Новости

Сообщается, что пожилую женщину будут судить.

Грабитель зарезал 30-летнюю женщину прямо на улице, после чего она скончалась в больнице.

В столице Южного Урала ощущается кризис мест «последнего упокоения».

На радость детям установят весной.

Уф… Результат – отрицательный!

Установить вопиющий факт фальсификации сроков годности детского питания удалось в ходе прокурорской проверки.

Лечение девятилетней Насте оплатило государство и неравнодушные жители Перми.

Причиной стало то, что мужчина приревновал свою супругу к односельчанину.

Таким образом 77-летняя горожанка рассчиталась за «снятие порчи».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Археология: сама с собой и со всеми

23.10.2012
Вроде бы юбилейные торжества, сопровождаемые выставками экспонатов, - нечто праздное и праздничное, но на праздник расчета не было. Расчет был на то, чтобы - поговорить. Высказаться. Выговориться. Излить то, что накопилось в археологических душах. Поставить друг против друга два слова - «археология» и «общество».

Место события: ЧелГУ, первый корпус, конференц-зал.

Повод: 25-летие открытия поселения «Аркаим».

Тема: «Археология и общество».

Форма: «круглый стол».

Участники: А. Шатин, ректор университета. М. Загидуллина, профессор, директор Института гуманитарного образования. Е. Сластухина, директор заповедника «Аркаим». Археологи - В. Мосин, С. Боталов, Д. Зданович, Е. Куприянова, А. Епимахов, историк В. Боже, писатель К. Шишов и другие.

Импровизации на тему «круглого стола».

Вроде бы юбилейные торжества, сопровождаемые выставками экспонатов, - нечто праздное и праздничное, но на праздник расчета не было. Расчет был на то, чтобы - поговорить. Высказаться. Выговориться. Излить то, что накопилось в археологических душах. Поставить друг против друга два слова - «археология» и «общество».

Вопрос был поставлен на ребро: нужна ли археология обществу? Археологи спрашивали (у кого-то): мы вам нужны? При этом под понятием «общество» подразумевались разные люди - люди «простые» и люди государственные.

Разговор был острый, скорее темный, чем светлый, если не мрачный. Почти беспросветный.

Что касается людей государственных, властных, то они - не понимают, не вникают, не способствуют, не финансируют. Если в иных случаях они поняли, вникли, поспособствовали и профинансировали, то не то и не тех. А люди «простые» на тот же Аркаим приезжают без всяких приглашений, но не для того, чтобы проникнуться атмосферой бронзового века, а чтобы молиться небу, разговаривать со звездами, ходить спиралями, исполнять какие-то ритуалы, шаманить на горе Шаманка. Наука их не интересует, Аркаим они трактуют по-своему, мистически. Да, мистика и даже мракобесие торжествуют теперь в археологии, истории и науке вообще. Не наука ныне в почете, а вера. Впечатление такое, что не церковь, а наука отделена от государства. Конечно, религия должна иметь свое место в обществе, но не за счет науки.

Такие речи звучали за «круглым столом». Право же, есть чему ужаснуться. Как-то я «спросил» у Интернета, что он знает о бивнях мамонта, и еле-еле отыскал три информации в три абзаца, а все остальное - о продаже бивней: где, когда, за сколько. Оказывается, существует огромный, нисколько не завуалированный рынок, на котором торгуют археологией. То есть тем, что заведомо принадлежит не частным лицам, а только государству. Не секрет и то, что задолго до археологов наши недра, исторический культурный слой прошаривают, прощупывают и просеивают «копатели», оснащенные новейшими «рыскающими» приборами, которые бодро и бойко рекламируются с телеэкранов.

Бизнес мощно вторгся в такой абсолютно не рыночный сектор, как археология. И появились первые признаки того, что он вовлекает в свой круг и самих археологов.

Археология и общество… Еще совсем недавно держалось такое ощущение, что археология выбралась из своих эр, эпох и периодов - на поверхность современности, что она открылась перед всеми и стала наукой популярной. Это произошло в значительной степени благодаря Аркаиму. Но теперь что-то изменилось. Популярность захлестнула археологию, перешагнула через нее и занялась чем-то, очень далеким от науки. Почему? Потому что народ «темный». Вроде того. Археологи говорят: надо просвещать.

А кому это надо? Археологам - надо? Или, может быть, им надо копать, а не просвещать? Знать свое дело - копать, не думать о популярности, копать во все времена и при любой власти? Так или не так?

И да, и нет. Археология не стоит против общества, она его (малая) часть. Проблемы археологии - проблемы общества. Но значит ли это, что археология должна ждать, когда общество решит свои проблемы, а вместе с тем и проблемы археологии? Не лучше ли свои проблемы взять на себя? Например, устыдиться того, что на пространстве раскопа, на своей территории, ученые проиграли мистикам, и найти какие-то контакты с теми, кто приезжает на Аркаим не за наукой, а за верой?

Сегодняшняя мистика - это остатки мистики из древних времен. Осколки истории. Нечто ископаемое. Почему она «вдруг» возродилась? Почему даже некоторые профессора и академики ударились в идеализм? Откуда взялись опровергатели Дарвина и поддакивающие им ученые? Кто-то должен объяснить мистику. Кто, если не историки?

Комментарии
Комментариев пока нет