Новости

Движение транспорта затруднено в обе стороны.

Покупатель лишился 449 тысяч рублей.

Полицейские подозревают, что 23-летний мужчина в течение месяца крал имущество у владельцев отечественных машин.

Юноша, живой и здоровый, возвращен родителям.

Преступление стражи порядка раскрыли по горячим следам.

Разбойники нападали на водителей на трассе Челябинск-Екатеринбург.

В апреле 2016 года гастарбайтеры совершили жестокое убийство 66-летнего мужчины.

По информации Следственного комитета, извращенец совершил в отношении девочек 18 преступных деяний.

Подарок 16-летнему Данилу вручили в приемной Президента РФ.

Ребенку удалось спастись от извращенцев в продуктовом магазине.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Мясо, индустриальное

19.04.2011
Хочу предупредить, что разговор начнется с кур, свиней и быков, то есть с мяса, а закончится… Впрочем, мне самому интересно, чем он закончится.

Какой журнал? Это - «Эксперт». На кого еще ссылаться, если не на «Эксперт»? На него и сошлюсь.

Хочу предупредить, что разговор начнется с кур, свиней и быков, то есть с мяса, а закончится… Впрочем, мне самому интересно, чем он закончится.

Значит, так, некто, а именно: братья Виктор и Александр Линники, владеют холдингом «Мираторг». Нажив некий первоначальный капитал на импорте «западного» мяса, «Мираторг» с плавным виражом перешел с траектории торговли мясом на траекторию его производства - птичьего и свинины. В новом качестве холдинг обосновался в приветливой для инвесторов Белгородской области, где теперь у него 12 свинокомплексов европейского стандарта, на которых в прошлом году выдано в собственную торговую сеть 137 тысяч тонн свинины. Компания имеет 80 тысяч гектаров земли в Белгородской, а также в Курской областях и еще 90 тысяч гектаров - в Брянской области.

Считая, что бизнес на курятине и свинине в России налажен и по инерции набирает темп, рост и мощь, заполняя рынок, «Мираторг» решил на Брянщине взяться, и очень круто, за производство говядины, рынок которой пока еще не знает границ. Обратим внимание: в разведение крупного рогатого скота компания намерена вложить 800 миллионов долларов - примерно 22,4 миллиарда рублей. В 12 районах Брянской области она построит 33 фермы, к ним - площадку для откорма 25 тысяч голов одновременно, а также бойню, точнее, огромный мясоперерабатывающий комплекс, который откормит более двух миллионов голов скота за один год. Все проекты, все оборудование, часть специалистов, а также сам скот, герефорды и абердин-ангусы, как заявлено, - западные и новейшие из западных.

Ко всему западному пристрастятся и земледельцы «Мираторга». К технике, к уже известным у нас комбайнам «Джон Дир» с GPS-навигаторами. И не только, естественно, к ним. К «точному» земледелию, к электронным картам полей. Наконец, к технологии «no-till», той самой беспахотной, то есть бесплужной, безотвальной, плоскорезной обработке земли, которую долгие годы пропагандировал наш Терентий Мальцев и его единомышленники. Теперь она возвращается к нам издалека, как иностранка…

Итак, фирма «Мираторг» поступает просто: берет и переносит западные технологии на российскую почву. Являясь самым крупным производителем свинины в России, она готова к рывку, чтобы выйти в лидеры и в говяжьей отрасли. Согласитесь, этот порыв и эти масштабы впечатляют.

Прошу обратить внимание и на следующее: как напоминают нам эксперты, «Мираторг» «получит от государства просто царский подарок», а это почти треть от стоимости проекта.

Достаточно сказать, что из 800 миллионов долларов инвестиций 700 миллионов - кредит на десять лет, а оплату процентов взяло на себя государство.

Разумеется, я неспроста обратился к «Мираторгу» в «Эксперте». У нас в области тенденции те же. Наш лидер - «Ариант», который занимает десятое место в общероссийском списке «Агро-300». Чуть ниже - «Равис». Производство свинины и курятины и у нас на подъеме. Агрохолдинг «Уралбройлер» построил свинокомплекс «Родниковский», вложив в него почти 3 миллиарда рублей. «Родниковский» обещает добавить в то, что уже имеем, 22 тысячи тонн свинины. Корпорация «Русагро» намерена потратить более 20 миллиардов рублей, чтобы в течение нескольких лет построить в Уйском и Чебаркульском районах суперсвинокомплекс, состоящий из 32 обособленных площадок. К 2018 году вложения «Русагро» обернутся 100 тысячами тонн свинины.

Что касается говядины, то пока наши амбиции скромны.

Общие цифры. Сейчас мы имеем 60 тысяч тонн свинины в год. Рубеж, поставленный губернатором, - 140 тысяч тонн. Всего же область производит 300 тысяч тонн мяса, намереваясь поднять эту цифру до 500 тысяч тонн. Губернатор Михаил Юревич утверждает, что область располагает таким потенциалом, который позволяет накормить свининой не только население области, но и кое-кого из соседних регионов.

А теперь - поразмышлять.

Наверное, не оглядываясь по сторонам, можно сказать, что в наше, заброшенное и запущенное, обезлюдевшее и одичавшее сельское хозяйство Россия (и Южный Урал в том числе) берет и переносит сельские технологии Запада. Причем предпочитается абсолютно точная копия. Видимо, специалисты считают, что коррекции могут быть только негативными. Изъятие одного звена технологии может смазать весь эффект. Это - первое.

Второе. Теперь мы уже совсем ясно видим, что город приходит в село. Приходит властно, не как гость и не как помощник, а как хозяин. Приходит, чтобы изменить село - до неузнаваемости. Все деревенское выбросить на свалку, как старье и хлам, а вместо него внедрить все городское - деньги, технику, порядки и распорядки. На село приходят коренные горожане, олигархи, для которых деревня - не малая милая родина, а новая ниша для бизнеса.

Третье. Решительнее, напористее и успешнее других - крупный, очень крупный, сверхкрупный хозяин-олигарх, который берет себе всю вертикаль хозяйства: от поля до фермы, от зачатия животного до упакованного мяса на магазинном стеллаже. Найдется ли место для среднего фермера, а тем более для мелкого хозяйчика, - неизвестно. Извещено: из 174 тысяч тонн областной курятины 170 тысяч тонн - доля крупных холдингов. И в производстве свинины частные подворья все более теряют свои позиции.

Что же будет?

Оно понятно: пока нет количества, о качестве - помалкивай. И потому, наверное, не может быть возражений против того, что расходуются миллионы и миллиарды рублей на создание мясной индустрии. Наоборот, этому надо аплодировать.

И все-таки не грех уже теперь, в самом начале, призадуматься о перспективах. Что будет? К чему придем? Какие ждут нас плюсы и минусы?

Да, мясные фабрики и заводы способны завалить нас мясом - «стандартным», экономически выгодным, на вид приглядным, если хотите, мраморным. Это плюс, и большой. А минус?

В чем-то комплекс-гигант, однако, уступает небольшой «дедовской» ферме. Можно было бы сказать, что это сущие пустяки, если бы не мешало такое слово, как «свобода». Да, преимущества семейной фермы сводятся к тому, что в ней у курицы, свиньи и быка… больше свободы. Только и всего. И только по этой причине «дедовская» ферма дает мясо такого качества, о котором суперкомплекс и не помышляет. Комплекс - это тюрьма с особо строгим режимом, в котором распорядок связывает животного так, что у него никакой свободы, никакого выбора. Живому существу задается такой жесткий ритм жизни, что любая новизна воспринимается как гром с ясного неба. Посетители на комплексе нежелательны не только потому, что могут занести инфекцию, но и потому, что незнакомый человек вызывает страх, бурю эмоций, стресс. Например, свинья на комплексе - по сути уже не свинья, а станок, приспособленный давать привесы.

Американцы, кто может, предпочитают не «комплексное» мясо, а другое. Например, organic (не содержит гормонов, антибиотиков, пестицидов и другой химии). Или cage-free (куры не в клетках, а в общем загоне). Или free-range (cкот на свободном выпасе). Или сruelty-free (мясо «без чувства вины» - к животным относились с заботой, ласково). Такое мясо, можно догадаться, дороже «комплексного».

- Перспектива - крупные комплексы. Другого не дано - так сказал мне Геннадий Кириллович Баранов, один из самых опытных животноводов области. - Экономика нас гонит туда, в крупное производство.

- Значит, комплексы покроют все пространство сельского хозяйства? А что останется деревенским семьям, фермерам, другим мелким хозяйствам?

- Они обречены. Фермер - это когда была лошадка. А теперь - трактор «К-700». И сеялка с захватом 24 метра. Для больших площадей.

- Но фермеры есть в Америке, в Европе…

- Есть. Я видел их во Франции. Но видел, в провинции, и заброшенные усадьбы фермеров. На бюджетных дотациях, да, фермеры как-то живут. А без них они не выдерживают конкуренции с агрофирмами и холдингами.

- Значит, прощай, деревня, прощайте, крестьяне?

- Получается так.

Неужели пора выбросить из лексикона слово «крестьянин»? Люди, работающие на комплексе, никак не крестьяне. Не крестьяне и те, кто управляет агрегатами «Джон Дир».

Предполагается, что и тем, и другим жить не в избах, а в городских квартирах. Вообще они могут быть горожанами. А деревни - куда их? Пусть пропадают? Так предопределило время? Или так рассудили мы сами?

Некогда, очень давно, мы, люди, из дикой природы взяли к себе домой корову. И во что ее превратили теперь? От быка отлучили, приучили к пипеточной любви, теленка отняли, вместо телячьих мягких теплых губ приспособили к вымени резиновые присоски, вместо травяного раздолья под голубым небом заперли в сумрачное бетонное стойло… И оставили ей одну-единственную функцию - корм перегонять в молоко.

Нам нужна еда. Все больше и больше. Ради нее мы переделываем всех своих любимцев - лошадь, свинью, быка, овцу, курицу… И не только животных, но и растения. И вроде бы преуспеваем в этом. Еды все больше, но, выясняется, в ней всегда чего-то, какой-то малости, каких-то молекулок, не хватает. Может быть, фитоэкстрагенов. Или чего-то другого. Не очень ясно, чего именно.

Мы все переделываем под себя. И вот на очереди - деревня. Вся деревенская цивилизация, которой не одна сотня лет. Судя по всему, мы все переселимся в мегаполисы, чтобы жить в них подобно тому, как тесно, скученно и стрессово живут в мегакомплексах наши, уже не домашние, животные.

Вот она, истинная революция! Крестьянская, последняя…

Все мы, кто раньше, кто позже, вышли из деревни. И что, наступил час прощания?

Впрочем, неисповедимы пути истории. Она сама создает себе тупики и сама находит выходы из них. Я верю, и здесь она что-то придумает такое, о чем мы не видаем, как ни стараемся встать на носочки и заглянуть в будущее.

Комментарии
Комментариев пока нет