EUR 75.58 USD 66.33

Секрет Померанца

На днях неожиданно для себя посмотрел передачу «Школа злословия». Я вообще-то телевизор почти не смотрю. Шел в комнату — попал в другую. Так и простоял с кружкой чая до конца выпуска.

Обаятельные телеведущие пригласили на сей раз известную в интеллигентских кругах семейную пару — Зинаиду Александровну Миркину (она поэт и переводчик) и Григория Соломоновича Померанца (философ и культуролог). Ей, кажется, 83 года, ему — 91! Статьи Померанца я в свое время с интересом читал — он один из наиболее убедительных и достойных по уровню оппонентов Солженицына-публициста… Но в этот момент я не успел даже понять, о чем шла речь. Я видел на экране двух пожилых людей, и они были просто красивы. Вот именно так — красивы!

Обычно старики вызывают у молодых априорное чувство жалости и — прав тут, увы, Михаил Саввич — чувство превосходства, порой слегка брезгливого. Миркина и Померанц излучали нечто совершенно непохожее на нашу жизнь. Можно было бы подумать, что они все предшествующие телепередаче годы провели в академических эмпиреях, никогда не страдали даже от шума соседей и к настоящему времени счастливо превратились в каких-то ангелов. Однако мы же знаем биографию диссидента Померанца. Были и травля, и ранение на войне, и сталинские лагеря, и запрет на профессию.

Эти старики не впитали всю мерзость действительности. В них нет ни капли позерства, ни намека на какие-то заслуги или пережитые страдания. Только глубокая подлинность. Они остались интеллигентными людьми, хотя саму интеллигенцию давно «отменили». Наконец, я видел в них мужчину и женщину.

Как они вообще попали в телевизор? Миркина и Померанц правильно говорили на языке Пушкина о языке Пушкина, который дал русской цивилизации саму возможность рождать идеи и производить смыслы. Воспитанные люди многие слова сегодня употребляют с осторожностью. Одно их таких — благородство. Это своего рода изначально данная человеку форма, ее каждый имеет шанс заполнить собой. По аналогии с тем, как подросток, проявляя упорство, может вырастить на себе правильные мускулы.

Померанц много размышляет о целостности образа мира. То, что мы сегодня от этого огромного и по-настоящему богатого мира берем, — крохи. Чтобы мужчина отреагировал на молодую женщину, она должна сделать не так много. Умолчу, что именно, но современное наше телевидение, журналы и, увы, даже некогда достойные региональные газеты делают примерно то же.

Умные редакторы высокомерно создают себе потребителя, потом этот потребитель выбирает под себя поставщиков. Очевидно, что на каждом этапе происходит снижение уровня. Сначала падает планка профессии, за ней скукоживается и дурнеет человек, потом портится биологический вид.

Гоблину уже не нужен, как Померанцу, 91 год усилий, чтобы делаться глубже, умнее, по-настоящему красивее, благороднее. Что ухватил в первые 20 лет — того и хватает. Их торжество — сегодня. Они не рассчитаны на долгую жизнь, потому что все остальное время им просто нечем будет заняться.

VK31226318