Спецпроект
Новости

7-летнюю девочку госпитализировали в больницу на карете "скорой помощи".

Из-за сложного финансового положения магазины закрываются в Перми, Александровске, Березниках, Соликамске, Кунгуре, Чернушке и Чусовом.

Инцидент произошел в ночь на пятницу, 20 января в Верещагинском районе.

Несовершеннолетний бандит напал на школьника в Советском районе.

Работы начнутся уже в этом году.

Почти тысяча человек примут участие в подготовке и организации Гран-при России Формулы 1.

На Южном Урале собираются судить незадачливых налетчиков-взрывников.

Им поручено представить предложения по улучшению качества очистки.

Бизнесмен как своими распорядился средствами, выделенными на реконструкцию двух аэропортов.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Вы сколько на новый год потратите?
    1. в этом году не праздную - 4 (40%)
       
    2. больше 10,000 - 3 (30%)
       
    3. до 5000 рублей - 2 (20%)
       
    4. до 10,000 рублей - 1 (10%)
       

Пятно среди хребтов

01.02.2011
И на всю Россию - одна Сатка, один «Магнезит»

И на всю Россию - одна Сатка, один «Магнезит».

Этот снимок сделан с вершины хребта Зюраткуль. Где-то внизу река Большая Сатка, уже успевшая спуститься с высоты озера Зюраткуль и успокоиться в Саткинском пруду. Там же, внизу, реку пересекает потерявшаяся в лесах неугомонная «пятерка» - дорога из Азии в Европу и обратно…

С вершины хребта Зюраткуль до Сатки напрямую - четырнадцать километров. Но она кажется ближе, потому что приближена фотообъективом. И получается так, будто я разглядываю какие-то подробности, что, может быть, не очень прилично. Высота и даль дают мне возможность среди необозримых пространств найти и увидеть весь город. Увидеть и - все понять. Так это «все» наглядно.

Еще Петр Паллас писал, что «Саткинский завод расположен в живописной местности», а горы вокруг него «отменно напоминают картину гигантского волнения на море».

Так и есть. Природу вокруг Сатки не назовешь простенькой, акварельной, скромной. Нет, она - величественная, широко-панорамная и высоко-небесная. И с вершины горы оглядывая этот невозмутимый окаем, обнаруживаешь на сине-зеленом просторе серое, пыльное пятно Сатки, испытываешь неловкость, смущение, стыд, сожаление и даже виноватость за эту плешь на уральской ткани.

Первое желание - чтобы этой плеши не было. Чтобы не было этих отвалов, корпусов, печей, труб над ними и дымных шлейфов над трубами. Чтобы не было этой висящей над городом серой пелены. Короче говоря, мы были бы довольны, если бы исчез комбинат «Магнезит». Один комбинат. Только и всего.

Убрать «Магнезит»? Это немыслимо.

Скажу просто, проще некуда: без «Магнезита» нет России. Нет ее металлургии. Ее «горячего» производства. Ее печей. Везде, где температура подступает к 2000 градусов, там никак нельзя без огнеупоров «Магнезита». В стальной печи не выплавить сталь - расплавится и «потечет» сама печь. Ей необходима огнеупорная облицовка. Иначе говоря, футеровка. Подины, стены, своды домен, мартенов, конвертеров и всяких других печей - туннельных, шахтных, вращающихся, индукционных, а также ковши, миксеры, фурмы, шиберные затворы, вагонетки - должны футероваться огнеупорными, высокоогнеупорными, периклазовыми, периклазохромитовыми или хромитопериклазовыми изделиями «Магнезита». Иначе - никак. Чтобы наш железный век оставался железным, необходимы огнеупоры «Магнезита».

«Магнезит» у нас один, но очень мощный.

Да, конечно, пусть так, но почему - Сатка?

А потому, что Сатка богата магнием. Вокруг Сатки и даже под ней природа сосредоточила весьма редкую соль угольной кислоты, карбонат, именуемый магнезитом. В молекуле магнезита три атома - углерод, кислород и магний. Если известняк - это кальций, если доломит - это кальций с магнием, то магнезит - это магний без (почти) кальция. Но известняков и доломитов - полно, а магнезит - только у Сатки. Конечно, так не бывает, чтобы абсолютно «только», но у Сатки - крупнейшее месторождение огнеупорной соли.

Магнезит тем и хорош, что хорошо упирается против огня, но равнодушен к химии железных расплавов, кладка из магнезитовых кирпичей не участвует в реакциях, только присутствует при сем, держит нейтралитет.

Что и говорить, магнезитовое ремесло очень пыльное. Взорвать скалу - пыль. Расколоть монолитные глыбы - пыль. Погрузить, перевезти и разгрузить сырье - пыль. Раздробить камень, размолоть в порошок - пыль. Размешать шихту - пыль. Подать под прессы, высушить и обжечь - пыль.

Как ее уловить, эту белесую пыль, если она - везде, какими пылесосами «поймать» эту поднимающуюся к небу взвесь, если ее двести с лишним тысяч тонн?

Сначала отказалась расти на огородах капуста, потом перестал расти лес на склонах гор, потом высохла трава между пеньками, потом стала чахнуть сама Сатка.

Я помню, как четверть века назад с газовым инспектором Василием Смородиновым осматривали мы на комбинате огромные трубы - воздухоходы, газоходы, дымоходы, пылеходы, как лазали по рукавным фильтрам, циклонам и электрофильтрам - за грохотами, за дробилками, за транспортерами, за узлами пересыпки и, разумеется, за печами. А было на «Магнезите» 200 рукавных фильтров, 35 электрофильтров и без счету всяких других очистных установок, которые, между прочим, к тому времени отработали двадцать лет и требовали замены. К тому времени, однако, небо над Саткой вновь поголубело, а вокруг нее покрылись зеленью горы и проснулся лесной подрост. К тому же та зловредная пыль, которую все поминали недобрым словом и которую улавливали фильтры, оказалась ни чем иным, как магнезитовым порошком, то есть готовой продукцией, от которой - миллионы рублей «неожиданного» дохода.

Сатка почти перестала обсыпать себя пылью, но подул «свежий» ветер перемен, и он поднял новые порошковые облака…

Да, с высоты Зюраткуля я вижу в дымке отвалы, башни, градирни, эстакады, заводские корпуса с трубами и шлейфами дыма над трубами. Но Сатка - не только это. Где-то там - пруд с домной и церковью. Там- Сатка старая и новая. Поселки Магнезит, Цыганка, Первомайский, Малая Запань, Шанхай. И Западный район на речке Карга. И россыпь частных усадеб. Где-то там школы, техникумы, больницы, магазины, стадионы, парки и скверы, клумбы, музеи и мемориалы. А также улица Солнечная, магазин «Зюраткуль», Китова пристань. И неожиданный Василий Теркин в сквере. И дворцы - культуры, спорта и здоровья, а также ледовый. И плавательный бассейн. И футбольный комплекс «Олимп» с газонами из Голландии. И воздухоопорный модуль с теннисными кортами. И фотоклуб «Сатка». И эстрадная студия «Каприз», и художественные коллективы «Пигмалион», «Экспромт», «Мелодия»…

И все это - «на магнезите»?

Нет, я не хочу примирить Сатку с пылью. Наоборот, мне хочется, чтобы она снова «рассердилась» на свою серую «достопримечательность» и осадила магниевую пыль над своей «живописной местностью».

Комментарии
Комментариев пока нет