь сказала, что хочет быть соцработником. Всем классом рыдали, когда она рассказывала про детей-сирот, детские дома». Я была потрясена, так как мало говорю с дочерью на эти темы. Но что-то у нее в голове засело, и она всех этим зацепила. Полкласса руки подняли и сказали, что когда вырастут, обязательно построят дом для детворы, у которой нет родителей.

Когда дети, даже испытывая дефицит общения с родителями, видят ту планку, которую ты задаешь и к которой нужно стремиться, они пытаются соответствовать. Марк в этом году окончил девятый класс с отличием, чего не получалось в предыдущие четыре года. Он знает, сколько я работаю и как работаю.

- Как удается все успевать?

- Я всегда рассчитывала только на себя. Детей накормить и проводить в школу, позаботиться о доме, купить продукты, приготовить еду - все сама. В общем, четко выстроила режим дня. Меня спросили как-то: на что не хватает времени? Даже ответить было нечего. И на спорт выкраиваю время, чтобы хоть изредка забежать в тренажный зал. И на море с детьми ездим, хотя два года не была в отпуске. Кстати, в отделе кадров посчитали и говорят: «Мы вас «выносили» ровно девять месяцев». Точно сказано - выносили. Я благодарна этому сроку, он мне так много дал, чтобы «родиться» уже в качестве министра. Это был верный путь - поработать сначала заместителем.

- Книги успеваете читать?

- Я приобрела IPad. Это устройство очень выручает. Теперь могу читать в машине. С удовольствием перечитала Достоевского, читаю «Женщины Цезаря».

Дома по вечерам еще и вышивать успеваю. У меня уже галерея картин. Сначала для Галиной комнаты вышила ангелов. А Марк попросил животных - тигра, волков. Вышивкой увлеклась года два назад, лучшего отдыха не найти. Иной раз минут двадцать с иголкой посижу, это лучше любой релаксации.

Кстати, вернусь к разговору о женском равноправии. Я знакома с профессором из Москвы, которая выстроила систему профилактики и реабилитации рака молочной железы на традиционных женских занятиях. Она убеждена, что женское рукоделие - шитье, вышивка, плетение, вязание (в общем, мелкая моторика) - благотворно влияет на женский организм. Петь тоже очень полезно. Известно, что у многих национальностей и у русских крестьян в том числе, было принято плясать босиком, причем топать - это хорошая возможность сбросить негатив.

- Для здоровья важен сон…

- Часов шесть удается поспать. Моя бабушка говорила: «Чтобы из тебя вышел толк, надо ложиться не позже половины одиннадцатого». Я это и своим детям внушаю, и сама стараюсь лечь не позже полуночи. Встаю в полшестого.

- Во властных структурах в основном мужчины. Они не доминируют, не притесняют?

- Тема дискриминации во многом надумана, хотя факты такие встречаются. Если женщина профессионал, ее и принимают на равных. Если ты считаешь, что тебя где-то притесняют, и начинаешь искать причину не в себе, а в ком-то другом, это свидетельствует об отсутствии внутренней гармонии.

Однако у феминизации есть обратный эффект. Процент бесплодия растет из года в год. В череде женских болезней все больше места занимает рак молочной железы. Видимо, природа не прощает ухода от истоков создания женщины и ее предназначения - в любой ситуации оставаться женщиной, а потом уж думать о равноправии.

- Вы не пробовали заниматься бизнесом?

- Один год работала в «Российской газете» заместителем редактора по продвижению рекламы. Не скажу, что у меня не получалось, были хорошие продажи. Но все равно ушла - не мое это. И вздохнула свободно. Больше в сторону бизнес-сферы не смотрела.

- А общественная деятельность, которой вы много занимались, должна оплачиваться?

- Если за твой проект готовы платить, почему нет. Мы часто спорили со многими коллегами, которые говорили, что нет эффективности от деятельности некоммерческих организаций: мол, прибыль - ноль, а на ноль делить нельзя. Я утверждала обратное: если услуги востребованы обществом, они покупаются.

Детский проект «Роза ветров», у истоков которого я стояла, начинался как «нулевой», а сейчас практически самоокупаемый и самый массовый в области, он собирает более двух тысяч детей. Многие наши участники, причем не из областного центра, а из районов, стали студентами Гнесинки. Это один из самых моих любимых проектов. Но в этом году пришлось от него отойти - много других забот.

- Министра социальных отношений можно «встретить» в Интернете в социальных сетях?

- Пока не нахожу времени, но хотелось бы. Намерена завести свой блог, ведь это один из каналов общения с миром. Обратная связь мне необходима, чтобы знать, чем дышит народ, чего от нас ждет и на что надеется. Если даже будут негативные отклики, меня они не испугают. Но надо к этому ответственно отнестись. Если открою «Живой журнал», надо, чтобы он был действительно живой: активный и ежедневный.

Справка:

Ирина Гехт - доцент кафедры «Социальная работа» в ЧелГУ, кандидат педагогических наук. Действительный государственный советник Челябинской области третьего класса. С 2003 года - член общественного совета по социальной политике ЗСО, с 2006 года - член Общественной палаты области. 1 февраля 2011 года назначена министром социальных отношений области.

Комментарии
Кресло-коляску комнатную и некоторое количество памперсов, абсорбирующих пелёнок я была вынуждена купить на свою пенсию, компенсацию за кресло- коляску комнатную, памперсы и пелёнки мне перечислили через несколько месяцев, когда инфляция «съела» мои деньги. Кто незаконно пользовался моими денежными средствами я не знаю...Из изложенного выше, можно сделать вывод о
наличии коррупциогенных факторов в деятельности служащих в системе социальной защиты населения Советского района г. Челябинска - цитата из заявления инвалида первой группы, ветерана войны, 1925 г.р. Лыновой М.М. от 16 июня 2011 г.
Алексей Суздалов
20.06.2011 05:31:27