Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Под крышей сестринского дома

11.12.2008
Громкая история про восьмерых ребятишек из деревни Кадымцево Троицкого района, мама которых умерла от рака, а отца закрыли на три месяца в колонию за трех карасей, завершается счастливым финалом. Во всяком случае, очень хочется в это верить.

Опекать сирот разрешили семье Кукушкиных, старшей падчерице Ксении с мужем Николаем, у которых своих ребятишек уже двое. В конце ноября Ксюша родила здоровую девочку.

Сейчас молодая семья получает на всех ребятишек постоянное пособие, а у детишек наконец-то появились зимние вещи и полноценная еда. Они очень довольны, что их не забрали в детдом, а оставили жить в доме сестры, под ее постоянным присмотром.

В школе говорят, ребята стали более уравновешенными, в них теперь меньше агрессии. Охотно ходят на уроки, чаще стали улыбаться. Глядишь, и не вырастут шпаной, надеются учителя.

Три карася

А было дело так.

Многодетный отец-одиночка из деревни Кадымцево Троицкого района не смог выплатить штраф за незаконную ловлю рыбы и его посадили на три месяца в исправительную колонию. Дома у несчастного, который незадолго до своего ареста похоронил жену, больную раком щитовидной железы, остались восемь ребятишек, самому младшему из которых всего пять лет.

А ведь начиналась жизнь так радостно.

Познакомились Елена и Александр Шмунк восемнадцать лет тому назад. Дружили недолго. Сразу решили пожениться. Жили небогато, но и не бедствовали. Работали в совхозе, зарплату получали. С получки папа иногда баловал своих мальчишек и девчонок сладостями. Детей Лена нарожала ему одного за другим – шестеро плюс двое от ее первого брака бегали по дому с криками и воплями.

Пару лет назад для них наступили черные времена. Зарплату в совхозе стали задерживать, а то и вовсе не платили. Иногда в доме не было даже хлеба, ни говоря уж о сладостях и фруктах. Семью надо было кормить, и Александр решил, что свежая рыба на обед будет весьма кстати. Взял сети и пошел на местное озеро, к припрятанной в кустах лодке. Жена, как чувствовала, что случится плохое, отговаривала мужа от рыбалки.

- Обойдемся без рыбы, кашу на воде сварю, - просила она, - не ходи сегодня, вдруг рыбинспектор нагрянет.

Ловить в те дни было нельзя, карась шел на нерест. Но отцу многодетной семьи уж очень хотелось видеть довольные мордашки ребятишек после вкусного обеда.

- Я быстро, Лена, только пару карасей поймаю и домой, - пообещал рыбак.

Когда Александр вытянул сетью три первых карася, появились участковый и сотрудник рыбнадзора. Доказательства браконьерства - сеть и три крупных рыбины, спокойно валялись в лодке.

- Так, опять ловим незаконно, - строго сказал участковый, - будем составлять протокол.

Александр возразил, с детства он здесь ловил рыбу и никто не запрещал ему удить карася. Но протокол составили, сети отобрали, штраф выписали… 43 рубля.

- Мы тогда еще посмеялись, - вспоминает тот день муж старшей сестры, падчерицы Шмунка, Николай, с которым Александр всегда ходил на рыбалку, - за три карася насчитали такие деньги. Пошутили, позубоскалили и забыли.

Зато участковый не думал ничего забывать и прощать злостному в его глазах нарушителю. Административное дело на «систематически нарушающего правила рыбной ловли» браконьера отправили в районный суд. Через некоторое время суд вынес решение – один год исправительных работ с вычетом 15 процентов зарплаты в пользу государства.

То, что Шмунк являлся единственным кормильцем бедствующей многодетной семьи, никого не интересовало.

Александр погоревал, погоревал, а отчислять деньги из своей скудной зарплаты все-таки пришлось.

Но беда не ходит одна. После этого происшествия заболела у Александра жена: диагноз – рак щитовидной железы. Год мучилась Елена, а этим летом умерла. Перед смертью просила мужа не бросать детей, всех вывести в жизнь, поставить на ноги.

Отец как мог и растил своих отпрысков. За своими заботами и горем Александру было не до долгов перед государством за браконьерство.

- Папка перестал ходить на работу, - удрученно вспоминает старший сын Федор, - за мамкой больной ухаживал. А как померла - выпивать стал немного.

Не дождавшись очередных выплат на казенные счета, суд не постеснялся отправить к Александру в дом судебных приставов. Но приставы от увиденного впали в шоковое состояние. В доме, больше похожем на сарай -развалюху, описывать было абсолютно нечего. Нищета глазела на них из всех углов. Исполнители так и доложили по инстанции.

Будем вместе ждать папку

Три недели назад рано утром в дом постучался участковый и забрал 40-летнего Александра Шмунка в суд. Больше дети своего отца не видели. Присудили деревенскому мужику сидеть в колонии три месяца за вылов трех карасей. Защитник в суде просила учесть то обстоятельство, что на иждивении у подсудимого восемь несовершеннолетних детей. Суд на просьбу никак не отреагировал.

В Троицком УВД мне пояснили: все действия со Шмунком совершены на законном основании. Провинился - отвечай.

«Житель села Кадымцево приговорен к трем месяцам лишения свободы в колонии-поселении по причине злостного уклонения от отбытия наказания в виде исправительных работ, назначенного судом ранее. Суд заменил наказание (на основании ч.4 ст.50 УК РФ) лишь через два с лишним года после приговора: после того, как уголовно-исполнительная инспекция четыре раза обращалась к мировому судье с соответствующим представлением».

Но восьмерым ребятишкам все эти тонкости малопонятны.

Им сказали, что папку посадили за незаконную ловлю рыбы, и они поняли, что лишились еще одного родителя, непутевого для органов и государства, но самого любимого и дорогого для них.

Старшим в семье хотел было стать пятнадцатилетний Федор. Уже приготовился морально к тому, что три долгих месяца придется ему быть для младших ребятишек отцом и матерью. Потому что беременная Ксения с Николаем уже опекали двоих детей, плюс свой Артемка двухлетний, но тут нагрянули женщины из соцзащиты.

- Хотели забрать детей в детдом, - рассказывает Николай Кукушкин. - А они хором в рев пустились: «Папку будем дома ждать! Не хотим отсюда уезжать!» Сердце сжалось от жалости к ним, решили мы с Ксенией их не отдавать, хоть как пусть это называется, опека или еще как там…. Ведь через три месяца их отец должен вернуться из колонии. Не надо малышню травмировать, пусть живут у нас, вместе будем ждать их отца!

- Нельзя было иначе поступить с ними, - убеждена теперь руководитель управления соцзащиты Троицкого района Илюза Шишкина. - Вначале да, планировали забрать их совсем в детдом. Чего греха таить, отец плохо о них заботился, больше к рюмке любил прикладываться, а иногда просто забывал об их существовании. Условий - никаких, даже спать негде. Но когда приехали, увидели, как ребятишки забаррикадировались от нас стульями, в школу не пошли, глазенки затравленные, поняли: бесполезно, все- равно убегать будут из детдома домой.

Вот тогда в ходе переговоров с 19-летней Ксенией и 25-летним Николаем и была предложена схема опекунства. Как выяснилось, вариант оказался более чем удачным. Ксения на выплаты тут же купила теплые курточки младшим, и баул продуктов. Соцзащита заказала для семьи двухярусные кровати, большой обеденный стол, потому что за прежним семье приходилось кушать по очереди.

- Молодая семья меня поразила, - делится впечатлениями Илюза Гениятовна, - ответственностью и рассудительностью, правильным воспитанием. Сколько мы делаем для своих уже взрослых детей, и редко когда услышишь в ответ хоть теплое слово, а тут в разговоре Ксения обмолвилась, что благодарна своему отчиму, принимает его таким как есть, и ни в чем не осуждает.

В доме старшей сестры Ксении, куда перебрались осиротевшие ребята после ареста отца, стало тесно, дом к тому же нуждался в ремонте. А тут сосед переезжает в город насовсем, и свою половину кирпичного строения продает.

- Вот бы купить, - загорелась хозяйственная Ксения, -все бы поместились, и на ремонт не надо тратиться.

Идею поддержала Илюза Гениятовна Шишкина, начальник управления соцзащиты Троицкого района. В Министерстве социальных отношений Челябинской области тоже все поняли, и феноменально быстро была оформлена нужная сумма. Зять Николай как глава многочисленного семейства съездил за доверенностью в колонию к Александру Шмунку, и позавчера в кассе министерства получил 200 тысяч рублей.

- Сегодня же задаток отдадим продавцу, -доверительно поделилась с нами Илюза Гениятовна, -но нам не хватает еще 100 тысяч рублей. Продавец, прослыв о таком обороте, попытался цену увеличить, но мы его усовестили. Клич объявили по селу и району о сборе недостающей суммы, но сами знаете, сельчане бедны. Думаю, соберем, глава наш принимает самое заинтересованное участие.

Всем неравнодушным и желающим помочь семье просьба обращаться в управление соцзащиты Троицкого района Челябинской области: тел. 8-35163-214-77, 8-35163-218-21

Комментарии
Комментариев пока нет