Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дальневосточные университеты Евгения Рогозы

17.12.2009
У этого федерального чиновника сразу два офиса - в Москве и во Владивостоке. А прописка осталась челябинской.

У этого федерального чиновника сразу два офиса - в Москве и во Владивостоке. А прописка осталась челябинской.

Готовясь к интервью с известным челябинским предпринимателем и политиком, экс-руководителем компании «Монолит-Инвест», а ныне - крупным федеральным чиновником Евгением Рогозой, я никак не ожидал, что столкнусь с целой цепочкой удивительных совпадений.

Взять хотя бы нынешний московский офис Рогозы, строителя с 20-летним стажем. Он располагается не где-то, а на улице Строителей. А чтобы добраться до этого офиса, нужно по Сокольнической линии столичного метро доехать до станции «Университет». Символичность ситуации в том, что генеральный директор дальневосточной дирекции «Росстроя» (так называется должность бывшего кандидата на пост мэра Челябинска) во Владивостоке как раз и занимается строительством тамошнего университета. Стоимость амбициозного проекта - 60 миллиардов рублей. Это сопоставимо с годовым бюджетом всей Челябинской области.

- Евгений Владимирович, когда весной этого года вы уезжали из Челябинска в Москву, кое-кто воспринял это как побег из города, где обстоятельства сложились не в вашу пользу. Но были и те, кто данный шаг расценил как старт головокружительной карьеры 46-летнего бизнесмена-строителя…

- На самом деле предложение перейти на работу в Министерство регионального развития, чтобы в качестве помощника министра курировать строительство олимпийских объектов в Сочи и подготовку к саммиту АТЭС-2012, поступило мне еще в феврале. Cделал его министр Минрегионразвития Виктор Басаргин. Я думал ровно три дня и согласился. Такой шанс профессионалу выпадает лишь раз в жизни, от подобных предложений не отказываются. В обозримом будущем в России вряд ли еще будут столь масштабные стройки. А в августе я получил новое назначение, став гендиректором дальневосточной дирекции «Росстроя». То есть сосредоточился только на дальневосточных делах.

- Что, так прямо легко, не глядя, променяли обжитый офис в Челябинске на сравнительно скромный кабинет в Москве?

- Не так уж и легко! За плечами оставались годы жизни в родном Челябинске, налаженный бизнес. Опять же всплывали вопросы: как семья, как родители? Но на другой чаше весов лежали новые возможности, новые масштабы. Они и перевесили.

- И в чем заключается круг ваших нынешних обязанностей?

- В зоне моей прямой ответственности - строительство Дальневосточного федерального университета. Он станет в 2012 году местом проведения саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Это очень солидный проект, достаточно сказать, что предстоит ввести в строй свыше 600 тысяч квадратных метров учебных, жилых и других помещений. Есть еще и косвенная ответственность - общая координация усилий всех заказчиков и подрядчиков, задействованных в реализации правительственной программы развития Дальнего Востока.

- А вам прежде доводилось бывать во Владивостоке? Когда туда летели в новом качестве, представление о крае имели?

- Один раз бывал, проездом на Курилы. Приморье - край своеобразный. Территория огромная, а население - менее двух миллионов. Владивосток (ему, кстати, в наступающем году исполняется 150 лет) строился хаотично, до недавнего времени у города и генплана-то своего не имелось. Не было даже очистных сооружений и современного полигона для отходов. Все нечистоты, весь мусор попросту сбрасывался в Амурский залив. Вы бы видели эту картину, просто апокалипсис какой-то! Дорожная сеть совершенно не приспособлена под существующие транспортные потоки, Владивосток буквально задыхается от этого.

- То есть вам предстоит всего за два года расшить все «узкие места»?

- Генплан уже принят, полигон для мусора, дороги и дорожные развязки строятся. Скажу больше, здесь будут возведены объекты, которые станут настоящими символами новой России. Взять хотя бы мосты через пролив Босфор Восточный и бухту Золотой Рог. Вантовый мост через Золотой Рог станет седьмым крупнейшим вантовым мостом в мире. А список рекордсменов возглавит мост через Босфор, его общая протяженность 4 километра, а длина главного пролета - 1104 метра. Только представьте: пилоны, поддерживающие его, высотой с Эйфелеву башню!

- Мосты, дороги, университет, коммунальная инфраструктура… Что еще?

- Здесь будут построены новый ультрасовременный аэропорт, новые водозаборные сооружения, нефтеперерабатывающий завод, завод по сжижению газа, мощный нефтепорт… Перечислять можно долго.

- Впечатляет. Получается, практически строите город с нуля?

- Ну, это громко сказано. Хотя в моей биографии такой факт был. В 1989 году в Армении землетрясение уничтожило города Спитак и Ленинакан. Мне довелось поработать там, города заново возводились буквально в чистом поле. Что касается Дальнего Востока, то сразу вспоминаются слова Владимира Путина: если бы не было такого повода, как саммит АТЭС, то его следовало бы придумать. Край остро нуждался в крупных инвестициях. И когда участвуешь в таких проектах, то заряжаешься невероятной энергией. На твоих глазах колоссальные финансовые потоки воплощаются в нечто материальное. Это очень интересно.

- Скажите, а пресловутый кризис на эти планы как-то повлиял?

- Финансирование не было уменьшено ни на рубль. Проект остается приоритетным. А вот сроки действительно поджимают. Так что работаем без выходных.

- Площадь одного только строящегося Дальневосточного университета превышает годовой объем сдаваемого в Челябинске жилья. С этой колокольни все южноуральские дела вам, наверное, кажутся теперь микроскопическими и не заслуживающими внимания?

- Это вы зря. Я всю жизнь прожил в Челябинске и никогда не смогу говорить о нем пренебрежительно. Хотя, действительно, чтобы почувствовать всю глубину проблемы, чтобы разобраться в ситуации, нужно было чуть-чуть от нее отстраниться. «Лицом к лицу лица не увидать». В числе 13 российских городов-миллионников Челябинск сейчас лишь по ряду показателей экономического развития дотягивает до четвертого-пятого места. Я уверен, что нашему городу вполне по силам обогнать многие другие мегаполисы, в том числе и своего северного соседа, Екатеринбург.

- И что же мешает?

- Мешает застой. Правящие элиты Челябинской области и самого Челябинска не хотят перемен. Их все устраивает, они сидят, свесив ноги. Но что хорошо для элит, не есть хорошо для жителей: динамики-то в развитии не прослеживается. Пример: сегодня все летают через свердловский аэропорт Кольцово, а в челябинском Баландино жизнь еле теплится.

- В ваших словах слышится некая обида.

- Конечно, ведь это и мой город тоже. По Челябинску я скучаю.

- Так возвращайтесь, Евгений Владимирович…

- Возможно, что и вернусь. Но если возвращаться, то не с пустыми руками, а с багажом новых знаний, опыта, связей, возможностей.

- Значит, подписываетесь под словами, не так давно сказанными вами в одном интервью: «Я не меняю прописку, не расстаюсь с Челябинском. И вообще не отношусь к людям, которые бросают начатое дело»?

- Подписываюсь. Если хотите, могу даже паспорт с прежней пропиской показать… (тянется к пиджаку).

- Не надо, не надо, верю.

- Я не отрекаюсь от обязательств: ни перед своими родителями, ни перед попечительским советом ЮУрГУ, где остаюсь председателем, ни перед владыкой Иовом, с которым заложил православный храм на Северо-Западе Челябинска, ни перед профессором Пышкиным из горбольницы № 8, которому обещал достойное его таланта оборудование.

- Странно. Когда человек из провинции переезжает в столицу, о своем прошлом он старается не вспоминать.

- С этим я столкнулся в Москве. Невероятный темп столичной жизни заставляет человека окукливаться, максимально дистанцироваться от всего остального.

- Скажите, из чего состоит ваш рабочий график?

- Один месяц я работаю на Дальнем Востоке, неделю провожу в Москве. Ничего не поделаешь, весь документооборот идет через столицу. Чтобы маховик крутился быстрее, необходимо личное присутствие.

- За эти прилеты хотя бы ненадолго удается почувствовать себя столичным жителем? Я имею в виду громкие премьеры, выставки, спортивные мероприятия…

- Свободного времени очень мало. Если оно и появляется, то стараюсь проводить его с младшим сыном Ярославом, ему шесть лет. Мы с малым покупаем билеты, идем в цирк или в детский театр. Вот и вся культурная программа. Я же трудоголик.

- А старший сын уже в самостоятельном плавании?

- Кирилл у меня тоже по образованию строитель. Учился в ЮУрГУ, потом - в Англии, опять же по строительному профилю. Три года в Магнитке жилье строил. Так что за папиной спиной не отсиживался. Но сейчас в уральской стройиндустрии коллапс. С декабря он принят на работу в дальневосточную дирекцию «Росстроя». Параллельно получает второе высшее образование в Высшей школе экономики. Будет набираться знаний, опыта и напитываться энергетикой мощной стройки.

- А вот лично для вас как прошла адаптация к новым, условиям?

- Длительные перелеты поначалу давались тяжело, все-таки приходится летать через всю страну, проводить по 9-10 часов в воздухе. Но ничего, привык. Ну и стиль работы чиновника, конечно, сильно отличается от стиля работы бизнесмена. Бизнесмен всегда нацелен на результат, бумага для него вторична. А работа чиновника сильно зарегламентирована. Иногда это раздражает.

- Что еще у Евгения Рогозы, кроме кабинета и секретарши, от стандартного чиновничьего вип-набора? Машина с особыми номерами и мигалкой? Охрана?

- Да бросьте. Машина, конечно, есть, но обычная, служебная. А еще у меня в подчинении штат дирекции - 60 человек. Правда, учитывая масштаб задач, принято решение увеличить его вдвое.

- Не могу не спросить о вашей политической деятельности. Вы по-прежнему намерены вести ее в рамках «Справедливой России»?

- Не стоит преувеличивать мою роль как партийного деятеля. Политика для меня - это прежде всего реальные дела. Сегодня я действую в рамках тех целей, которые ставит передо мной правительство.

- Как-то вы уклончиво отвечаете, Евгений Владимирович. Не значит ли это, что вскоре стоит ждать вашего перехода под знамена иной партии? Держа в уме ваш статус, можно даже предположить какой…

- Мне категорически не нравится ситуация с превращением крупнейшего регионального отделения «Справедливой России» в структуру, обслуживающую интересы одной семьи - семьи Гартунгов, цель которой - удержать мандат депутата Госдумы. Поэтому и отвечаю уклончиво.

СПРАВКА

К 2012 году в Приморье будут построены:

- Дальневосточный федеральный университет, представляющий из себя современный кампус на берегу морского залива;

- Терминальный комплекс аэропорта Владивостока с пропускной способностью 1700 пассажиров в час;

- Судостроительная верфь в бухте Чажма, предназначенная для выпуска буровых платформ;

- Автосборочное производство ОАО «Соллерс», которое будет производить корейские автомобили;

- Многофункциональный медицинский центр, театр оперы и балета. Здесь будут коренным образом реконструированы дорожная сеть, системы водоснабжения и канализации;

- Общая стоимость инвестиционных проектов - 566 миллиардов рублей.

Комментарии
Мой комментарий основан на выводах судебных решений, подлинники которых хранятся у меня ящиками. Что умеют делать организации, учрежденные и руководимые Евгением Рогозой? На примере Челябинска: строить гнилое жилье, опасное для жизни и здоровья, так, что на первом этаже сданного дома проваливается потолок-бракованная плита перекрытия (на 1-ом этаже 10-ти этажного дома), случайно не завалившая маленьких детей; не исправлять свой строительный брак; плевать на судебные решения; гипнотизировать областных судебных приставов, иначе ни как не объяснить бездействие областных приставов, признанное областной прокуратурой; и самое главное, никому не ведомыми силами спокойно продавать свое имущество, несмотря на то, что суды накладывают аресты на имущество. Для всех - это мошенничество, а в Челябинске – это геройство. Рогоза – герой. А верхом мастерства являются никому неведомые силы, которые помогают замазывать все свои грязные дела таким горе-строителям. Наверное, безвозмездно? А любые обращения простых людей к любым структурам власти, остаются не замеченными, тщательно скрываются в прессе и на телевидении. До Правительства, такая переписка, вообще не доходит.
Для Челябинска норма нарушать Конституцию и законы, дискредитировать судебную и прочую власть с такими сомнительными героями.

У Московских юристов, которые знакомились с проказами Фонда «Монолит-Инвест», возглавляемого Рогозой Е. (судебными решениями, ответами службы судебных приставов, полиции, правозащитников, перепиской с властями и чиновниками) волосы вставали дыбом. Они, начиная с 2010 года сообщали мне о страшной коррупции в Челябинске и говорили, что даже Москве далеко до такого явного беспредела. Их прогнозы оправдались, сейчас всё становится явным.
Флаг Рогозе в руки, для продолжения его «благородных дел», а главное «по-мужски».
Подлинники готова предоставить, хотя зачем, мое дело легко найти на Судебных сайтах. Я потеряла всё в жизни, лишь потому, что выиграла суды у Рогозы. Мой тел 8 351 2715 214 Ольга Долгошеина.
Долгошеина Ольга, Челябинск
15.01.2014 19:33:35