Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Человек - чемпион сердцем

26.01.2012
Мы продолжает публикацию материалов, посвященных чемпионату Европы по дзюдо. Наш сегодняшний гость Виталий Макаров - один из самых титулованных челябинских дзюдоистов

Мы продолжает публикацию материалов, посвященных чемпионату Европы по дзюдо, который пройдет в столице Южного Урала в апреле нынешнего года. Наш сегодняшний гость Виталий Макаров - один из самых титулованных челябинских дзюдоистов.

Он - чемпион мира, вице-чемпион Олимпийских игр в Афинах (2004), серебряный и бронзовый призер чемпионатов Европы, пятикратный чемпион России в весовой категории 73 кг. В 2001 году Виталий был признан в Челябинске «Человеком года» в номинации «Спорт». Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, почетным знаком за вклад в развитие олимпийского движения. Спортивную карьеру дзюдоист завершил в 2005 году. О том, как складывалась его жизнь далее, Виталий Макаров рассказал нашему корреспонденту.

- Виталий, после окончания карьеры ты начал заниматься тренерской работой. Как это произошло?

- По бумагам одно, а если говорить о реальной работе, то можно сказать, что я стал тренером уже в 16 лет. В это время мой первый наставник Ашкенази уехал в Израиль, пришлось заниматься собой самому.

В России много хороших детских тренеров, молодежных. Но тренеров высоких спортивных достижений очень мало. Часто спортсмен перерастает своего наставника. Никто не может так чувствовать ситуацию, кроме самого атлета, находящегося на татами. Именно в этот момент у него намного больше ощущений, информации, чем у тренера, смотрящего на эту ситуацию со стороны.

Ощущения самой схватки, каких-то моментов тренер уловить не может. Он о них может только догадываться. А спортсмен на татами получает эту информацию. Просто кто-то может ее переваривать, а кто-то нет.

Уже с 16 лет я начал анализировать информацию, чтобы становиться быстрее, сильнее и выше. Люди, с которыми работал, больше были организаторами, они создавали условия: тренировочный зал, зарплата, питание, спарринг, сборы. Закрывали какие-то суетные моменты, оберегали от внешних факторов, чтобы я занимался своим прямым делом.

В сборной России я пробыл много лет. Смотрел на планы главных тренеров прошлого века и понимал, что они не меняются. Не корректируются ни под весовую категорию, человека, ни под конкретные соревнования. Будь это Олимпиада, чемпионат Европы или мира - ничего не менялось. Мы с Александром Евгеньевичем Миллером (челябинский тренер Макарова. - Прим. авт.) все это обсуждали, он пытался убедить тех людей в сборной, что ко мне нужен индивидуальный подход. Но тщетно. Приходилось делать то, что они написали, а потом то, что мне нужно. Первую работу делал для вида.

- То есть к тому моменту, когда ты официально стал тренером, у тебя уже сформировался свой взгляд на тренировочный процесс, какой-то тренерский багаж.

- Конечно. Молодым ребятам приходилось в сборной объяснять какие-то вещи. Но официально я начал заниматься тренерской деятельностью в 2005 году, когда приступил к работе в питерском клубе «Явара-Нева». Отвечал за селекционный отбор. Смотрел, кто прогрессирует, кто лошадка, которая уже не вывезет никуда. Потом поступило предложение присоединиться к сборной страны.

- В сборную ты пришел тогда, когда ее возглавил Эцио Гамба, после Олимпиады в Пекине.

- Да.

- Тебя Гамба пригласил?

- Гамба просто хотел меня видеть в сборной. Первым предложил поработать в главной команде страны Аркадий Ротенберг, непосредственный шеф «Явары-Невы». Я согласился. Потом мы встретились с Эцио. Он объяснил, почему видит меня в сборной, кого еще видит, а также свою позицию и тактику подготовки, селекции и отбора ребят. Он также прояснил свое видение, свою политику, и я понял, что от этого человека очень многое возьму. Это был приятный момент. А неприятный состоял в том, что я осознал: с этим человеком во времена моей спортивной карьеры, если бы он возглавлял сборную, добился бы намного большего.

Потому что Гамба сам прошел четыре олимпийских цикла как спортсмен, и сейчас у него четвертый цикл в качестве тренера. У него огромный запас опыта, огромный потенциал, и самое главное - он умеет анализировать факты, знаком со многими людьми из высшего эшелона дзюдо.

- А Ротенберг сделал тебе предложение до Пекина или после?

- После Пекина. Когда стало понятно, что надо что-то делать со сборной. В Пекин поехала очень хорошая команда. Она была готова взять три-четыре медали, а в результате ноль. Причем мы говорим только о мужской сборной. Женская тоже могла завоевать одну-две медали.

Дело в том, сборную возглавлял человек, который не имел понимания борьбы высокого уровня. Высокие результаты - это, прежде всего, ответственность. Ты должен быть уверен в себе, в своей программе, системе подготовки. А получилось так, что многие спортсмены оказались более авторитетны, чем он, и тренер боялся им что-либо сказать, навязать или заставить. В сборной многое было пущено на самотек, спортсмены были предоставлены сами себе, кто как хотел, так и тренировался. Это анархия. Авторитет спортсмена оказался выше авторитета тренера.

- Что больше всего запомнилось из разговора с Гамбой? Что он сказал при первой встрече?

- Он рассказал про сборную Италии, которую ему довелось готовить к Олимпиаде в Сиднее 2000 года. Я там участвовал. И Джузеппе Маддалони под его руководством стал олимпийским чемпионом в моей весовой категории. Гамба сказал: «Маддалони не был таким одаренным, как ты. Но если человек чемпион, то именно сердцем - это самое главное.

Мы можем улучшить технику, физические данные, выносливость, навязать стратегию боя, но если внутри он в себя не верит, в тяжелый момент сдастся. Важно понять, что этот человек чемпион именно по духу, а уже задача тренера сделать из него чемпиона в реальности».

- У тебя какой участок работы в сборной? За что отвечаешь?

- На мне весовая категория 73 кг (Макаров сам выступал в этом весе. - Прим. авт.). Но у нас нет жесткого разграничения - кто-то работает с этой весовой категорией, кто-то с другой. У нас хорошая команда в составе пяти старших тренеров и одного главного, плюс доктора и массажисты. Все работают в одной упряжке. Если спортсмен и тренер психологически подходят друг к другу, то они больше работают вместе. Если взять соревновательные моменты, многие ребята хотят, чтобы я секундировал. Мне они доверяют больше, чувствуют, что у нас есть одно видение той или иной ситуации. В такие моменты мы идем им на уступки, отталкиваемся от того, что хотят спортсмены. А в тренировочном процессе участвуют все и все друг друга заменяют. Планы обсуждаем вместе. Конечно, под руководством Гамбы.

- Гамба не диктатор?

- Нет. Диктатор - тот, кто не хочет слушать других. А Гамба, наоборот, всегда требует от нас решения тех или иных ситуаций. Допустим, возникла непредвиденная ситуация, но он не хочет обсуждать, почему она возникла, а предпочитает говорить о том, как ее решить. Как выйти из ситуации победителем. Это может касаться чего угодно - техники, тактики, питания, проживания, травм, билетов. Кстати, Гамба сторонник того, чтобы команда проводила сборы в разных регионах для популяризации дзюдо.

- Ты как с ним общаешься, на английском?

- Да. Кстати, еще один плюс - пришлось подтянуть английский. Перед тем как закончил выступления, я на протяжении года я ездил с мастер-классами по Европе. Всю Англию исколесил

- Как идет подготовка к чемпионату Европы, который пройдет в Челябинске в апреле?

- Недавно сборная боролась в Казахстане на турнире «Мастерс». Сейчас уже пойдет напрямую подготовка к чемпионату Европы. Пройдут турниры в Грузии, Австрии, Франции, Германии и Чехии. Лагеря международные. Будем планировать, на каких турнирах ребятам надо выступить. Кто будет бороться в личном первенстве, кто в командном.

- Состав сборной уже определен?

- Пока нет. Еще рано, надо исходить из формы, состояния борца перед чемпионатом Европы. В первую очередь, хотелось бы избежать травм.

- Сколько челябинцев являются кандидатами в сборную для выступления на чемпионате Европы?

- Четыре человека.

- Когда команда России прибудет в Челябинск для участия в чемпионате?

- За две-три недели до стартов, здесь пройдет финишная подготовка к европейскому первенству.

- Как ты живешь? На два города: Питер и Челябинск?

- Самолеты, отели, соревнования, сборы. Живу в дороге. 300 дней в году. Челябинск - это дом. Здесь и друзья, и сын, и прожитые в спорте годы. Туапсе - это Родина, но Челябинск роднее. В Туапсе я провел детство, а Челябинск - это успешная спортивная карьера.

Питер тоже присутствует в моей жизни в плане проживания на короткое время, если накопилось много работы и она связана с клубом. Это город, в котором я работаю. Он мне нравится, очень красивый город-музей. Со своей харизмой, спецификой. И, конечно же, со своей погодой. (Смеется).

Сравнивая Челябинск с Туапсе, понимаешь, что в Челябинске тоже погодка не очень. А сравнивания Питер с Челябинском, понимаешь, что здесь все не так и плохо в плане погоды.

Такая вот у меня жизнь в движении.

Дзюдо стремительно прогрессирует, у нас огромное количество турниров, соревнований, сборов. Уже завтра улетаю в Москву. У нас будет телеметрия на Олимпиаду в английском посольстве. После этого сразу в Кемерово на сборы…

Комментарии
Комментариев пока нет