EUR 75.58 USD 66.33

Варягов ждем?

Сюжет обычный. В заметке «Чей интерес?», посвященной газовому конфликту между Россией и Украиной, я имел, как теперь выяснилось, смелость взять сторону своего государства. И объяснил это тем, что, какое ни есть оно, мое государство, но ему я нужен больше, чем какому-то чужому.

Если есть одно мнение, то, как водится, еще сто — тут как тут. Так и получилось. Несколько посетителей сайта MediaЗавод.ру — будто ждали — высказались по поводу моей заметки. Спасибо. Вот ведь прочитали. Вот ведь откликнулись. Два поступка, одно за другим. За это нельзя не поблагодарить.

Высказались они, кто как мог. То есть — кто куда. Но в одном их настроения сошлись. Мне было дано понять, что в России не похвально похвалить свое государство.

Господин Б-13 риторически спрашивает: «Что хорошего сделало государство Михаилу Фонотову лично?».
Уважаемый Б-13, на ваш вопрос у меня есть довольно легкий ответ, но мне гораздо труднее ответить на другой вопрос: «Что хорошего сделал своему государству лично Михаил Фонотов?»

Господин, назвавшийся Ехидной, ехидничает: «Автор доказывает, что от привычки любить власть трудненько избавиться».
Я согласен с вами, уважаемый господин Ехидна: от привычки любить власть хорошо бы избавиться, но хорошо бы завести привычку уважать власть.

Человек по имени Cu Chulainn то ли утверждает, то ли иронизирует: «Настоящий интеллигент власть может только ненавидеть».

Может быть, уважаемый господин Cu Chulainn, не очень удачно ставить рядом слово «только» и слово «ненавидеть»?

Господин Орбит объясняет: «В желании видеть во всем козни Америки какая-то забитость». И благородно оставляет мне право на забитость.

Предварительно лишив вас права на забитость, я скажу вам, уважаемый господин Орбит, что я не так забит, чтобы не понимать, что такое Америка и Запад вообще. Конечно, лучше дружить с Америкой, чем бодаться с ней. Но в 90—е годы Россия стояла перед Америкой на коленях — в надежде на дружбу. И что? Америка высокомерно отказалась. Не получилось дружить. Мы не достойны ее дружбы?

О том же господин Г. Мартынов в обширном письме: «Америка вместе со всей Европой и сейчас пытается защитить нас от «нашего родного Великого государства».

Простите мою наивность, но почему-то у нас принято всегда и везде ругать свою власть, которая всегда заведомо бездарная, нелепая, лживая, тупая, а в итоге — антинародная? Царская власть — плохая, советская — плохая, нынешняя, буржуазная, — плохая. Вы догадываетесь, какой будет будущая власть? В своей истории мы уже не найдем ни одного сносного правителя, ни одного терпимого периода.

Если чему-то учиться у Америки и у Европы, то, как они, уважать свои страны, свои государства, свои власти. Может быть, у них правители — на подбор? Всякие они. Как и наши. Скажите, пожалуйста, что хорошего дал Франции Наполеон, кроме того, что тысячи французов положил на полях Европы? А он — национальный герой Франции. А у России есть национальный герой?

Неуважение к своей власти — это прямое неуважение к самим себе. А еще это — уход от ответственности за судьбу своей страны. Ну, ругали, ну, ругаем, ну, будем ругать власть впредь? И что это даст? Чего добьемся?

Я думаю, одна из главных причин коррупции как раз и есть эта занудливая ненависть к тем, кто нами управляет. Скажите, пожалуйста, какое кредо выработает чиновник, попав в одну из структур власти и ощутивший на себе бесконечный поток ненависти? Рано или поздно, он скажет себе: «Ты понял, дорогой, что на них, на людей, никогда не угодишь? Сколько ни работай, благодарности не жди. И если в любом случае тебя будут ненавидеть, то уж лучше набить карманы, пока есть возможность». Ненависть не сокращает коррупцию, а ее оправдывает и умножает.

Чиновники, они тоже разные. Смею утверждать, что, как ни сильны соблазны власти, не все они мздоимцы. Этим-то, которые не берут, труднее всего.

Свое государство, его прорехи, изъяны и родовые пятна, я знаю, может быть, лучше многих. И что? Жаловаться мировому общественному мнению? Ждать, когда кто-то со стороны придет и даст нам ума-разума? Варягов приглашать?

Так не бывает, чтобы какое-то доброе государство проявляло заботу о чужом народе. Оно не имеет на то права. Оно не имеет права на деньги, на налоги своего народа заботиться о народе другого государства. А если все-таки заботится (о грузинах или украинцах), то, значит, преследует выгоду — косвенную, грядущую или мнимую — своего народа.

Выбора у нас нет. Нам дано одно — что-то делать со своим, вот именно с родным государством.

VK31226318