EUR 75.58 USD 66.33

Ничего личного, просто – бизнес. Что стоит за атакой на Дубровского

Ничего личного, просто – бизнес. Что стоит за атакой на Дубровского

В экспертном сообществе и телеграм-каналах несколько дней шепчутся о причинах и целях появления порции компромата, вываленной московскими газетами на губернатора Челябинской области Бориса Дубровского. Кто-то видит за скандально-разоблачительными публикациями чуть ли не скорую отставку, кто-то – просто спланированный удар по губернатору и его окружению, а кое-кто поговаривает о «торчащих» за всем этим интересах крупного федерального бизнеса. Тему комментировал даже телеграм-канал «Молнии Дубровского», считающийся официальным рупором пресс-службы губернатора Южного Урала. На наш взгляд, версия о московском бизнесе не лишена оснований и вот почему.


Если коротко, то в упомянутой публикации утверждается, что якобы схема по выводу огромных бюджетных денег с дорожного строительства на Южном Урале в зарубежные офшоры не перестала работать после обвинений и бегства в Лондон экс-губернатора Михаила Юревича. Более того, столичные журналисты якобы раскопали и публикуют документы, свидетельствующие о возросшем воровстве по сравнению со временами Юревича. Воровстве, отмечается в публикациях, подчиненных Дубровского. Если Юревичу и его бизнес-партнерам, прежде всего Вадиму Белоусову, депутату Госдумы, предъявлены обвинения в хищениях около 3,4 миллиардов рублей, то, по сведениям московских СМИ, вывод денег из дорожной сферы при Дубровском якобы вырос в разы. 


Звучат известные на Южном Урале названия компаний, в самом деле, годами выступавшие монополистами на рынке господрядов и госфинансирования. Прежде всего это касается ЗАО «Южуралавтобан». Компания проходит процедуру банкротства. Конечными бенефициарами «Южуралавтобана» на каком-то этапе выступали Сергей Вильшенко и Екатерина Краснихина. С последними именами, однако, связана еще одна громкая история по якобы имевшему место хищению на подрядах и поставках в ОАО «Российские железные дороги», разбирательство по данному делу до сих пор идет в московских судах. Кстати, упомянутый Вильшенко не стал дожидаться вынесения приговора и даже результатов следственных действий, предпочтя несколько лет назад через Казахстан покинуть территорию России. По некоторым данным, он, как и Юревич, предпочел осесть в Лондоне…

Итак, на сегодняшний день достоверно известно, что весной 2018 года Генпрокуратура (следите за инстанциями и фамилиями фигурантов и должностных лиц!) направила в Чертановский суд Москвы дело о растрате 139,9 миллионов рублей в частной компании НК «Бердяуш». «НК» в данном случае означает «нерудная компания», «Бердяуш», ранее принадлежавшая тому же бизнесмену с южноуральскими корнями Сергею Вильшенко, была известна как крупнейший подрядчик РЖД по поставке щебня и прочих материалов. Суммы контрактов, заключенных с 2011 года – от 4 миллиардов рублей и выше, при этом НК «Бердяуш» на протяжении ряда лет стабильно выигрывала все конкурсы у железнодорожной монополии и, судя по всему, активно вела и развивала собственный бизнес. 


Но в 2014 году Сергей Вильшенко по сообщениям из открытых источников продал 100% «Бердяуша» бизнесмену Артему Чайке, который является сыном Генерального прокурора России Юрия. Ну, казалось бы, продал и продал, может надоело Вильшенко получать по 4 миллиарда рублей ежегодно на поставках щебня в госкорпорацию, кому какое дело? Все бы ничего, но сразу же после заключения сделки и якобы проведенного аудита в НК «Бердяуш» новый владелец заявил о растратах, появилось то самое уголовное дело, которое дошло до Чертановского суда. Дальше началось самое интересное.

Журналисты «Новой газеты», подробно освещавшие ход расследования и судебное разбирательство, называли в числе подсудимых целую группу лиц, в том числе Екатерину Краснихину, Елену Дорожевич, Дмитрия Супруна и Владимира Гаца. Последний, собственно, и начал «сдавать» своих коллег, как это часто бывает, в итоге был осужден первым и получил ниже нижнего предела.

В ходе судебных разбирательств остальные фигуранты, например, та же Краснихина и ее адвокаты не раз указывали на нелепость самого обвинения: по версии следствия, топ-менеджеры НК «Бердяуш» годами воровали средства у самих же себя, вернее со счетов компании, а потом доведенную до «ручки» фирму умудрились перепродать сыну Генпрокурора. При этом Вильшенко как, видимо, основной владелец, скрылся за границу. Есть в обвинении и упоминание, что организованная группа лиц при совершении преступлений умело маскировала свои действия, пользуюсь шифрованными средствами связи. Под последними понимались всем доступные мессенджеры типа Viber и WhatsApp.

Краснихина, кстати, настаивала на том, что не могла выводить деньги из компании без распоряжений самого Вильшенко до сделки с Чайкой, что автоматически делает позицию следственных органов, мягко говоря, спорной. Вильшенко же, как мы помним, не стал ждать заседаний и тем более решения «самого гуманного» суда в мире и предпочел уехать из страны.

Рассказываем мы это все к тому, что уже тогда московские журналисты и наблюдатели задавались вопросами – а не является ли процесс над подчиненными Вильшенко в деле вывода средств из «Бердяуша»… банальным отъемом бизнеса и рейдерским захватом?

По одним данным, за НК «Бердяуш» Вильшенко хотел получить от структур бизнесмена Чайки около 173 млн. рублей. Но это - «открытая часть» сделки. Однако оказавшаяся на скамье подсудимых Краснихина озвучила совсем другую версию и другой порядок цифр – якобы в июле 2014 года Вильшенко и Чайка-младший договорились о реальной цене компании «Бердяуш» и она составляла по соглашению порядка 80 миллионов долларов США! Согласитесь, разница в цене существенно и скорее именно этот порядок цифр отражает истинную цену за «Бердяуш», успешно работающую много лет с РЖД. Краснихина утверждала, что деньги за сделку так и не были получены, по крайней мере, в полном объеме.

Напомним, осенью того же 2014 года произошла резкая девальвация рубля и, соответственно, стоимость компании «Бердяуш» даже в рублевом эквиваленте должна была вырасти. Логичным ли выглядит в такой ситуации появление уголовного дела, обвинения в хищении средств у самих себя, преследование и отъезд основного владельца за границу? 


Вообще же, бизнес-активность сыновей Генпрокурора Артема и Игоря Чайки поражает – здесь и многочисленные сделки по выкупу предприятий наиболее перспективных подрядчиков у РЖД, и отельерный бизнес, и «мусорная тема» в самых разных регионах.Подобная активность на рынке, естественно, иногда приводит к бизнес-конфликтам с другими интересантами, например, в 2014 году владелец группы «ПИК» Юрий Жуков подал жалобу в ФАС на действия как раз НК «Бердяуш».

Интерес к мусорному бизнесу на Южном Урале структуры семьи Чаек тоже проявляли. А заходили в регион они через того же лондонского изгнанника Вильшенко. По информации регистраторов и ряда СМИ, весной прошлого года в Карабашском кластере по сбору и утилизации мусора в Челябинской области победителем была названа компания ООО «Центр коммунального сервиса». Ранее принадлежавшая структурам губернатора Бориса Дубровского и входившая в его холдинг «Синай».

Ключевое слово здесь – «ранее», потому что осенью 2017 года Александр Дубровский, сын и управляющий активами семьи губернатора, продал ЦКС компании «Амарант». Учредителем которой значится Григорий Вильшенко, экс-мэр Златоуста и руководитель тамошнего отделения ФСБ в советское время, который является отцом Сергея Вильшенко. «Амарант» в свою очередь учрежден через компанию «Форб», через которую якобы Вильшенко-младший и Артем Чайка собирались зайти в «мусорный» бизнес на Южном Урале.

Отметим, что мусорный бизнес для семьи Чайки является едва ли не основным сегодня: так, возглавляемая Игорем Чайкой компания «Хартия» выиграла в 2018 году конкурс в Ногинском районе Подмосковья с общим финансированием подрядных работ на сумму около 40 млрд. рублей. Игорь Чайка некоторое время числился советником губернатора Подмосковья Андрея Воробьева. Само собой, денежные потоки от подмосковного мусорного рынка и аналогичного сегмента на Южном Урале несопоставимы, но курочка, как известно, по зернышку клюет…

Добавим, что согласно исследованиям политолога с челябинскими корнями Евгения Минченко, в состав так называемого «Политбюро 2.0» входит несколько значительных кланов и групп влияния. Одним из мощных и влиятельных кланов Минченко называет группу условных выходцев из силовых структур, группу Сергея Чемезова, куда входит и Генпрокурор Юрий Чайка и руководитель Росгвардии Виктор Золотов. Им противостоят («противостояние» здесь надо понимать как соперничество за доступ к первому лицу, за право распоряжаться ресурсами, бюджетными потоками и т.д.) другие условные «силовики», лидерами которых называют глав могущественного ФСБ Александра Бортникова и Следственного комитета Александра Бастрыкина.

Очевидно, что московские кланы вступили в решающий этап борьбы за влияние на политику Челябинской области. Момент информационной атаки пришелся на канун президентского послания к Федеральному собранию. Напомним, что окончательного решения о том, кто будет участвовать в губернаторской гонке в должности И.О. губернатора пока не принято. Нет сомнений, что на фоне начавшейся кампании за кресло губернатора на Южном Урале публика, видимо, еще не раз прочитает различного рода «откровения» и «компромат» на высших должностных лиц губернии. Интересантов игры может быть очень много. В конце концов, кого-то действующий губернатор устраивает, а кого-то – нет. И дело тут не в личностях. Как говорится, ничего личного, просто бизнес…

Сергей Славин

Фото: glavk.ru, rupolitica.com, yarnews.net, newvz.ru, rupor74.ru, mt.riafan.ru

VK31226318