Новости

23-летний парень не хотел расставаться с иномаркой, которую пришли арестовывать за долги.

ДТП случилось вечером 4 декабря на четвертом километре автодороги Новые Ляды-Троица около поворота на деревню Куликовка.

Вместе с квартирой на Ялтинской пермячка "унаследовала" и долги бывших владельцев.

Таким образом, 76-летняя пенсионерка оплатила «налог» за обещанную денежную компенсацию.

Судебные приставы согласны вернуть хозяйке «Мерседес» только в обмен на оплату долгов.

В Москве боксер-профессионал Денис Лебедев госпитализирован с тяжелыми травмами.

По версии следствия, мужчина задушил приятельницу после того, как она отказалась дать ему денег на бутылку.

ММК возглавил рейтинг энергоэффективных компаний Челябинской области.

Йохан Гроуен: «Мы рады иметь такого организатора, как Россия».

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Вилка для императрицы

14.01.2015
Первое, что я хочу напомнить самому себе: нет частности, даже и самой мелкой, которая не была бы связана с целым и не вела бы к нему.

Первое, что я хочу напомнить самому себе: нет частности, даже и самой мелкой, которая не была бы связана с целым и не вела бы к нему.

В мире все связано со всем. Может быть, это умозаключение, мне не принадлежащее, пригодится еще кому-то. К нашему случаю оно подходит точно.

А случай такой. Года два назад мы - археолог В. Юрин, краевед А. Дувакин и я - копались в отвесном берегу реки Урал у Верхнеуральска. Неважно, почему копались и что искали. Важно, что с нами был заместитель главы местной администрации Виталий Фомин. И именно он, покопавшись в земле, протянул нам руку с камнем на ладони. Невзрачный такой камушек, который не жалко и выбросить. И мы его не выбросили только потому, что он имел форму, то есть был в обработке. А вообще-то археологи говорят, что это - находка из бытового мусора.

Прежде чем описать эту находку (а описать ее следует обязательно), выскажу еще одну мысль. А именно: мы, живущие на Урале, должны очень внимательно, пристально и трепетно относиться к слову «камень». Едва наше ухо уловит это слово, нам надлежит сразу же отреагировать на него. Потому что оно - наше. Урал - это камень. С большой буквы и с буквы маленькой. Все каменное имеет к нам отношение. Мы причастны к камню, а он причастен к нам.

Итак, что мы имеем? Со слов В. Юрина, описываю находку. Длина - 7,5 сантиметра. Форма - уплощенный восьмигранник. На всю длину - отверстие, а в нем - ржавые остатки (труха) железного черешка. На вид не сказать, что глаз не оторвать. Минерал темный, текстура размытая. Но, если присмотреться, - некая, очень смутная стекловидность и какие-то пятна в ней.

Догадаться нетрудно: это - ручка столового прибора. Вряд ли от ложки. Может быть, от ножа. Скорее всего - от вилки.

И что теперь? Ну, нашли ручку столового прибора. Рассмотрели ее со всех сторон. И выбросили?

Не выбросили. Не из таковских, которые выбрасывают находки. Кое-чему научены. Владимир Иванович Юрин положил находку в свой полиэтиленовый мешочек. Мы не знали, как с ней быть и что с ней делать, но приберегли.

Продолжение следует, но пока - еще одна мысленная зарубка. Можно не сомневаться, наши предки, даже и самые далекие, понимали, что живут в стране камней. Малу-помалу они набирались опыта обращения с ними. Как это ни было трудно, однажды они камень разрезали. Разрезали и удивились, как неожидан его срез. Кристаллы, которые они находили, подтолкнули к намерению придать камню форму. Я клоню к тому, что обилие камня неизбежно приводит к камнерезному ремеслу. Оно возникает, как мышь из крупы.

Намек сделан. Но интересно другое. От нашей находки, от ручки столового прибора, пока она объята неизвестностью, ведут несколько дорог. Одна из них привела нас к императрице Елизавете Петровне, другая - к прапорщику Александру Жираховскому, а третья - к геологу Сергею Колисниченко.

Сергей Колисниченко в своей книге «Яшмы Южного Урала» выразился в том смысле, что в середине ХVIII века в Верхнеяицкой крепости была открыта первая на Урале камнерезная фабрика, которая выпускала столовую утварь - тарелки, ручки для ножей, вилок и прочее.

Подчеркнем: первая на всем Урале. Эту информацию Колисниченко «выудил» из какого-то документа. Вещественных доказательств у него не было, он и не надеялся, что они возможны. И тут мы предстаем пред его ясны очи и показываем ему свою находку. И он, рассмотрев камень в лупу, воскликнул:

- Офигеть можно!

Его можно понять - он держал в руках вещественное доказательство того, что камнерезная фабрика в Верхнеяицке - реальность. Все сходилось, даже минерал.

- А какой минерал? - допытывались мы.

- Липарит, - сообщил Колисниченко. Признаться, не слыхали про такой, но обрадовало то, что нам дано название камня, и у нас оно есть. Владимир Юрин получил возможность кое-что обобщить, и он обобщил: «Находка не просто необычная, а редкая». Он-то и продолжит поиски.

На берегу Урала, в метровом слое прибрежного чернозема, мы выкопали, можно сказать, выковыряли ручку, допустим, вилки. Ну и при чем здесь прапорщик Александр Жираховский? И, тем более, при чем тут императрица Елизавета Петровна? А при том…

Оказывается, летом 1747 года императрица отправила на Урал прапорщика Жираховского, чтобы «по Яику и другим рекам набирать каменья доброго виду, крепкие и к полировке годные». О самом Жираховском мы почти ничего не знаем, можем только догадаться, что он был обучен «каменьям», где-то изучал их искать и распознавать. Редкий, значит, был специалист. О таком не грех и подробнее знать.

Как бы то ни было, ему же, Жираховскому, было «велено зделать на Яике реке мельницу». Так тогда водилось: если надобно открыть какое-то производство, первое дело - «зделать мельницу». Нашему уху непривычно: камни и мельница, а мельница, оказывается, - камнерезная. Другой-то энергии не было, кроме речной, кроме энергии текущей воды.

Это, предположительно, 1747 год. А через два года Елизавета Петровна уже «изволила видеть» чаши, табакерки и прочие вещи, сделанные из камней, «взятых по реке Яику». Императрице вещи понравились, и она заказала себе сервиз «из оных».

Известно также, что в начале 1756 года с Верхнеяицкой камнерезной фабрики был отправлен обоз с посудой из орской яшмы в Санкт-Петербург. Возможно, что посуда из орской яшмы, которой располагает современный Эрмитаж, - с того обоза.

Владимир Юрин считает, что Верхнеяицкая камнерезная фабрика действовала девять лет, с 1747 по 1756 год. Значит, «наша» ручка столового прибора пролежала в земле 250 лет. Но она легко уведет нас и во времена умопомрачительно далекие. Мы придем к ним, если нас заинтересует происхождение липарита.

Липарит рожден вулканами, точнее, лавами, истекающими из недр земли. Построю такую логическую цепочку. Если застыла чистая лава, то есть кремнезем, то это обсидиан, вулканическое стекло. Если лава быстро остыла, например, в морской воде, то получится пемза. А если в лаву попали примеси кварца, плагиоклаза, биотита, роговой обманки и некоторых других веществ, то это - липарит.

Липарит - аналог гранита. Близок он и к яшме. Его не причислить к драгоценным минералам, распространен он широко. Мы не знаем, как называли липарит прапорщик Жираховский и его современники, но точно не липаритом. Только через сто лет Юстас Рот дал этому камню имя - по названию итальянского острова Липари.

Еще одна грань липарита - он популярен у литотерапевтов, то есть у тех, кто лечит камнями. Не сказать, что он так уж целебен. Сказано так: не исцелит, но и умереть не даст. Еще один аспект: липарит - сильный талисман для семейных пар. Его дарят на свадьбах. И последнее: липарит облагораживает стремления и расширяет кругозор.

Не знаем, кому как, но наши стремления он облагородил и расширил наш кругозор.

Так оно устроено в нашем мире: все связано воедино - от столовой вилки из бытового мусора до вулканических лав.

Комментарии
Комментариев пока нет