Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Борис Дубровский посетил центр временного пребывания переселенцев с юго-востока Украины

15.07.2014
Прибывшие на Южный Урал беженцы нуждаются в документах и стабильном заработке. Многие даже в отдаленной перспективе не рассматривают возможности возвращения назад.

Прибывшие на Южный Урал беженцы нуждаются в документах и стабильном заработке. Многие даже в отдаленной перспективе не рассматривают возможности возвращения назад.

Пункт временного размещения граждан расположился в поселке Каштак по улице Санаторной. В обычные дни здесь размещается санаторная школа-интернат для детей, нуждающихся в длительном лечении. Сегодня здесь нашли кров 19 семей из братской республики, превратившейся в «горячую точку». По словам начальника управления по взаимодействию с общественными объединениями администрации Челябинска Натальи Сырковой, сегодня здесь живет 81 человек, в том числе, 27 детишек.

- Заселение двух семей запланировано на завтра, еще двух – на послезавтра, - говорит журналистам Наталья Алексеевна. Всего же центр может вместить до 250 человек.

На первом этаже – уютное фойе с цветами и всем, что характерно для вполне приличного санатория. Нюанс – дверь в комнату хранения гуманитарной помощи.

В спортзале несколько рядов металлических кроватей. На втором этаже комплекса – в жилой зоне – коридор с пронумерованными комнатами. Часть из них – небольшие – на восемь коек. Напротив – вместительные, разделенные перегородками, между которыми помещается десять-одиннадцать деревянных аккуратно заправленных кроватей.

История каждой из оказавшихся здесь семей своя, но драмы похожи. Алла Зезюлина из Краматорска. Границу между Россией и Украиной пересекли 4 июня, а в Каштаке два дня.

- Приехали сюда с мужем, двумя детками, - рассказывает Алла. – Пересекли границу в Новошахтинске. На следующий границу побомбили. Мы поехали в Оренбург, но так как там жилья нет, приехали сюда. В Краматорске осталась мама. Она не хотела ехать в никуда. А теперь она вроде бы хочет, но не может уже: выход закрыт. Наши два города – Славянск и Краматорск – нацгвардия забрала, поэтому выхода людям оттуда нет. Наших квартир уже нет: их разбомбили, когда мы оттуда уезжали. Мама в бомбоубежище там живет.

У землячки Аллы Зезюлиной Виктории Петегирич мама тоже осталась в Краматорске. Телефонная связь с мамой есть, она плачет, напугана:

- Город бомбят: и дома, в которых мы жили, и школу рядом. Ополченцы оставили Славянск и Краматорск, потому что им нечем воевать, - рассказывает Виктория, - а они (украинская армия – авт.) продолжают бомбить дома.

Сама Виктория пересекла границу с 16-летним сыном и семьей своей старшей сестры. До перехода в Новошахтинской их вывез на автобусе один человек. Тоже поехали в Оренбург, потому что один из жителей города предложил двухкомнатную квартиру для беженцев с Украины.

- Но он переоценил свои возможности, - рассказывает Виктория. – Нас приехали шесть семей. Вот мы и поехали в Челябинск.

Проблема Виктории – документы для сына. Паспорт в России выдают с 14 лет, а на Украине с 16, получить его не успели. Через границу сына пропустили без паспорта (как говорит Виктория, «помиловали»). Но теперь парню надо устраиваться на работу, и документ необходим.

- Возвращаться страшно, даже в Украинское консульство идти страшно, - сетует Виктория.

Проблему с консульством и документами обещали решить специалисты управления Федеральной миграционной службы. Сама Виктория – няня по призванию – готова к любой работе. На днях для переселенцев организовали экскурсию на птицефабрику. Сказали, что там есть рабочие места.

- Держитесь, - приободрил Викторию Борис Дубровский.

Семья Елены (фамилию не называет) жила в Донецке.

- В школу уже не ходили в последнее время, в садик тоже детей не отдавала, - рассказывает Елена о последних месяцах жизни на Украине.

- Очень страшно было, - говорит ее дочь Люба. На вид ребенку лет десять-двенадцать. – Даже когда дома сидели, окна были закрыты, все равно было слышно, как стреляют.

Сестренка Любаши – маленькая Василиса - собирает что-то из пазлов. Братишка Денис подбрасывает мягкого тигренка. Люба говорит, что у них сейчас много всего, особенно игрушек. Ее мама подтверждает, что местные жители помогают, особенно одеждой. Она пришлась кстати, потому что из жаркого Донецка уезжали во всем летнем. На Урале же довольно прохладно.

У каждого из переселенцев свой путь с Украины. Многих до границы перевозили таксисты. Они поддерживали связь с ополченцами и знали, где можно проехать относительно безопасно, а где обязательно обстреляют или подорвут.

- Машины у многих простреляны, на свой страх и риск работают парни, - с благодарностью вспоминает о таксистах украинка, отказываясь назвать даже свое имя. – Я вас знаю, вы еще размер обуви спрашивать будете! – улыбается.

Рассказывает, как дети, в первый свой день пребывания в центре, в ужасе забегали в здание, когда слышали над собой звук военного самолета. Сейчас ребятишки играют на площадке и радуются тому, что не стреляют.

Их родители надеются на скорое оформление документов и готовы работать здесь. Дорогу назад себе не представляют.

Комментарии
Комментариев пока нет