Новости

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Верблюд в новогоднюю ночь

25.12.2013
Как все, казалось бы, нелогично в истории нашего края. На празднике Нового года у нас - верблюд. Вся страна удивилась, увидев, как по улицам Челябинска олимпийский огонь едет на верблюде

Как все, казалось бы, нелогично в истории нашего края. На празднике Нового года у нас - верблюд. Но и того более, верблюд - на гербе нашей области. Откуда верблюд на Урале, где горы, тайга, снега, морозы?

Вся страна удивилась, увидев, как по улицам Челябинска олимпийский огонь едет на верблюде. Сам верблюд был воспринят если не сенсацией, то удачной выдумкой. Страна в этом логики не увидела. Для всех Челябинск - железо, трактора, танки, трубы и вообще - индустрия, а тут - по городу шагают верблюды.

Нет, верблюд - это пустыня, зной, песчаные барханы, сухой саксаул, а здесь - сугробы, румяные от холода щеки, шубы на плечах и зеленая ель. Не сочетается? Если бы, допустим, в давние времена здесь знаменитая Челябинская ярмарка собирала бы купцов со всего света, можно было бы оправдать приобщение обитателя пустынь к горному краю, так не было такой известной ярмарки.

И все-таки в том, что верблюд - символ Южного Урала, есть своя логика. Многие забывают, что мы живем на краю света - на краю европейского света. Дальше на восток и, тем более, на юг - соленая трава степей, юрты и кибитки кочевников, пыль после стад, топот копыт, блеяние овец, миражи на горизонте, беркуты в небе. Скучная, медленная дорога от кудука до кудука, то есть от колодца до колодца…

Куда смотрел Южный Урал после того, как он обозначил себя на восточных склонах хребтового пояса? На север? Не очень-то. На восток? Не очень-то. На запад? Да, на запад смотрел, с оглядкой. Но пристальнее всего он вглядывался в южную сторону. Что-то туда заманивало. Тем более, что дорога туда давно была проторена. И по ней к Уралу приходили караваны верблюдов, которые приносили оттуда - другую, «чудную» жизнь.

Межа, тоже стародавняя, проходила по двум рекам - по реке Урал с запада и по реке Уй с севера. А меже всегда сопутствуют два соблазна - сойтись или столкнуться. Одних разбирало любопытство увидеть жаркую Азию, а других - зимнюю Европу. У купцов и солдат была возможность увидеть и то, и другое.

Генерал-лейтенант Алексей Иванович Макшеев лето 1848 года провел в степи. Он писал: «Первое впечатление, которое произвела на меня киргизская степь, было в высшей степени грустное. Солнце ярко палило необозримую равнину, покрытую желтым, уже высохшим ковылем. Пыль от повозок широкою полосою закрывала часть горизонта. Кругом было тихо, только скрип телег мерно и уныло нарушал эту мертвую тишину. Казаки и башкиры повесили носы. Солдаты затянули было песню, да скоро умолкли». Но и унылая дорога не останавливала.

Встретив верблюда у новогодней елки, мы, может быть, ощутим тепло далекого юга…

Комментарии
Комментариев пока нет