Новости

Дозы для наркоманов семья наркодилеров прятала среди могил.

Возгорание в заведении общепита произошло утром в субботу.

Девятнадцатиместный двухмоторный лайнер успешно приземлился в аэропорту Большое Савино.

Движение транспорта затруднено в обе стороны.

Покупатель лишился 449 тысяч рублей.

Полицейские подозревают, что 23-летний мужчина в течение месяца крал имущество у владельцев отечественных машин.

Юноша, живой и здоровый, возвращен родителям.

Преступление стражи порядка раскрыли по горячим следам.

Разбойники нападали на водителей на трассе Челябинск-Екатеринбург.

В апреле 2016 года гастарбайтеры совершили жестокое убийство 66-летнего мужчины.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

Мы в чертовой дюжине

19.06.2009
Челябинская область причислена федеральным Минфином к чертовой дюжине российских субъектов, бюджеты которых сильнее всех пострадали от кризиса.

Челябинская область причислена федеральным Минфином к чертовой дюжине российских субъектов, бюджеты которых сильнее всех пострадали от кризиса.

Об этом сообщил телеканал «Вести-24» со ссылкой на директора Департамента межбюджетных отношений Министерства финансов РФ Ларису Ерошкину.

Также в числе кризисных названы Астраханская, Белгородская, Волгоградская, Кемеровская, Курская, Новгородская, Оренбургская, Самарская области, а кроме того, Татарстан, Ханты-Мансийский округ, Красноярский и Пермский края. Причем, по версии Минфина, у нас положение с бюджетными показателями хуже, чем у всех названных регионов.

Вот те раз! А нам говорили, что ситуация всего лишь сложная и не более. А оказалось… Как в старом советском мультфильме: «Черепаха допела песню и открыла глаза». Впрочем, в российской власти так заведено: песни поют одни (например, про то, что Россия избежала кризисного шока), а объективные гадости дозированно и не при всех озвучивают другие. К слову, Лариса Ерошкина упомянула Челябинскую область на форуме финансистов, прошедшем в Северо-Западном федеральном округе. И если бы государственный телеканал об этом не сболтнул, мы бы и не узнали, где находимся.

Во всяком случае, стало ясно: федеральный центр в лице одного из ключевых министерств видит в нас уже не опорный край державы, а чуть ли не кипятильник, брошенный в тихую гавань. А в контексте последних событий рождается мысль, что хуже Южного Урала лишь Пикалево. Ведь не случайно к нам в Златоуст пришлось приезжать ответственным товарищам из самых центральных органов партии и всей силой своего возбужденного красноречия чуть ли не из руин поднимать местный металлургический завод. Результатов, как и ожидалось, немного, но важен повод. Хорошо хоть Путин не прилетел. Однако премьерский показ в Пикалево и последовавшая за ним цепная реакция, частью которой стал разнос златоустовских собственников, показательны.

Это в США президент ловит мух, радует народ, но его соратники как-то не спешат объявлять кампанию против насекомых. Зато стоило нашему национальному лидеру эффектно отделить мух от котлет олигарха Дерипаски, как десанты «Единой России» ринулись по весям защищать рабочих, а тональность областных властей в диалоге с собственниками предприятий сменилась со сдержанной до предельно жесткой. Губернатор уже не предлагает «изыскать пути», «наметить программу», а обязывает «выплатить», «запустить в работу», «сохранить коллектив». Характерно, что разговоры наших местных чиновников о банкротстве ЗМЗ как благе неожиданно обернулись обращением областного правительства в прокуратуру с просьбой выяснить, а не специально ли обанкрочен завод.

Оценить адекватность антикризисных действий нашей региональной элиты (в том числе по наполнению бюджета) как до пикалевских событий, так и после, трудно. Да и какой смысл: мы же их, словно отцов родных, не выбираем. Следовательно, они независимы не только от нашего мнения, но и, в конечном итоге, от своих же собственных решений.

Последнее особенно грустно. К тому, что без участия власти у нас даже куры не несутся, мы за последние девять лет привыкли. Но факт, что даже этот процесс постепенно становится «прерогативой федерального центра», вызывает нечто похожее на ужас. Донор (в смысле, Путин) один. А регионов только самых проблемных 13. Одного благодетеля на всех страждущих, очевидно, не хватит. Тем более (если говорить серьезно) его благодеяния финансируются работой простых смертных, в том числе южноуральцев, которые этой самой работы лишаются.

Когда нищим становится кормилец, голодно бывает всем, в том числе официальным донорам. В этом, пожалуй, главная мысль выступления не самой высокопоставленной чиновницы федерального Минфина.

Комментарии
Комментариев пока нет