EUR 75.58 USD 66.33

Из регионального исполкома «Единой России» убрали Алексея Малофеева. Никто не пожалел

Из регионального исполкома «Единой России» убрали Алексея Малофеева. Никто не пожалел

7 июня Президиум политсовета регионального отделения «Единой России» освободил от должности руководителя регионального исполкома партии Алексея Малофеева. Его место временно занял Денис Моисеев, работавший заместителем председателя исполкома до 2017 года.

Для любой партийной структуры должность главы исполкома – одна из самых ключевых. Однако, ни на официальном сайте южноуральской «ЕР», ни на ее же официальной странице «ВКонтакте» о перестановке ни слуху, ни духу. Несведущего человека такое намеренное игнорирование кадровых процессов в новостной повестке могло бы удивить. Но искушенные наблюдатели за политическими баталиями, несомненно, увидят в этом лишь последнее презрительное «фе» в адрес политфункционера, искренне не уважаемого соратниками и столь же искренне не любимого всеми остальными.

Справедливости ради, стоит отметить, что большую роль в общей нелюбви к Алексею Малофееву сыграла его «навязанность» извне. Практически не скрывалось, что Малофеев – магнитогорская креатура экс-губернатора Бориса Дубровского, посаженная им в президиум, дабы контролировать и направлять местных партийцев в правильном ключе. Элита партии изначально восприняла это как завуалированное оскорбление: контролировать и без того верных проводников губернаторской воли равносильно открытому умалению их политического веса. Впрочем, Борис Дубровский никогда не был хорош в налаживании коммуникаций даже с самыми полезными людьми. Но и личные качества Малофеева не принесли ему успеха – соратники по партии, как один, отмечали его недружественность, переходящую то в спесивость, то в откровенную неуважительность. Причем неуважительность распространялась не только на рядовых «единороссов», но и на таких динозавров, которые начали заниматься политикой раньше, чем сам 34-летний Малофеев достиг полового созревания. 

Логично, что после отставки Дубровского, региональные сопартийцы внезапно перестали умалчивать о тотальной неспособности Малофеева рулить РИК и подробно известили об этом все вышестоящие партийные инстанции. Фракция «ЕР» в челябинской гордуме устроила ему показательную порку, придравшись к корявой фразе об обязательных дебатах на праймериз – якобы, вероятна ситуация, что соперников может и не быть. А на заседании самого оргкомитета по праймериз 22 марта флагелляционную практику продолжили остальные участники заседания – и подготовился-де плохо, и предложения-де неуместны. 

Но пока вышестоящие инстанции собирались с мыслями, Малофеев старательно водрузил последние камни в пирамиду над своей карьерой функционера «ЕР», умудрившись обидеть даже тех соратников по партии, кто ранее был к нему относительно нейтрален. Первым камнем стало назойливое лоббирование Малофеевым его земляка – строителя Олега Лакницкого на муниципальные выборы в избирательные округа микрорайона Парковый, куда, в результате сложнейших расторговок, были давно определены независимые кандидаты. А венцом скульптуры стала апрельская отправка в федеральный ЦИК список фамилий действующих депутатов, планирующих переизбраться от «ЕР», но имеющих судимость. В «уголовном списке» оказалось семь фамилий: Рыльских, Паутов, Иванов, Свиридов, Панов, Гончаров и Багрянцев. Этим движением Малофеев одним махом восстановил против себя и депутата Госдумы Андрея Барышева, и первого вице-спикера гордумы Сергея Овчинникова и депутата Госдумы Владимира Бурматова, все еще официально остающегося куратором выборов губернатора – не говоря уже о самом Виталии Рыльских, имеющем колоссальный финансовый и политический вес. Но главное, Малофеев создал неприятный прецедент и для федерального исполкома, подняв одну из наиболее болезненных тем в истории «Единой России» – наличие в ее рядах немалого числа раскаявшихся разбойников, чьи судимости, впрочем, давно погашены и не влияют на их право избираться и быть избранными. В утешение «ЕР», следует сказать, что и в других парламентских партиях такого добра – хоть возами вози. 

В этой связи стоит сказать несколько слов о самом главном «единороссе» Челябинской области – Владимире Мякуше. Его противостояние с Малофеевым может стать учебником для всех, кто желает окунуться в политические игры с головой. Ни разу не вызвав медийного скандала и не «засветившись» в открытом конфликте, он методично выдавил неудачливого ставленника экс-губернатора отовсюду, где он мешал и мешался. Именно его доброжелательная критика незримо побудила массы к протесту против недоброжелательности Малофеева. Именно его опыт переговоров привел к ограничению деятельности председателя РИК в самых ключевых вещах – таких, как право подписи. Именно с его подачи первым заместителем Малофеева стал один из соратников госдепа Бурматова – Дамир Утарбеков, что в местных политических реалиях сравнимо с трудоустройством сельского пиромана в охрану сеновала. Капля за каплей, дело за делом,– Мякуш медленно, но уверенно выравнивал политическую ситуацию в сторону равновесия, столь грубо нарушенного Дубровским. Выравнивал и выровнял.

Сейчас региональный РИК временно возглавил Денис Моисеев – не просто сторонник, а и политический воспитанник Мякуша, искренне питающий к шефу самые добрые чувства. Мало кто сомневается, что Моисеев скоро станет полноправным руководителем исполкома. Курировать выборы в райсоветы Челябинска станет давний соратник Мякуша, доцент ЧелГУ Василий Зорин – их сотрудничество длится более двух десятков лет. Даже Малофеева пристроили: в избирательную комиссию Челябинской области, к одному из немногих оставшихся членов магнитогорской команды – председателю облизбиркома Сергею Обертасу. 

Да, все это произошло не сразу, а заняло несколько лет. Но куда торопиться тому, кто умел наладить конструктивный диалог с четырьмя губернаторами Челябинской области и теперь налаживает его уже с будущим пятым?

Автор: Игорь Колкин

Фото: Ura.ru, из открытых источников

VK31226318