EUR 75.58 USD 66.33

Как Родное превращается в чужое

Главный военный прокурор РФ предложил вернуть в школы уроки начальной военной подготовки, чтобы привить юношеству патриотические чувства.

Я застал уроки НВП, и до сих пор вспоминаю о них с теплотой.

Во-первых, предмет несложный, и этим полезный - передохнуть между алгеброй и химией. Во-вторых, даже интересный - когда давали автомат собрать-разобрать. В-третьих, наш военрук был типичным военруком, краснолицым пенсионером-«подполом», который так неожиданно расставлял ударения даже в серьезных и важных словах, что мы умирали от смеха. Кстати, не стыжусь признаться, что и строевая подготовка лично мне нравилась…

А вот насчет воспитания таким образом патриотизма - тут могут быть иные мнения. Если упростить понятие до некоей формулы, то патриотизм - это готовность жертвовать собой ради чего-то своего, родного. Следовательно, для патриотизма важны не столько действие и навык, сколько объект - то самое Родное.

Все последние годы область Родного для всех нас только сокращается. Возможно, это какой-то естественный процесс - пересматривая систему общественных ценностей, мы, хотим того или нет, должны дойти до чего-то абсолютно безусловного. Ощутить твердую почву под ногами, чтобы было от чего оттолкнуться.

Вот и Владимир Владимирович говорит:

«Как бы мы здесь ни выдумывали нашу национальную идею, надо сказать прямо: ничего ближе человеку нет, кроме своей земли, своих близких, своей собственной страны».

Правильно: от малого к большому, от простого к сложному.

В какой-то момент я понял, что таковой «элементарной частицей» для меня стал мой город. Не скрою, иногда приходилось делать усилия, чтобы его любить. Но, в общем и целом, получалось. По крайней мере, я, в отличие от многих друзей, никуда не уехал и даже назначил себе Челябинск центром мира.

Что же я вижу теперь? Какие-то люди ставят свои уродливые бетонные коробки там, где они стоять не должны даже по законам физики. Варварски рубят деревья на улицах и вот-вот зайдут с топором в сосновый бор. А потом закатают в асфальт городской пляж. Эти темные силы не просто осуществляют «хозяйственную деятельность» или «пилят бабло» - черт бы с ним. Они разоряют душу моего города. Отнимают его. Превращают Родное в чужое.

Но самое поганое - я ничего не могу с этим поделать. Ни я, ни примерно миллион других челябинцев! Ну то есть вообще никак.

Вот раньше можно было поймать чиновника на лжи, и ему становилось, допустим, стыдно или еще как-то нехорошо. Он врать стеснялся. Даже пусть из прагматичных соображений - держа в уме выборы. А теперь? Бюрократ просто называет черное белым, и спор приобретает шизо-лингвистический характер.

От невозможности повлиять ощущение потери Родного становится каким-то обвальным. И оказывается, не у меня одного. От своих знакомых я уже не раз слышал, что «надо уезжать» - в Москву, в Питер, в Екатеринбург, в Нижний Новгород, в Калининград, в Казань, даже за границу…

Парадокс состоит в том, что каждый из людей, называвших мне эти города, на самом деле - идеальный челябинец. И такие люди очень нужны городу. Они не пьют пиво у подъездов, не «ширяются», они образованы, работают, имеют семьи, думают о будущем…

А начальная военная подготовка... Ну, тоже, наверное, нужна.

VK31226318