Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Как «умыли» «Санту»

24.09.2009
Пока инвестор находилась за границей, ее партнер по бизнесу увела из клининговой компании материальные и финансовые активы

Пока инвестор находилась за границей, ее партнер по бизнесу увела из клининговой компании материальные и финансовые активы

Счастливая любовь

Шесть лет назад челябинский рынок промышленного клининга был чист, как стерильная салфетка. Редкие хозяйствующие на нем единицы строили свою стратегию как им заблагорассудится, конкуренция отсутствовала напрочь. В воздухе витал спрос на услуги чистильщиков, прослеживалось немереное количество потенциальных потребителей услуги, начинающих осознавать, что тетю Маню с ведром в промышленном цехе может заменить моющая машина.

Вот в таких условиях три симпатичные девушки плотно взялись за освоение промышленного клининга. Они совершенно по-мужски рассудили: ну какие деньги можно получить за мытье окон какой-нибудь бабульки? Ничтожные. А вот за цех металлургического завода в 2000 квадратных метров - очень даже интересные.

Инвестором проекта согласилась стать Галина Комякова, к тому времени предприниматель с приличным стажем. На вполне определенных условиях: всеми финансами в компании будет ведать ее доверенное лицо, главный бухгалтер, и механизм движения и умножения денег будет прозрачным. Два других партнера, Елена Грязнова и Анжела Кучерявая, условия безоговорочно приняли. Девушки, к собственному сожалению, могли предложить только «свой интеллект и трудолюбие, помноженное на энтузиазм первопроходцев».

Уже тогда у инвестора прослеживалось явное намерение заниматься бизнесом не вплотную, вникая во все детали. Ей хотелось вложить деньги и посмотреть, что из этого получится. Для раскрутки Комяковой пришлось рискнуть всей суммой, которая на тот момент у нее имелась. Несколько десятков тысяч долларов ушли на оборудование. Закупалось оно частями, немедленно осваивалось и снова закупалось.

Очень быстро, благодаря потрясающей работоспособности всей команды и за счет деловых связей Галины Комяковой, проект обрел реальные черты - превратился в процветающую клининговую компанию «Санта». Несколько крупных корпоративных клиентов прочно «подсели» на флюиды чистоты, исходившие от нее. Фирма развивалась семимильными шагами. Но… Вместе с развитием начал претерпевать изменения и человеческий фактор. Появились знаки, прямо указывающие на то, что в компании зреют некие гроздья гнева, недовольство существующим положением.

- Вначале наши отношения с Анжелой, - вспоминает с легкой иронией Галина Комякова, - напоминали счастливую любовь. Царили полная идиллия и взаимопонимание. К тому времени, так уж совпало, я вышла замуж за француза и жила фактически на две страны. В каждый мой приезд в Россию меня встречали, везли в офис, рассказывали, искренне радовались. Все было замечательно. А потом наступило охлаждение. Было видно, что Анжела идет к осознанию того, что все создано только ею и должно принадлежать ей. Всем поведением партнерша давала понять: здесь она полноправная хозяйка.

До последнего не верила в обман

Галина Михайловна старалась списать эту амбициозность на черты, которые часто присущи людям, стремящимся достичь успеха любой ценой. К таким, по ее мнению, принадлежала и Анжела. Успех в их понимании - определенный социальный статус. Престижная машина, квартира, деньги, глянцевый пиар. Как-то ненавязчиво оказалось, что у второй партнерши уже 49 процентов уставного капитала. Изменить его легко. Уставный капитал - это 10 тысяч рублей. Но внести 4 тысячи 900 рублей - не совсем то же самое, что проплатить, например, 25 тысяч долларов за оборудование, обеспечив первоначальное существование фирмы. Тем не менее соотношение было изменено.

Со скандалом была вынуждена уволиться третий партнер, Елена Грязнова, с которым они вместе начинали. В этом конфликте Галина Комякова однозначно заняла сторону Елены. Вскоре заявление об увольнении со слезами на глазах написала доверенное лицо Комяковой, главный бухгалтер Нина Григорьевна. Почему-то вдруг ее работа перестала удовлетворять требованиям директора компании Анжелы Кучерявой.

- Это было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения, - рассказывает Галина Михайловна. - Пригласив партнершу поговорить, я предложила ей купить мою долю. Это было в июле прошлого года. Она, как мне показалось, и испугалась, и обрадовалась. Цена была высокой, мы стали искать кредит. А позже я узнала: еще в мае она зарегистрировала первую компанию, в которой была единственным учредителем, ООО «Санта». Затем - еще одну. «Сантой» больше, «Сантой» меньше - клиенту все равно. Шоком для меня оказался ее выход из учредителей компании и случившееся потом. Все предполагала, но чтобы вот так грубо, топорно своровать клиентов, оборудование и убежать! В голове не укладывалось.

Оборот компании снизился с 12 миллионов рублей до двух.

Упущенная выгода - около семи миллионов только по одному из клининговых предприятий.

- Почему вы сразу не стали кричать: «Караул! Нас ограбили!», - спросила я Комякову.

- До последнего не веришь в обман, в то, что с тобой могли так поступить, - тяжело вздыхает Галина Михайловна. - Теперь понимаю: мне катастрофически везло на хороших и верных людей. Та же Нина Григорьевна, например, прошла со мной все круги ада в бизнесе. Не все предприниматели, как это принято считать, без чести и совести. И у них есть убеждение, что порядочному человеку неприлично воровать.

Сейчас, задним числом анализируя, что она сделала не так, Галина Комякова понимает: многое бы повернула по-другому. Во-первых, поостереглась бы связываться именно с типажем, для которого успех любой ценой - само собой разумеющаяся вещь. Во-вторых, не надо было просить столь высокую цену за свою долю в бизнесе. Такой шаг только подстегнул партнершу на вывод активов. И, в-третьих, дистанционное управление даже благополучным бизнесом в России - крайне рискованная авантюра. Всегда остается соблазн захватить его в отсутствие хозяина. Что нередко и происходит.

- Я пришла к плачевному выводу, - говорит Комякова. - В нашем обществе значительно проще украсть, схватить, и чем нахальнее ты это сделаешь, тем лучше для тебя. Тому, кого ты обворовал, очень сложно защититься и доказать, что его обворовали. Не из-за отсутствия доказательной базы (она как раз есть - свидетели, документы), а потому что никому неинтересно, Комякова лишилась своих семи миллионов. А Анжела поимела больше на десять миллионов.

Бегство из офиса

Как происходил рейдерский захват? Как оказалось, Анжела Александровна в единоличном порядке уволила себя одновременно с трех директорских постов и вывела из состава учредителей, подписав все бумаги своим же именем. Затем весь коллектив дружно снялся с насиженного места и переехал в другой офис, арендованный, потому что прежний принадлежал лично Комяковой.

Назначенный в спешном порядке новый директор клининговой компании «Санта» Александр Шишмаренков пытался принимать дела, но не тут-то было.

- В день увольнения Анжелы Кучерявой такое началось… Все ее сотрудники встали, в мешки документы складывают, с компьютеров скачивают, удаляют. Мы готовы принимать дела, но никто нам ничего не передает. Смоленский обком партии в 1942 году так торопливо не снимался с места, как это сделал уже проинструктированный и, судя по действиям, осведомленный обо всем персонал. Со склада все вывозят, хватаешь за руку: «А я у вас не работаю, я за туфлями зашла». С 3 декабря 2008 года у нас никто не работал. Люди толпами шли увольняться, фирма оголилась полностью

.

На Шишмаренкова сразу свалились все проблемы. Погашение долгов по зарплате, звонки из прокуратуры, конфликты с ничего не понимающими клиентами. Самым болезненным ударом оказалось следующее открытие: группа компаний «Мечел», то есть вся клиентская база, наработанная годами, уведена к Анжеле Кучерявой, в ее новые фирмы под тем же брендом «Санта».

- У нас остался только один договор, - выразительно поднимает брови Александр, - объекты, о которых в суматохе забыли - котельная в Чебаркуле и один маленький склад.

Да, судя по темпам, старым раскрученным именем спешили прикрыться, дабы не вводить в сомнение клиентов. Это был тонкий психологический ход. Какая разница, как называется новая дочка, у всех на слуху были названия - «Компания Санта», ООО «Санта», «Санта Плюс». Подумаешь, перезаключили договоры 2 сентября прошлого года на какую-то из них или похожую. А ровно через два месяца, 2 декабря, Анжела Кучерявая вышла из состава учредителей. При этом печально говорила некоторым очевидцам: даже не знаю, чем буду заниматься. Ей сочувствовали.

Новый директор и бухгалтер попали на разоренное пепелище и, потрясенные, отлично это понимали. Собравшись с духом, на следующий же день после исторического собрания принялись за ревизию. Выяснились прелюбопытнейшие вещи.

Оказывается, оборудование давным-давно находится под контролем свежеиспеченных фирм Анжелы, которые она умудрилась открыть параллельно с работой в старой компании. Забрать его оттуда нет никакой возможности. На завод не пускают: у вас нет пропуска и документов на изъятие с печатью новых клининговых структур. Можно сколько угодно бить себя в грудь и доказывать: оно нами куплено, вот чеки, гарантийные талоны - бесполезно. Теперь оно формально не твое. Полезешь через забор забирать - станешь вором. А переписать профессиональные моющие машины с одной бумажки на другую воровством в нашей стране не считается.

Мало того, оказывается, несколько месяцев подряд люди, сами того не ведая, уже работали на новые клининговые компании, создавая там прибавочную стоимость, а зарплату почему-то получали в старой. То есть доход - туда, расход - на разоренное пепелище, пусть еще «подымится». Такое стало возможно, потому что второй учредитель о существовании отпочковавшихся «клонов» знать ничего не знал, руководитель во всех фирмах фактически был один, и он делал, что хотел. Вернее, она.

Заявление в милицию

- Я написал заявление в милицию, в ОБЭП, о нанесении нам существенного экономического ущерба, около десяти миллионов рублей, - рассказывает Александр Шишмаренков. - Кучерявая еще раньше подала иски в суд о выплате ей заработной платы нашими фирмами, порядка миллиона рублей. Зарплата у нее была очень хорошей. Суд вначале объединил все наши дела, затем по зарплате выделил отдельно. Общались мы с ней только один раз. На собрании. Больше она на контакт не выходила и передавать дела не стала. Не сочла нужным.

По словам экономиста клининговой компании «Санта» Олега Пономарева, по всем трем филиалам компании вскрылась недостача основных средств - в совокупности около одного миллиона рублей. Оборудование легко отследить, вот тут оно было, а обнаружилось уже в другом месте. Сложнее найти деньги. Те, которые платили персоналу, а он работал уже в новых компаниях. Но топ-менеджмент старой «Санты» уверяет, что нашли все схемы за два месяца скрупулезного аудита. Доходило, говорят, до маразма. В документах для офис-менеджера значился компьютер с видеокартой, очень мощный, купленный за 40 тысяч рублей.

- Заглянули в компьютер офис-менеджера, а он древний - еле дышит, - рассказывает Олег Пономарев. - Она ж ничего не понимает, что ей поставили, на том и работает. Анжела Александровна отучилась в президентской академии на 300 тысяч рублей, регулярно оплачивала публикации о самой себе в глянцевом журнале, за три года набежало более 500 тысяч рублей, и все это - за счет компании. Приобрела иномарку стоимостью 700 тысяч рублей. Офис по документам ремонтировался два раза, а в действительности только однажды. Где вторая сумма ремонта?

Знаете, что Анжела Александровна в милиции говорит про оборудование? Директор новый пришел, и тут же потерял все оборудование неизвестно где. За идиотов нас считает.

В судах сейчас резонно спрашивают: как же вы тогда ее уволили, если считали, что она нанесла вам столь внушительный урон? Дело в том, что она сама себя уволила, вышла из состава учредителей, единолично все подписав. Красота!

Мораль им не преграда

- Общий порок человечества - тащить все, что плохо лежит, - рассуждает бизнесмен Павел Рабин, переживший в лихие 90-е не один рейдерский захват. - Культура, этика, религия, мораль препятствуют этому, но часто безуспешно.

Как выяснилось, Рабин хорошо знаком с ситуацией в клининговой компании «Санта»:

- Я прекрасно знаю обеих женщин, двух основных учредителей, Анжелу Кучерявую и Галину Комякову. Получился превосходный тандем для развития бизнеса, обреченный на успех. У него были трудолюбие Кучерявой, деньги, связи и безупречная деловая репутация Комяковой. Но у Анжелы через несколько лет возник вопрос: это как это так, я тут вкалываю как пчелка, а моя партнерша живет за границей, голосует своим пакетом акций, наезжает время от времени, где справедливость? И вместо того, чтобы цивилизованно договориться о выкупе доли партнера, она просто выводит активы на сторону, по сути, разоряя предприятие. На самом деле это мошенничество, криминал, есть соответствующие статьи. Но нашим правоохранителям дело абсолютно неинтересное, оно нудное, мелкое, у нас же все основано на признательных показаниях, а тут надо скрупулезно доказывать, проводить бухгалтерские экспертизы.

От встречи уклоняется

Мы выслушали всех участников бизнес-конфликта. Но нам было важно узнать и точку зрения Анжелы Кучерявой. Сколько мы ни звонили в ее новый офис и ни просили соединить либо передать нашу просьбу о встрече, нам неизменно вежливо отказывали. Личный юрист Кучерявой Наталья Леготина изложила следующее мнение:

- Нет никакого рейдерства и ущерба, просто два участника поделили бизнес. Второму учредителю, которая за границей, оставлены абсолютно все прибыли компании, вся клиентская база, не понимаю, какие могут быть претензии? О каком уроне она говорит? Все дела в судах рассматриваются в пользу Анжелы Александровны. Уголовное дело не возбуждалось. Они сами там полмесяца инвентаризацию проводили. Оснований для взыскания нет.

Рейдера - к ответу!

История с клининговой компанией «Санта» - классический образчик современного «беловоротничкового» рейдерства. Амбициозный топ-менеджмент самостоятельно либо по чьей-то указке «выводит» активы на подконтрольные ему структуры. Реализуя тем самым одну из четырех основных схем захвата чужой собственности, очень широко распространенных в последнее время в России. Президент Центра политических технологий Игорь Бунин, написавший на эту тему большое исследование, говорит, что борьба с рейдерством возможна только при «наличии достаточной политической воли». Потому что рейдерство, «опираясь на административный ресурс и коррумпированные правоохранительные органы», уходит от ответственности. А это подрывает веру в закон, ослабляет устои общества.

Бунин убежден: «Самые хорошие законы не будут работать без эффективной правоприменительной практики», которую сможет обеспечить, к примеру, постановление пленума Высшего арбитражного суда РФ о защите прав предпринимателей в случае причинения им вреда со стороны кого бы то ни было, государства или юридического, физического лица. Вот и клининговая компания «Санта» подала иск в Арбитражный суд Челябинской области. Суть претензий - многомиллионная сумма ущерба, нанесенная топ-менеджером и учредителем без ивестиционного портфеля. Удастся ли правоохранительным органам создать прецедент, защитить собственника и вернуть активы, покажет время. Сейчас этим делом занимается ОБЭП УВД Советского района Челябинска.

Комментарии
Комментариев пока нет