EUR 75.58 USD 66.33

Как мы строим свою политику (часть III): реальные интересы или что отражают первые дни пятого срока?

Как мы строим свою политику (часть III): реальные интересы или что отражают первые дни пятого срока?

Сериалы лишь с виду бесплатные

Голосовали искренне? Вполне. Подтасовки были? Не факт. В любом случае, рекорд достигнут не этим. Жить за прошедшие шесть лет стали лучше? Да ну вас! Чувство собственного достоинства президент вернул? Неужели: пойди-ка, возрази своему начальнику. Не было реальных конкурентов? Но их уже давно нет, и большинство россиян не возражают: могли ведь голосованием протест выразить, но, видимо, все понравилось.

Так в чем секрет успеха главы государства? В том, что его «поддержка» не отягощена нашими обязательствами. Точнее, осознанием этих обязательств. Поддерживаешь установку нового лифта в подъезде? Естественно! Готов за нее платить? С чего это?! Хочешь, чтобы Путин был президентом? Конечно! Согласен с 15-процентным налогом на свои доходы?..

Президентская кампания лишь отразила актуальность давней истории восприятия нами публичной политики в качестве сериала – не более. Мы уверены, что выборы на нашу повседневность влияют так же, как «Санта-Барбара» в начале 90-х на инфляцию в России. То есть, никак. Правда, в отличие от американской мыльной оперы прошлого века в нашем рейтинговом сериале «Ядерный домик» есть элемент интерактива – участие во флэш-мобе с проталкиванием листа бумаги в навороченную урну с тем, чтобы ощутить собственную сопричастность к победе главного героя над силами мирового зла. Своего рода, кино в формате 5-D, где не только видишь происходящее, но и чувствуешь его запахи.

Об ароматах чуть позже. Пока зададимся вопросом: стоит ли, в связи со всем сказанным, к результатам выборов и своему в них участию в качестве избирателя относиться серьезно? Разумеется, да. Как можно несерьезно воспринимать себя в том состоянии, когда, возбужденный многосерийным триллером с элементами агрессии, берешься за требующий ответственного обращения инструмент. Именно таковым является бюллетень для голосования, способный, как минимум, повлиять не только на наш быт.

С другой стороны, правы и те, кто утверждает, что судьба России решается не на избирательных участках. Примеры – голосование за сохранение СССР 17 марта 1991 года (Союз официально распался в конце декабря, а, фактически, перестал существовать еще раньше) и референдум о доверии президенту и парламенту, результаты которого не смогли предотвратить стрельбу из танков по зданию Верховного Совета, во многом предопределившую сегодняшнее положение дел. По менее резонансным выборным процедурам мы также видим несоответствие реальной политики тем ожиданиям, которые предшествовали народному волеизъявлению.

Время сеньоров и вассалов

В природе противоречия «важность / неважность» выборов просматриваются два аспекта. Первый связан с процессом масштабной, глобальной и всеобъемлющей смены парадигм существования, при котором многие из традиционных форм (демократические процедуры в их числе) уже не действуют с наглядной пользой, но отказаться от них нельзя, так как новых либо нет вообще, либо и их эффективность не бесспорна. Проще говоря, фраза Черчилля о том, что «демократия – наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые пробовались время от времени» актуальна и сегодня. Но более в первой своей части, нежели во второй. Речь не идет о закате демократической идеи. Однако ее повсеместная в современном мире проверка на прочность совершенно очевидна.

Второй аспект обусловлен особенностями общественно-политического устройства современной России. Из сопоставления мнений самых разных экспертов можно понять, что оно, по многим признакам, авторитарное. Причем, если авторитаризм Советского Союза был, скажем так, индустриального, то есть, модернистского типа, то современный тяготеет к феодальному (вассал моего вассала - не мой вассал). На последнем моменте еще несколько лет назад заострил внимание один из политических аналитиков.

В индустриальном действует компактная вертикаль власти по партийной линии, заинтересованная в сигналах с мест. Причем, систематических. Формат «прямой линии» генсека как едва ли не единственной возможности быстро решить наболевший вопрос в то время сложно себе представить. Зато теплилась надежда, не найдя правды дома, отыскать ее в высших эшелонах государства. К финалу истории СССР система сигналов износилась, но современная модель коммуникации властей и общества опору на нее предполагает в еще меньшей степени.

Торжествующий сегодня феодальный авторитаризм более древний, основан на взаимоотношениях сеньора и вассала, не предполагающих никакой объединяющей идеи, кроме взаимной выгоды. Гражданин в такой парадигме – источник благополучия ее творцов, а не смысл их деятельности. Соответственно, и значимость гражданского голосования в качестве драйвера изменений чрезвычайно мала. Но это парадоксальным образом не снимает с гражданина пусть не осознаваемой, но реально ощущаемой ответственности за результаты.

Чего мы хотим? Только честно

Осознание избирателем собственного жизненного интереса, пожалуй, первый шаг к усилению инструментального начала в выборах. Интерес важен стратегический, завязанный, как минимум, на будущее детей, а не на текущий собственный материальный статус. А это уже иная система ценностей и совершенно другая мотивация ее отстаивать. Торговля собственным мнением ради зарплаты, психологического комфорта и возможности не утруждать себя критическим анализом происходящего действует разлагающе абсолютно на все. А признаки разложения общественных и прочих институтов опасны, в том числе, буквально, физически. То, что мы видим в Волоколамске – тому подтверждение. Есть основание полагать, что и трагедия в Кемерово вписывается в этот контекст.

Снизить вероятность такого рода событий можно только за счет профилактики: осознавать и работать на защиту собственных интересов нужно постоянно, а не только тогда, когда твой ребенок заболел, нанюхавшись чужих бытовых отходов. Выборы разного уровня – от профактива в цехе до президента страны – одна из таких профилактических мер. Точнее, это инструментарий, весьма эффективный, если, конечно, не превращается в муляж.

Мы же в первую неделю после последнего по времени всенародного голосования видим: наши базовые человеческие инстинкты, включая родительский, вступают в противоречие с официально поддерживаемыми нами приоритетами. Избирательное право как один из самых надежных элементов самозащиты используем весьма алогично. В результате получаем, по словам известного эксперта, предсказуемые выборы с непредсказуемыми для нас последствиями.

Какой результат – реальный?

Эффективность постоянной работы на собственный интерес зависит от ряда условий. Во-первых, от уровня профессионализма в том деле, которым занимаешься: чем больший вклад ты вносишь в производство качественного продукта, тем выше вероятность того, что твоя позиция будет учтена. Во-вторых, этот продукт (материального или любого другого свойства) должен быть именно качественным. То есть, работа должна приносить преобразующий действительность результат, а не его видимость. Отсюда – переосмысление того, что именно является результатом: количество сданного жилья или качественный прорыв в организации городского пространства; высокие показатели ЕГЭ или понимание детьми базовых законов жизни; цифры экономического роста или повышение жизненного комфорта…

Проблема в том, что выявлению реальной результативности препятствует упомянутое уже сочетание отживающих традиций восприятия действительности с отсутствием новых. Такого рода традиционность подобна чемодану без ручки – и нести тяжело, и бросить страшно. Типичная логика принятия решений: да, показатели – ничего не отражающая туфта, но, если ты их не выполнишь, тебя уволят.

Однако и в этой ситуации при выборе оптимальной для себя стратегии поведения необходимо понимать, что именно ты получишь при самом наихудшем варианте развития событий. И это понимание должно быть максимально конкретным. Если при плохом раскладе тебе светит лишь опыт, лучше сразу определить, в чем именно он будет выражаться и как его конвертировать. Практика постоянного и предельно четкого очерчивания своего интереса, вероятнее всего, сделает очевидной неэффективность имитационных моделей даже в тактической перспективе. Лукавство ради сохранения работы не укрепляет материальное благополучие, а подтачивает его, так как бьет по профессионализму и делает позицию человека уязвимой.

Оптимальной жизненной стратегией является пусть и постепенное, но неуклонное снижение в своих действиях имитационной составляющей. Создание видимости работы – дело затратное: ресурсы сжигаются, силы уходят, а отдачи нет. Стремление же к реальному результату неуклонно приводит к концентрации прагматичных и способных к творчеству людей в тех сферах, где доля имитации деятельности стремится к нулю. Возникает потребность в выстраивании коалиций – третье условие эффективной защиты собственных интересов.

Коалиции не рождаются в политике, а приходят в нее

Именно четко осознаваемый, содержащий множество разных аспектов (вплоть до духовных) интерес лежит в основе сильных и перспективных коалиций. Идеологические разногласия их участников отходят на второй план, так как наше восприятие идеологий относится все к тем же традиционным стереотипам, имеющим весьма косвенное отношение к современной реальности. Подискутируй конструктивно с просвещенным коммунистом, и ты увидишь, что он, де-факто, рыночник. Присмотрись к учительнице с военкомовскими нотками в голосе и поймешь, что по характеру своих поступков она – демократ-романтик первой волны. А в словах не поверхностного либерала можно уловить стремление к социалистической идее. Чем глубже люди понимают действительность и чем выше уровень их профессионализма, тем проще им договориться, выведя за скобки разногласия.

Внеидеологическую суть коалиций, созданных на основе общего интереса, профессиональные политологи усматривают во властных структурах нынешней системы с ее чертами феодализма. Наличие именно таких черт обусловлено тем, что интерес этот ограничивается лишь материальными аспектами текущего момента, в значительной степени базирующимися на имитации и потому стратегически обреченными.

Широта четко осознанных интересов и неизбежное стремление к объединению во имя их защиты в конечном итоге порождают не только узкопрофессиональные, но и межпрофессиональные коалиции, способные выйти в политическое поле. По логике в этом должна быть заинтересована и действующая власть: ситуативный, а потому взрывной характер отстаивания людьми своих прав, вывод их реальных интересов из политического пространства со всем его инструментарием, включая выборы, - становятся травматичными и для нее. События в Волоколамске это показывают.

Фото: Twitter / Лентач @oldLentach

VK31226318