EUR 75.58 USD 66.33

Вспоминая Гайдара

Егор Тимурович Гайдар видится совершенно по-разному.

Я и сам терялся, слушая и читая о нем все эти годы. В одних глазах он - герой, в других - враг. Доктор Джеккил - и мистер Хайд. Порядочный лично, интеллигентный - и абсолютно бесчувственный человек. Патриот - и «чикагский мальчик». Очень компетентный - и трагически наивный. Мужественный государственный деятель, взваливший на себя ношу: «если не я, то кто же» - и безответственный политик. Список черно-белых определений можно продолжать. И все как будто правда, неужели говорят об одном человеке?

Между тем я не вижу здесь большого противоречия. Более того, мне кажется, Гайдар в иных условиях мог бы стать героем для наших коммунистов. Сталин тоже строил экономику так, что «щепки летели». Красные и белые, сторонники плановой экономики и либералы-рыночники - не здесь, на самом деле, проходит граница. Гайдар и Сталин одинаково легко относились к «маленьким человекам», составлявшим народ. Для них люди были ресурсом, согласно какой-то давней нашей традиции.

Вот, Борис Немцов говорит, что Гайдар - патриот. Не дал скатиться к гражданской войне и расколоть страну.

Немцов абсолютно прав - в привычном понимании слова «патриотизм». Я помню те времена, когда руководители областей пытались на своих территориях сохранить заводы и фабрики (а значит, и людей, на них работавших), вводя запреты на ввоз продукции извне. Кто-то даже выпускал свои «деньги» - в отсутствие рублей (Гайдар запрещал их печатать) нужно было как-то рассчитываться с предприятиями и бюджетниками. За «антирыночные» меры главы регионов были, конечно, биты. А Эдуард Россель, придумавший Уральскую республику, едва не был объявлен государственным преступником. Но он-то, в отличие от Гайдара, каждый день видел перед собой живое человеческое отчаяние. Большая страна и большие задачи изменяют оптику, делают отдельного человека меньше и дешевле.

Вспоминая начало 90-х, соратники Гайдара говорят, что выбора у него не было. Свои реформы он, по сути, провел за счет средств тех граждан, которые всю жизнь честно трудились и несли остатки зарплат в сберкассы. Утверждается, что у государства в ту пору не было средств, а деньги, что сгорели на сберкнижках, были пустыми бумажками, «не имели обеспечения». Это фарисейство. Страна-то у нас богатейшая. То, чем мы сейчас торгуем на мировом рынке, - и есть «обеспечение». И оно было всегда. Разве нефть, которую мы меняем на доллары, нашли только сейчас? А газ? А лес, что вырубается в гигантских объемах и вывозится за границу? Просто человеческий ресурс тогда оказался дешевле, чем природный.

Чем металл, цемент, асбест и прочие полезные в хозяйстве вещества и материалы, которые всегда продавались за любую валюту.

Я не экономист, поэтому возьму самую крайнюю альтернативу, намеренно заострив конфликт. В теории ведь можно было продать два или три нефтяных месторождения, допустим, американцам. Или сдать в аренду часть тайги в Сибири - китайцам. Или какие-нибудь Курильские острова - японцам. Аляску ведь отдали и на самом-то деле не шибко переживаем. Это все плохо - примерно так алкаши меняли свои квартиры на выпивку. Но зато мы дали бы себе отсрочку, пока все вместе не перешли к рынку, не научились бы зарабатывать. Спасли бы, между прочим, людей…

О цене реформ существуют разные мнения. Вот открытые, официальные цифры Росстата, их часто приводят сторонники КПРФ. Вплоть до 1991 года в России (тогда РСФСР) имел место прирост населения. А по итогам 1992-го началась резкая убыль - почти 220 тысяч. На следующий год - еще минус 750 тысяч. В 1994 - уже почти 900 тысяч человек! И так все 90-е. К слову, и до сих пор у нас «естественная» убыль оставляет более 360 тысяч человек в год - это данные 2008-го, «Года семьи». Всего с 1991 года - получается около 12 миллионов человек. Что дороже - эти люди или нефтяные скважины и сибирский лес?

На самом деле это сущностный вопрос. Я не знаю, как ответят на него наши коммунисты, которые, скорее всего, против «распродажи Родины», и наши олигархи, которым, благодаря или вопреки Гайдару, все в итоге и досталось…

VK31226318