Новости

К испытывающей серьезные финансовые проблемы торговой сети подано множество исков о признании "Вивата" несостоятельным.

ЧП произошло на улице Чкалова около депо "Маггортранса".

Мать одного из напуганных детей написала заявление в прокуратуру.

ЧП произошло около 15:00 на перекрестке улицы Максима Горького и Пушкина.

Молодые люди хотят пользоваться проездными билетами без ограничения числа поездок.

Челябинское минимущества впервые выдало лицензию на недра без торгов.

Соответствующая заявка появилась на сайте госзакупок.

Завтра три кандидата представят свои планы по развитию города.

По версии следствия, нападавшая врезалась с друзьями в машину пострадавшей пермячки.

Судебные приставы наложили арест на кроссовер южноуральской предпринимательницы.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

Когда лучше один раз услышать

26.05.2011
Анастасия Олимпиева девочкой ходила с мамой в храм, где сейчас стоит оперный театр

После публикации о появлении первых сберкасс в Челябинске в тридцатых годах, позвонила в редакцию Валентина Ивановна и сообщила: ее мама работала в то время в сберкассе на улице Кирова и хотела бы встретиться, вспомнить…

Анастасия Семеновна Олимпиева родилась в 1918 году. В архиве старых фотографий есть у меня одна, датированная этим годом: вокзал Челябинска, а перед ним десяток экипажей с извозчиками.

Когда город был таким и родилась маленькая Настя. Отец работал конюхом на заводе «Столль и К», ставшим позднее заводом имени Колющенко. Она хорошо помнит по имени-отчеству управляющего тех лет: Бронислав Карлович. Жили неподалеку от завода. По его гудку просыпались. Поселок Колупаевка – ее родные места.

Босиком в детстве ходили купаться на озеро Смолино. Поранить ноги не боялись - вода и берег были чистыми. Вокруг были леса: много ягод и грибов.

Пешком ходили и в кинотеатры, которых на улице Кирова было несколько. Уцелел только кинотеатр «Знамя». Напротив него был «МЮД» - с маленьким залом и хорошим буфетом, где Настя с подружками покупали мороженое. Этот кинотеатр запомнился ей больше всего. Но ходили и в «Октябрь», и в «Пролетарий» - был такой кинотеатр на том месте, где сейчас концертный зал имени Прокофьева у реки. Когда появились трамваи, стали надевать летом обувь, выходя в центр города.

Анастасия Олимпиева помнит центр города таким, каким его знают сейчас лишь знатоки-историки. А для нее это воспоминания детства. На площади, где сейчас оперный театр, был большой храм. В него Настю водила мама. Помнит церковь, которая стояла на месте дома с магазином «Ритм». Говорит, что после церкви здесь была городская баня, позднее - пожарное отделение. А уж потом «Ритм». И рядом было большое кладбище.

Когда «сарафанное радио» сообщило, что будут рушить здание костела, детвора пустилась на это место. Но колокола уже увидели сброшенными за землю.

Детские прогулки по улице Кирова – это не только кино, но и в магазины. В здании табачной фабрики был огромный магазин тканей. Они лежали тюками, как в фильмах о годах НЭПа. С родителями заходили во «дворец торговли», как называли в народе гастрономический магазин братьев Якушевых (сейчас в нем картинная галерея). Там, вспоминает Анастасия Семеновна, было много колбас, балыков, стоял очень вкусный запах. Кажется, что он остался на всю жизнь в памяти, как и звоны старого Челябинска – церковные и заводских гудков.

А в более позднее время, которое уже тоже история, в магазине на улице Кирова, рядом с домом, где сберкасса, был рыбный. В нем был бассейн, где плавала живая рыба. Это помню и я из своего детства: с отцом приходили в этот магазин, рыбины в бассейне казались огромными.

А в сберкассе на Кирова Анастасия Олимпиева проработала с ее открытия до 1968 года.

В 1941 году у нее уже было двое детей и ждала рождения третьего. Муж был мобилизован на тракторный завод. Женщине позволили сидеть с тремя детьми. После войны Олимпиеву вновь пригласили работать в сберкассы, специалистов было мало.

У Анастасии Семеновны четверо детей: два сына и две дочери. Шесть внуков и шесть правнуков.

Десять последних лет далеко от дома она не отходит. Но однажды на Кировку родственники ее привозили. Часть улицы она прошла, посмотрела, как все изменилось. Вспоминала, как было. Постояла у дома, где сейчас Сбербанк. Заходить не стала: там уже никого нет, кто бы знал и помнил ее.

Газету «Челябинский рабочий» она читает почти шестьдесят лет. Читает до сих пор без очков. Помнит многие фамилии журналистов «из пожелтевших уже подшивок», а с женой Вячеслава Дробышевского, бывшего главным редактором газеты с конца 50-х годов, училась в школе.

Комментарии
Комментариев пока нет