Спецпроект
Новости

Челябинские полицейские нашли девушку, поиски которой продолжались почти трое суток.

В мае 2016 года извращенец проник в квартиру на первом этаже и напал на 4-летнюю девочку.

После урока физкультуры мальчику понадобилось четыре сложных операции.

Мужчина набросился на 58-летнюю женщину-диспетчера и разгромил помещение подстанции "скорой".

Челябинская областная библиотека получила редкое издание 1917 года.

Подземные толчки были зафиксированы в центральной Италии между областями Марке и Абруццо.

С заявлением о краже в полицию обратилась владелица коттеджа в микрорайоне Архирейка.

Школьница сумела отправить SMS-сообщение матери из багажника автомобиля злоумышленника.

Осужденным колонии строго режима доверили «шефствовать» над птицефермой.

В Доме культуры пос. Трубный Сосновского района Челябинской области  21 января состоится  конкурс юных чтецов башкирского эпоса "Урал батыр".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Вы сколько на новый год потратите?
    1. в этом году не праздную - 4 (40%)
       
    2. больше 10,000 - 3 (30%)
       
    3. до 5000 рублей - 2 (20%)
       
    4. до 10,000 рублей - 1 (10%)
       

Барона бы не обидеть

15.02.2011

И не стоит обращать внимание на причитания постоянно всем недовольных бубнил насчет синдрома Шуры Балаганова

Повышение окладов милиции-полиции искренне радует. Вот теперь коррупция, которая кое-где порой, а также иногда имеет место в правоохранительных органах, исчезнет напрочь и навсегда. Вряд ли лейтенант с 45 тысячами в месяц станет побирушкой, рискнет карьерой ради жалкой взятки, когда ему светят в будущем как минимум погоны полковника, а то и генерала с сумасшедшей зарплатой, а затем и с огромной пенсией.

И не стоит обращать внимание на причитания постоянно всем недовольных бубнил насчет синдрома Шуры Балаганова. Тот родился карманником, и душа у него мелочная. Потому и спер в трамвае кошель с трешкой, имея при себе пятьдесят тысяч рублей от щедрот Остапа Бендера. Те же, о ком речь, никогда не мелочились. Вон опять высокого милицейского чина показали в «Вестях»: пачки купюр из кабинетного сейфа чуть не лопатой выгребали. А потерпел бы, дождался переаттестованного перевода в полицейские и враз осознал: ждут его другие, более высокие ценности. И тогда бы сам эти деньги с отвращением сдал в общ… В общем, сдал бы куда надо. Теперь же - сами понимаете.

Но все в прошлом. Со взятками, считай, мы заканчиваем. Подтверждение тому - недавний благородный поступок автоинспектора. К нему было сунулся с жалкой тыщей один закордонный водила. Прежде, быть может, гаишник и соблазнился бы. А нынче со всей твердостью: «Ты кого совращаешь? Будущего бескомпромиссно честного полицейского инспектора дорожного регулирования?» В итоге начальнику - рапорт, водилу - под статью.

Если с коррупцией мы, по сути, распрощались, то что осталось? Ага! Еще есть одна проблема. Стражам порядка в милицейском или полицейском исполнении надо в срочном порядке избавляться от… робости! Пасуют они в некоторых, пусть даже крайне редких, случаях перед авторитетами разного толка, а также - удостоверениями, корочками, ксивами и прочими картонными обозначениями уважаемых личностей.

Был прецедент. Две цыганки заморочили одной даме ее женскую голову и обломали на приличную сумму. Та, к счастью, быстро очухалась от гипнотического угара. Мошенницы далеко не ушли. Дама - в милицию, а заодно - в газету. Цыганок - в отделение. Разумеется, обе ударяются в отрицаловку: не были, не знаем, не брали. Опять-таки на счастье, город в тот день на предмет ревизии деятельности соплеменников посещает цыганский барон из соседнего областного центра. Короткий разговор с ромалами - и деньги возвращаются владелице. А я бегу информировать читателей о могуществе и благородстве регионального правителя таборного народца. На другой день мне звонок: «Ты что наделал!? Барон ведь может обидеться!»

Честно говоря, не понял: почему офицера милиции должна волновать тонкая натура обычного пахана? Может, потому, что это шибко авторитетный пахан?

А теперь про корочки. Едем мы с коллегой из центральной газеты из командировки. Минуем железнодорожный переезд в одном сельском районе. Нас тормозят. Выходит из машины довольный жизнью сержант. С улыбкой приглашает: «Пойдемте наказываться!» Наказываться не хочется, да и вины за собой не чуем. Начинаем канючить: «Мы вот с задания возвращаемся…» Протягиваем удостоверения, называем по очереди свои издания…

Ожидали всего. Снисходительной улыбки: «А, корреспонденты! Что с вас взять. Проезжайте!» Или, напротив, суровости: «Призываете всех жить по закону, а сами корочками размахивайте!» Но тут... Даже не взглянув на наши редакционные документы (может, лабуду гоним!), упитанный сержант с невероятным проворством оказывается вновь в своем авто, которое тут же срывается с места. И снова непонятно: то ли наши документы оказали на него такое воздействие, то ли мы на самом деле ничего не совершили, а внимание дорожного стража привлек наш «круглый» номер? Как известно, такие номера, а заодно их носители, в среде автоинспекторов именуются «жирными коровами».

Словом, как только высшим авторитетом для милиции-полиции станет не барон и не ламинированная картонка заезжего корреспондента, а закон и только закон, тогда и робость уйдет сама собой. И наступит пусть скучная (без «оборотней в погонах» и «крыш») жизнь, зато правильная.

Комментарии
Комментариев пока нет