Новости

Малышей двух и пяти лет обнаружили полицейские в ходе профилактического обхода домов.

Тело 60-летнего пенсионера две недели пролежало под лестничным пролетом.

Бизнесмен брал деньги за мебель, которую многие из покупателей так и не получили.

Комнату вскрыли, обнаружив, что ею давно никто не пользуется.

Деньги финансист направляла на игру на фондовых рынках, чтобы расплатиться по кредитам с микрофинансовыми организациями.

13-летнего подростка сбил ВАЗ-2112 на Соликамской улице.

Весь день он возил избитую жертву в багажнике, а потом отрезал ей голову.

На запуск фонтанов в центре было выделено свыше 2 млн рублей.

Расследование вмешательства России в президентские выборы в США официально подтвердил глава ФБР Джеймс Коми.

Елена Темникова объявила о ежегодных выступлениях на высшей площадке курорта «Роза Хутор».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы опасаетесь прослушки ЦРУ?







Результаты опроса

Муляж исторической памяти

01.04.2011
Советники президента подготовили план избавления России от любви к диктатуре

Советники президента подготовили план избавления России от любви к диктатуре. Именно так можно охарактеризовать проект программы «Об увековечивании памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». Федеральные СМИ назвали его документом о десталинизации (от слова «Сталин»). Проект подготовила рабочая группа совета по развитию гражданского общества и правам человека при главе государства. Оригинал довольно объемного текста опубликован на сайте общества «Мемориал».

Цель документа - модернизировать (у нас сейчас все через модернизацию). Правда, на сей раз не экономику, а сознание. Для этого, по словам авторов, необходимо признать трагедию народа времен тоталитарного режима. Главный акцент «не на обвинении тех из наших предков, кто творил геноцид, разрушение веры и морали, а на почтении и увековечении памяти жертв».

Начать предлагается с указа, или закона, который предусматривает установку памятников репрессированным «во всех крупных городах и населенных пунктах (по крайней мере, до уровня райцентров)». Молодежь могут привлечь к поиску мест захоронений. Рядом с обеими столицами должны появиться мемориально-музейные комплексы, а в центре Москвы - монумент. Еще - Книга памяти жертв. Еще - улучшение механизмов поддержки тех, кто остался в живых. А далее политико-правовая оценка преступлений прошлого - «в форме официальной декларации от имени как исполнительной, так и законодательной власти».

На втором этапе - завершение юридической реабилитации людей. Кроме того, издание закона, запрещающего «увековечивать в названиях населенных пунктов, улиц, площадей и т.д. память лиц, несущих ответственность за массовые репрессии и другие тяжкие преступления против прав и свобод граждан». Уделено внимание преподаванию истории и важности раскрытия архивов.

Авторы считают, что «начав оказывать знаки уважения жертвам тоталитарного режима самостоятельно, добровольно, без принуждения, страна может вызвать к себе уважение со стороны всех нормальных людей и народов».

Эта последняя фраза лично меня смутила больше всего. Во-первых, не понятно, по каким критериям члены Совета по правам человека делят людей (а тем более, народы) на нормальных и ненормальных. Во-вторых, настораживает сочетание слов «знаки уважения». Когда государство активно поддерживает, к примеру, ветеранов, рождается чувство, что акцент делается именно на «знаках», а не уважении как таковом. Неужели с репрессированными будет по-другому? Кажется, что искупить содеянное общественники предлагают ради не души, но престижа. А это попахивает цинизмом.

Если, не придираясь к словам, смотреть в суть проекта, то сомнений еще больше. Почему избавление от наследства тирании обязательно нужно начинать с установки памятников? Бронзовый или гипсовый Ильич до сих пор есть во многих областных и районных центрах. Но число верных ленинцев вокруг все меньше - пример того, что влиять на мозги сограждан монументами сегодня нелегко.

Требование открыть архивы разумно. Равно как и создание базы данных жертв тоталитарного режима в СССР. Понятен взгляд и на школьный курс истории. Правда, в нынешнем административно-идеологическом бардаке неясно: кто именно будет оценивать «правильность» ее преподавания? Профильное министерство с регламентом ЕГЭ без нервотрепки разобраться не может, а здесь надо соотносить факты, сложные мировоззренческие пласты. Без чего, кстати, палачей от героев и жертв в сознании не отделишь.

Негативная правовая оценка сталинщины нынешними властями будет звучать, в лучшем случае, как плагиат стенограммы XX съезда КПСС, в худшем - типичным лицемерием. Ну, продекларировал наш президент, что «свобода лучше несвободы». И что? Дышать легче стало? Действенность слов в современной системе мало чем отличается от эффективности памятников. И потом: правильные идеи должна произносить власть, которой люди реально доверяют. А наша элита в доверии электората, судя по всему, сомневается. Потому и поигрывает на радость простым смертным словами об эффективном менеджменте «отца народов».

Посыл приближенных к верхам осмыслить прошлое, конечно, радует. Но настораживает подчеркнуто символистический подход. На мой взгляд, мемориальные комплексы и обилие памятников все-таки результат, а не источник настроений в обществе. То есть, наших настроений. Мы же, такое ощущение, по-прежнему настроены действительность воспринимать по тем лекалам, которые достались нам с 30-х годов. Главная их особенность в пренебрежении к человеку. Оно проявляется и в государственном, и в бытовом. И сильными мира, и нами, вполне рядовыми. О какой десталинизации говорим, когда школьная учительница считает долгом написать докладную (или донос?) на ребенка, уснувшего у нее на уроке? Разве можно мечтать о правовой оценке диктатуры властями того государства, от которого матери сыновей прячут, потому что, едва мальчишке исполняется восемнадцать, государство стремится сожрать его в счет какого-то долга. И это оно будет давать оценку прошлому и ставить памятники репрессированным?!

В таком контексте благая, в общем-то, идея Совета вполне вписывается в характерный для нашего Отечества политический принцип: царь сказал - царь сделал вид. Предметом имитации на этот раз может стать память о безвинно страдавших.

Комментарии
А мне нравится программа. На что еще может опираться государственный проект почтить чью-то память, кроме как на показушные по природе своей действия? Ни на что. Другое дело, как эти действия будут совершаться в реальной жизни.

А больше всего радует предложение запретить называть именами репрессионеров города и улицы. Давно пора. Только не надо останавливаться на Сталине. Ленин и Дзержинский, например, тоже причастны ко множеству репрессий
Практикант
03.04.2011 10:45:32
Мне тоже кажется, что это хорошая мысль - возвысить память о жертвах репрессий. Не только развенчивать, свергать, но вспомнить безвинно погибших. Теоретически это шаг в сторону примирения. Может быть, получится.
читатель
03.04.2011 15:21:10