Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жители Кунашакского района пожаловались Дубровскому на местную власть

09.04.2014
Претензий к районному главе Вадиму Закирову несколько: хронически плохие и не очищаемые зимой дороги, беда с питьевой водой, плохое состояние местной больницы, сложности с получением земли.

Борису Дубровскому, исполняющему обязанности губернатора, жители Кунашакского района написали письмо. Пожаловались на местную власть.

Претензий к районному главе Вадиму Закирову несколько: хронически плохие и не очищаемые зимой дороги, беда с питьевой водой, плохое состояние местной больницы, сложности с получением земли.

По мнению активиста инициативной группы «Кунашакский район без коррупции» Рустама Хасанова (в прошлом предпринимателя), дела бы шли куда лучше, будь схема освоения бюджетных средств прозрачной. В обращении к и.о. губернатора прямо говорится о коррупционной составляющей в действиях районных властей и распределении бюджетных денег без конкурсов и аукционов. А это, по мнению Р. Хасанова, один из источников дороговизны выполняемых в муниципалитете работ. На обновлении тех же водопроводов, считает Рустам, можно сэкономить десятки миллионов рублей, если конкурсы организовать по всем правилам.

Китай и «венеция»

В деревне Большой Куяш своя головная боль, о которой тоже поведали главе региона. На окраине, в двух сотнях метров от сельских домиков, небольшая фабрика. Инвестор из Китая организовал здесь производство обуви. Местные говорят, что химические отходы складируются в старый карьер. Часть их весеннее половодье приносит во дворы куяшцев: фабрика расположилась на пригорке, а домики селян в низине, ближе к озеру.

— Нынче уже второй раз вся эта «венеция» через мой двор пойдет, — ожидает таяния обильного снега, сдобренного промышленным хламом, местная жительница Ольга Атесова. — Мусор у них ужасный. В прошлом году сама его собрала и отнесла к их проходной.

Впрочем, Ольга Васильевна сомневается, что ее протест возымел действие. Вероятно, ее просто не поняли. В буквальном смысле.

— Работают на фабрике почти одни китайцы, их больше ста человек, — говорит пенсионер и пчеловод Михаил Вечирко. — Приезжают сюда на вахту, живут в общежитии. Русского языка не знают, приходят в магазин, продавщица их понять не может — начинают кричать, возмущаться. Между ними драки случаются. Они, видимо, из разных провинций — вот и не может, бывает, один клан договориться с другим.

Селяне жалуются на антисанитарию, на привычку китайских гостей запускать в небо летающие фонарики. Мало ли куда он прилетит: дома в Большом Куяше деревянные, лето на Урале жаркое. В общем, не складывается диалог культур на куяшском кусочке евразийского пространства. Для деревни в несколько сотен человек десятки пришлых вахтовиков со своим языком, обычаями и бытовыми привычками — серьезный стресс.

Глава района Вадим Закиров все понимает. Говорит, что местный колледж начинает готовить специалистов по профилю фабрики. А значит, замещение штата коренными тружениками вполне реально.

Жители Большого Куяша напоминают: когда условия строительства обсуждались на сходе, им обещали на новом производстве более трети рабочих мест.

— Вместо этого десять человек приняли, но потом зарплату им урезали так, что те вынуждены были уволиться, — говорит пчеловод Михаил Вечирко. — Тем более, что условия труда невыносимые. Когда по ночам на фабрике включают вентиляцию помещений, в деревне дышать нечем.

Китайцы-то как терпят?

— Как смертники. К тому же они месяц поработали — к себе на родину вернулись. Сюда других привезли. А нам-то здесь постоянно жить. Вот сейчас, ближе к лету, вся эта химия всплывет, наши пчелы ее налижутся, и что с ними делать? Это же все наши затраты, труд.

Михаил Федорович намерен организовать химический анализ талых вод, потому что ниже дворов жителей деревни, куда попадает промышленный мусор, берег озера. А январское исследование родниковой воды (селяне показывают заполненный бланк каслинской ветеринарной лаборатории) выявило превышение содержания нитратов.

Вадим Закиров не склонен видеть в этом результат влияния фабрики. А воду рекомендует брать из пробуренной муниципалитетом скважины.

Дорогое бездорожье

Аргументы Вадима Закирова в пользу сохранения производства в Большом Куяше не без резона. Инвестор платит налоги, в том числе в местный бюджет. Благоприятное самочувствие бизнеса — сигнал остальным: в район вкладывать деньги можно.

— Когда я пришел на должность главы, у нас было всего 3100 рабочих мест, из них 2800 — бюджетники, — вспоминает Вадим Салаватович. — Сейчас эта цифра 5100—5200.

По его мнению, такой результат получен не только за счет внешних инвестиций. Но и благодаря работе с местными предпринимателями: те, кто создает новые рабочие места, получают дотации из бюджета.

Обвинения в коррупционности конкурсных процедур Закиров отвергает.

— К проведению аукционов и конкурсов я вообще не имею никакого отношения, — утверждает он. — Информация о них размещается на сайте администрации и в местной газете. Организует и проводит конкурсы комиссия. Она наполовину состоит из представителей отделов и управлений, другую ее часть составляют все те же предприниматели.

Глава района ссылается на результаты проверок, которые постоянно проводят прокуратура и силовые ведомства. Нарушения, уверяет он, всегда устраняются. Как, например, в случае с муниципальной больницей, где прокурорская проверка выявила в ноябре дисбаланс в распределении зарплат медперсонала. Впрочем, утверждают медики, проблема до конца не решена.

По словам Вадима Закирова, прозрачны и земельные отношения. Хотя о проблемах с участками корреспонденту «Челябинского рабочего» рассказывали жители Большого Куяша. Говорили: дети в село возвращались бы охотнее, если было бы что обрабатывать и на чем строить. Селяне полагают, что все участки вокруг давно проданы екатеринбуржцам, а местные остались не у дел. Вадим Закиров эти предположения категорически опроверг, а на пересказанную жалобу Рустама Хасанова (тот сетовал на бюрократическую волокиту при выделении участка под огород) ответил, что эту фамилию впервые слышит и обязательно разберется, в чем дело.

— Просьбы о выделении земли стараемся удовлетворить все, — говорит руководитель управления имуществом и земельными отношениями администрации Алексей Платонов. — Есть ограничения, когда земля у жителя района уже есть или на один участок претендуют два человека. Тогда обязателен аукцион.

Подобные ответы глава района дал и по другим пунктам адресованной губернатору жалобы. Например, он впервые услышал о проблемах с водой в деревне Большое Иркабаево. Там, когда замерзает колодец (почти каждую зиму), селяне берут воду в проруби речки Караболка. Путь от своего дома до проруби по слякотной дороге показал местный житель, в прошлом лесник Зайнулла Хабибуллин. Оказалось, глава района об этих трудностях Зайнуллы просто не знал. Знай он о них, наверняка в деревне пробурили бы скважину, как и в тех поселениях, которые вовремя поставили в известность администрацию.

Зайнулла Хидиятович, как и многие жители кунашакских деревень, в благоустройстве территории поднаторел. Селяне, по их рассказам, когда надо очистить от снега улицу, просят работающих рядом областных дорожников. На оплату их труда скидываются из личных средств.

Впрочем, и эти сведения у Вадима Закирова вызвали неумение:

— С 2010 года для сельских поселений было приобретено четыре грейдера и экскаватор, — сказал он. — Те главы, которые хотели взять технику, ее получили. Кроме того, на очистку улиц от снега мы выделили 22 миллиона рублей. Согласитесь, на 22 миллиона главы могли бы организовать качественную очистку улиц.

Дороги — самая острая беда Кунашакского района. Весенняя распутица снижает эффект от инвестиций в рабочие места покруче, чем китайские гастарбайтеры в Большом Куяше. В деревне Большое Кузакбаево, где поговорить с журналистом о дорогах собрались человек двадцать, жители подчеркнули такую вещь: ездить на работу в Муслюмово, на новую птицефабрику, селянам невыгодно: дорога занимает до трех часов времени. Быстрее, чем со скоростью 20 километров в час, не проедешь. Кстати, даже джип Рустама Хасанова подбрасывает на подмерзшей колее, которая, подтаяв, превращается в откровенное бездорожье.

— У нас по такой дороге детей каждый день в Халитовскую школу возят, — говорит депутат районного собрания Шакур Фаизов, подчеркивая, что это небезопасно. Та же история и в селе Баракова, которое также относится к Халитовскому поселению. Пару недель назад в окрестностях Халитово работал представитель областного министерства дорожного строительства. Составил акты о состоянии коммуникаций.

Отзывчивость, с какой люди встречают желание их выслушать, наводит на банальную мысль: местные жители бездорожьем и прочими проблемами отрезаны не только от школ, больницы и прочих благ, но и от понимания логики тех, кто принимает решения. В итоге для многих из них губернатор оказывается ближе местных властей, а объяснение неурядиц часто сводится к простейшей и «все объясняющей» формуле: «воруют».

— Обвинения в коррупционности, по сути своей, достаточно серьезны. Вы будете опровергать их через суд или заявление в прокуратуру? — спрашиваю у главы района Вадима Закирова.

— Вы знаете, — отвечает он, — я пришел сюда работать. А реагировать на всякие бездоказательные домыслы не вижу смысла. В пользу моей репутации говорят многочисленные проверки, которые не выявили ничего противозаконного.

Комментарии
Комментариев пока нет