Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поверила и все отдала…

10.12.2010
Мошенники под видом добропорядочных коммерсантов присвоили две квартиры доверчивых челябинцев

Мошенники под видом добропорядочных коммерсантов присвоили две квартиры доверчивых челябинцев

Несостоявшийся обмен

- Строительной компании необходим был участок земли, и она расселяла наш дом, - рассказывает челябинка Анелия Улесова. - Нам дали две квартиры на Солнечной, 18в. Туда переехали два моих сына, один - со своей семьей. Район удален от центра, где живут мои престарелые родители, поэтому мы договорились, что эти квартиры берем, а потом обменяем на те, что поближе. По Интернету нашли объявление: строительная компания продает двухкомнатные квартиры по два миллиона рублей каждая. Позвонили туда, риэлтор сказала, что это реально, квартиры отданы в часть погашения долга перед подрядчиком. Договорились о встрече.

Риэлтор и два человека, один из которых представился генеральным директором строительной компании Андреем Георгиевичем Матвиенко, второй - учредителем Вадимом Николаевичем, показали семье Улесовых четыре квартиры на улице Макеева, 17, и 27.

- Они нас туда провели, двери открыли - выбирайте, какую хотите, - добавляет сын Анелии Алексей. - После чего пригласили к себе в офис в торговый дом «Петровский». Стали объяснять схему, как все будет происходить. Обмена ведь сейчас официально как бы нет. Договорились, что они оформят квартиры от «Стройкома» на свою компанию, а потом мы параллельно перепишем квартиры на улице Солнечной и на Макеева, две сделки будут проведены одновременно.

Сын с матерью, подумав, согласились, вроде как все законно. После майских праздников от коммерсантов поступил звонок: «Мы нашли покупателя сразу на обе ваши квартиры». Покупатель Виталий Усольцев на показе квартир на улице Солнечной сказал, что его все устраивает, готов купить.

А потом началась странная цепочка недопонимания и интриг.

Все стороны одновременных сделок пришли в офис к этому Матвиенко, и Улесовы готовы были подписать документы о передаче им в собственность квартир на Макеева и договор купли-продажи своих. Но тут выяснилось, что без предоплаты сделать это почему-то никак нельзя. Семейство Улесовых вопросительно повернуло головы к покупателю Усольцеву - в конечном итоге ведь твои деньги за наше жилье отойдут к Матвиенко. Отдай!

Усольцев развел руками: «Наличных нет, готов перевести безналом». Матвиенко сказал: «Перечисляй на наш счет».

Затем вся честная компания поехала в поселок Шершни, в офис покупателя Усольцева.

- Мама с Усольцевым и Матвиенко направились в кабинет, - рассказывает Алексей, - а меня Вадим Николаевич тормознул - мол, там так тесно, без нас решат. Я поверил.

Гипнотический договор займа

Тут же на улице в присутствии сына Улесовой Вадим Николаевич звонит Усольцеву, переспрашивает номер счета за якобы проданный им цемент. Посыл понятен: деньги-то есть, надо их только обналичить. Между тем в маленьком кабинете Усольцев уговаривает Улесову подписать расписку о получении ею за одну из квартир на Солнечной… двух миллионов ста тысяч рублей. «Все будем в шоколаде, не сегодня-завтра деньги обналичим, оформим, не переживайте».

- Очень молодой этот Усольцев, 23 года, но шустрый донельзя, - вспоминает Нелли, - он меня там всячески обихаживал в присутствии нескольких своих компаньонов.

Вот тут бы остановиться! Потому что ни денег, ни квартир на Макеева, то есть подписанных договоров купли-продажи, Улесовы взамен расписки не получили. Но Анелия как сомнамбула пишет, что деньги ей дали, и Усольцев быстренько прячет расписку.

После этого стороны разъехались.

- Ситуация в пересказе действительно выглядит очень дикой, - дополняет Алексей Улесов, - никто не верит, что можно так поступать! В ясном сознании писать, что деньги получены…

- И на старуху бывает проруха, - грустно добавляет Нелли.

А потом у «коммерсантов» начались непонятные сложности. То банк закрыт, то они целый день сидели в банке и не смогли обналичить деньги, то юрист «Стройкома» не может приехать в регистрационную палату. С каждым днем причины множились как снежный ком. А сделки так и не оформлялись.

Наконец, назначили оформление на последний рабочий день, пятницу.

- Сделка была назначена на три пополудни, а в четыре палата уже закрывается, Усольцев безнадежно опаздывал, Вадима Николаевича не было, сказали, что поехал за юристом, - рассказывает Нелли. - Только позже я поняла, что все было специально так подстроено.

Договор на продажу квартир Улесовых был составлен, и окно для него зарезервировано, несмотря на огромные очереди.

- Усольцев вообще все делает по звонку, ни минуты нигде не теряя, и перед ним открываются все двери, - грустно добавляет Анелия.

Несмотря на протесты Улесовой («А где же договор купли-продажи квартир на Макеева, ведь условились делать одновременно?»), документ уходит в окошко регистрации.

Потом коммерсанты обступают ее со всех сторон и усиленно давят: «Напишите расписку. Ведь деньги от Усольцева все равно поступят нам, какая разница?! А через вас они как бы и прошли уже»…

Сейчас потерпевшая думает, что они ее каким-то образом загипнотизировали. А главное, что поколебало ее решимость, - ей подсунули договор займа, по которому на время берут у нее квартиры и по истечении срока обязаны отдать деньги либо жилье.

Жертве говорят: вы никуда не уходите, а то где вас Вадим Николаевич искать будет. Он вот-вот приедет с юристом, и вы оформите, наконец, покупку квартир на Макеева. «Ваших» теперь уже, настойчиво подчеркивают коммерсанты.

Анелия терпеливо ждет, в четыре часа ее просят покинуть помещение регпалаты. Она в панике начинает звонить коммерсантам, те не берут трубки. Матвиенко пишет ей sms: «Стою в пробке», «снимаю деньги». И все, через некоторое время они пропадают совсем, телефоны вне зоны доступа.

Вечером того же дня Улесовы в шоковом состоянии, совершенно подавленные, отчетливо понимая, что с ними произошло, пишут заявление в милицию по факту мошенничества. В субботу утром отправляются в регпалату и оформляют официальный отказ от сделки в связи с фактом мошенничества.

Гражданский сыск

Тут моментально прилетают доселе не отвечавшие на звонки Усольцев с другом. «Как, да вы что, так нельзя!» - поднимают они крик. «А как еще с вами поступать, ведь у меня ни денег, ни квартир нет?!» - говорит Анелия. Ей нагло отвечают на воровском жаргоне: «У нас вообще-то есть расписки, и квартиры мы у тебя в любом случае «отожмем». Усольцев клянется, что он деньги отдал коммерсантам, мы сейчас, дескать, с милицией их поймаем, поехали. Если не поймаем, то потом у них денег уже не будет.

Поехали в Тракторозаводское РУВД, наряд ППС даже отправился на поиски. Разумеется, ничего и никого не нашли. Ни Матвиенко, ни Вадима Николаевича.

Заявление Улесовой стало безрезультатно кочевать по кабинетам Тракторозаводского и Советского РУВД. Уже почти год кочует. И в Курчатовское РУВД Анелия Улесова написала от отчаяния.

Улесовы случайно узнали, у одного из следователей на фигурантов с теми же именами и фамилиями (Усольцев и Куварзин, говорящий на воровском жаргоне) лежит заявление по такому же факту мошенничества. Схема один в один, только Усольцев здесь уже действует по доверенности.

Два заявления в милицию по факту мошенничества не останавливают Усольцева в благородном порыве отстоять свои интересы. Он даже подает в суд, и последний выносит решение в его пользу. Ведь у него есть договоры и расписки. А как он их достал - это уже дело следствия. А следствия нет, одни проверки.

Потому Матвиенко, пользуясь очевидным преимуществом, виртуозно опережает сыщиков. Его следы обнаруживаются уже… в Сургуте. Алексей Улесов случайно их нашел. На одном из интернет-форумов пострадавшие от действий матвиенковской «строительной фирмы» спрашивали, стоит ли платить такому-то ООО дальше? 600 тысяч рублей, дескать, за жилье уже отдали.

Челябинец в категоричной форме отвечает на форуме: «Ни в коем случае», и рассказывает свою историю. Сургутяне поднимают тревогу, рассылают сообщения, словесные портреты, организуют с оперативниками задержание, ловят что называется, «на живца». Тем временем Улесовы бегут в Курчатовское РУВД с сообщением, что Матвиенко задержан в Сургуте, надо что-то делать.

- Уголовного дела по нему нет, - возражает челябинский следователь.

- Но ведь что-то вы делали, напишите в Сургут о доследственной проверке, - просит Нелли Улесова.

Но, увы, уже поздно. Матвиенко из сургутского СИЗО выпускают. Он пишет явку с повинной, обязуясь отдать деньги, которые прикарманил у граждан, к нему приходят сразу пять адвокатов, с него берут подписку о невыезде. И Матвиенко в тот же вечер исчезает с концами.

А на заявление Улесовых в челябинской милиции до сих пор нет ни отказа в возбуждении уголовного дела, ни самого дела. Позвонили и мы в ОБЭП отделения милиции № 3 (РУВД районов недавно стали отделениями со своими номерами). Старший оперуполномоченный Владимир Пермяков сказал, что идет доследственная проверка, больше ничего пояснить не может…

Комментарии
Комментариев пока нет