Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В Копейске постановка ошибочного диагноза обернулась трагедией

22.09.2011
Страшной болезни у 38-летней пациентки Рахимы Свирь не было, но это не отменило трагедии в ее семье.

В 500 тысяч рублей оценил Копейский суд моральный вред от ошибочного диагноза онкологов. Страшной болезни у 38-летней пациентки Рахимы Свирь не было. Но это не отменило трагедии в ее семье. Оправившись от пережитого, через два с половиной года, Рахима (ей привычнее Рита) решила судиться с окружным онкоцентром.

Выбирай: родить или убить

Большую дружную семью Свирь в Копейске знают многие. Рита и ее муж Сергей - старожилы клуба «Семья», пропагандируют здоровый образ жизни. Когда родился их третий ребенок, Риту приглашали на губернаторский прием по случаю Дня матери, а интервью с ней показали на федеральных телеканалах.

Три года назад в семье Свирь должен был родиться желанный четвертый ребенок. Младшие уже прислушивались к шевелению братишки в мамином животе, разговаривали с маленьким. Беда пришла, откуда не ждали.

На седьмом месяце беременности у Риты появилось новообразование в левой молочной железе. Из женской консультации пациентку направили на обследование к копейским онкологам, а те - к своим коллегам в областной центр. В окружном онкодиспансере беременная женщина в тревоге и волнении простояла два с половиной часа у дверей кабинета, чтобы попасть на платный прием. Ей богу, лучше б развернулась и уехала домой…

Заведующая поликлиникой онкоцентра, врач высшей категории Наталья Игнатова подтвердила страшное предположение: рак, третья стадия. Напрасно Рита умоляла о дополнительном обследовании. О методах, подходящих для беременных, Рита знала, так как по Интернету общалась с маммологом Дмитрием Красножоном из Петербурга. Однако в Челябинске ей даже не сделали повторный анализ на цитологию.

Потом была областная комиссия по прерыванию беременности. Измученной тревогами женщине предложили убить ребенка в утробе или сделать операцию кесарева сечения и дать малютке шанс. Она, конечно, выбрала второе и уговорила заведующую гинекологией пригласить на операцию неонатолога.

Все это время Рита жила, как в кошмарном сне, чувствуя под сердцем беспокойное шевеление сына. Не было сил даже плакать. Накануне операции она, по собственному признанию, выла, как волчица. Видимо, сердцем чувствовала, что спасти малютку не удастся. А когда мама вышла из больницы без братика, безутешно рыдала самая маленькая дочка Диана. Остальные переживали молча, знали: это только полбеды.

Безрадостный хеппи-энд

Во второй раз попасть на консультацию к доктору Игнатовой Рите не удалось. Кто ж будет консультировать бесплатно? Дело в том, что Рита работает следователем в Копейском УВД, медицинского полиса у нее нет. Через министра Нургалиева она добилась индивидуального договора МВД с онкоцентром. Однако документ давал право только на оперативное лечение. Эта ошибка была исправима.

С поставленным диагнозом Рита обратилась в челябинскую горбольницу № 8. Лечение начали немедленно, дорог был каждый день. Цепляясь за жизнь, женщина прошла четыре курса химиотерапии.

Через несколько месяцев, после биопсии молочной железы, врачи потрясли Риту откровением: злокачественной опухоли не обнаружено. Лечили от рака, а был банальный мастит. Это подтвердили и в краевом онкоцентре Перми. Исследовав первоначальную цитологическую картину, пермские специалисты нашли лишь «реактивные изменения, связанные с беременностью и воспалительным процессом». Воспаление можно было вылечить, не прерывая желанную беременность.

Из-за потери ребенка и мощного курса химиотерапии многодетная мама приобрела кучу заболеваний, потеряла волосы, долго ходила в парике. Когда немного пришла в себя, решила: молчать нельзя.

- Если бы врачи онкоцентра были внимательны, способны выслушать и понять пациента, а главное - следовали бы существующим стандартам медицинской помощи, беды в моей семье можно было избежать, - уверена Рита. - Надо хотя бы попытаться сломать систему, когда медицина превращена в конвейер, перемалывающий людей, как подопытную биомассу.

Надеясь урегулировать спор с онкоцентром в добровольном порядке, Рита Свирь написала претензию, в которой просила возмещения затрат на лечение (около 35 тысяч рублей) и морального вреда в пять миллионов рублей. Ответа не последовало. Пациентка обратилась в суд.

После выяснения всех обстоятельств городской суд Копейска встал на сторону истицы и оценил причиненный ей моральный вред в 500 тысяч рублей. Причем сумма эта поделена пополам между окружным онкоцентром и челябинской горбольницей № 8. Хотя сама Рита не имеет никаких претензий к последнему из названных медучреждений. Она даже благодарна, что там отнеслись к ней по-человечески и правды об ошибочном диагнозе не скрыли.

На судебном заседании представитель горбольницы № 8, привлеченный судьей в качестве соответчика, выразил истице искреннее сочувствие и сожаление. Зато доктор Наталья Игнатова своей вины так и не признала. Она настаивала на том, что ее диагноз носил рекомендательный характер. Ведь никто не заставлял пациентку прерывать беременность. Свирь сама сделала такой выбор.

Скорее всего, последует новое разбирательство в областном суде. Новые, ненужные переживания докторов, пациентки и ее семьи.

Комментарии
Вот уж действительно-биомасса, и никто более.
galina
23.09.2011 10:50:18