EUR 75.58 USD 66.33

Есть такая страна - Украина

Есть такая страна - Украина

Нет мне дороги туда. Никакой. Даже и пешком не пробраться через границы и блок-посты в донецкую степь, к речушке под названием Ялы, на берегах которой протянулось мое родное село Красная Поляна.

К счастью, война пока не тронула его. Она дает о себе знать только танками, то и дело проезжающими по главной улице, а также канонадой из-за горизонта, откуда-то из-под Волновахи или Мариуполя.

Не купить мне билет на самолет до Донецка, не сойти с трапа в знакомом аэропорту, потому что нет того аэропорта, вместо него - груда искореженного металла и бетона.

Все, что происходит теперь на Донбассе (и на всей Украине), невероятно. Нормальный, здоровый мозг не способен это понять, объяснить и принять. Это - за пределами здравого смысла.

У нас в России с недавних пор стали рьяно и ретиво доказывать, что нет украинской нации, нет украинского языка, литературы, истории. Это, разумеется, перебор и перехлест. В школе я несколько лет изучал украинскую мову и украинскую литературу. Их никуда не деть, эти имена, - Тарас Шевченко, Михайло Коцюбинский, Леся Украинка, Иван Франко, Панас Мирный, Иван Котляревский, Григорий Сковорода, а также моих современников Александра Корнейчука, Владимира Сосюру, Максима Рыльского, Павла Тычину. А какая она, если не украинская, опера «Наталка-полтавка» Николая Лысенко или «Запорожец за Дунаем» Гулак-Артемовского? Об украинских песнях и говорить нечего, мы их узнаем сразу.

Такая страна - Украина - в Европе есть. Но в каких границах? На какой территории? Попробуем это определить. Где родился Иван Франко? В Галиции. Шевченко - из Черкасской области, как и Нечуй-Левицкий, Коцюбинский - из Винницы, Котляревский и Мирный - из Полтавы. Почему-то Донецк, Луганск, Одесса, Херсон, Николаев, даже и Харьков с Днепропетровском не дали украинской литературе украинских классиков.

Что есть, то есть. Правда, Иван Франко сетовал на то, что его «образили», то есть оскорбили: «меня обозвали украинцем, хотя все знают, что я - русин». Леся Украинка тоже считала себя не украинкой, а русинкой. Шевченко по паспорту «православный малороссиянин».

Можно предположить, что украинская нация «заварилась», но не успела сформироваться, созреть. Если это так, то логично допустить, что процессу мешала Россия, мешала не только и не столько стремлением присоединить ее к себе, но, прежде всего, самим своим существованием. Огромная русская культура, вольно или невольно, влияла на украинцев, не давала окончательно оторваться, обособиться. Строя себя, Украина стремилась к поиску различий с Россией, к удалению от нее, к отчуждению, даже к вражде и противостоянию.

Отсюда: Украина не Россия. При всем, при том, даже и теперь, через десятилетия «незалежности», Украина говорит по-русски. И с этим ничего не поделать. Ведь хотим мы того или не хотим, но и русский язык находится под сильным давлением английского.

Цельной нации Украина не имеет. Она «не укомплектована». Если есть украинская литература, пусть и в рамках местного употребления, если есть, согласимся, украинская кухня, то не приходится говорить об украинской науке, философии и вообще о культуре в широком смысле слова.

Нации не образуются по намерению. А в наше время они тем более не создаются, а распадаются. Национализм не силен, а силится.

VK31226318