EUR 75.58 USD 66.33

Черно-белое искушение

Раскрашивание старых черно-белых фильмов - давно известная на западе практика.

Мне понятно, почему первенцем в этом деле у нас стали «17 мгновений весны»: конкурентов-то нет. И все споры о том, правильно ли это, давно решены. Есть в телевизоре такая кнопка, которая переключает изображение в черно-белый формат. Тем не менее, для нас опыт это первый, переживания неожиданные, потому поделюсь своими наблюдениями.

Начнем с того, что в самом начале 70-х все наше телевидение было черно-белым. Цветным телесериал быть не мог в принципе. Насколько Татьяна Лиознова была увлечена эстетскими играми в духе синефилов-постмодернистов – большой вопрос. Посему, думаю, нет смысла искать в ее фильме какой-то особый киноязык, понятный лишь через оригинальную версию.

В «Мгновениях» есть моменты, где появление цвета абсолютно убедительно. Взять, например, образ фрау Заурих, которую Штирлиц ежегодно вывозил в лес, и прогулки этой ей «хватало на целый год». Пожилая дама, близкое поражение Германии - а в воздухе запах весны и на фрау вся возможная пестрота, которую может найти женщина в своих нафталиновых шкафах. И коричневое, кажется, кашне, небрежно торчащее у полковника СД из-под строгого пальто, заиграло только сейчас.

А старые камни кирхи пастора Шлага! Наконец, эсэсовская форма, плод фантазии самого Хьюго Босса - это ведь отдельная песня! Макабрический эстетизм немецкого нацизма - тоже история Второй мировой войны.

В общем, место для цвета в «Мгновениях» есть.

И распорядились им, в общем, относительно деликатно.

Даже сделали в нашу сторону реверанс: первая серия шла без перерывов на рекламу. Зрителю нужно было привыкнуть.

Не все, наверное, а таком тюнинге идеально. Например, где-то подрезаны «хвосты». Не всегда уместно новое озвучание. Впрочем, придраться можно ко всему на свете.

Думаю, диссонанс возникает не на экране, а в нашем сознании. «Мгновения» многие из моих ровесников и людей постарше рассматривают не просто как историю времен Великой Отечественной. Этот фильм стал отдельным эстетическим и даже духовным феноменом, фактом личной биографии для каждого. Я смотрел его сотни раз, дома у меня есть его запись. Но весь детективный сюжет, к стыду своему, понял лишь недавно.

Потому что детстве мы смотрели это кино как картинку из нездешней жизни. И в школе потом играли в «штандартенфюроров». Но отнюдь не из-за политической незрелости. Хотя я иногда думаю, что это был идеологически небезопасный фильм. Ведь взять того же Мюллера: каков бы ни был подлец, а сделал бессмертным Леонида Броневого - боже мой, он же купается в этой роли! А каков Олег Табаков - аристократ-интеллектуал! На вершине пьедестала, конечно, Штирлиц. Ну, разве был бы Вячеслав Тихонов столь демонически прекрасен, по-мужски идеален, будь он, к примеру, одет в форму энкавэдешника? И, вдобавок ко всему, фашисты не просто холены, как нынешние наши чиновники, или услужливо вежливы как какие-нибудь продавцы. Нет - в них настоящее благородство, какое ни при советской власти, ни при нашем капитализме немыслимо…

При просмотре этого удивительного фильма наше сознание делало умопомрачительную мертвую петлю. Нам давали почувствовать морально-политическую бездну и сладость идеологического искуса, но каким-то чудом возвращали потом к патриотизму, вере во все прекрасное, пусть на тот момент его олицетворяли партия и правительство. Причем, запас прочности оказывался еще весомее.

В этом аттракционе и есть мощь произведения под названием «17 мгновений весны». И его мы помним черно-белым, как детство для нас навсегда останется цветным…

VK31226318