EUR 75.58 USD 66.33

Курица национальной безопасности

Лет 10 назад на входе в студенческое общежитие охранник попросил меня показать пропуск.

«Изюм» ситуации в том, что в данной общаге я жил уже пятый год, с этим стражем был знаком несколько месяцев. Пару раз, когда приходил после 11 вечера, он бдительно соотносил мою фамилию из студенческого билета со списком проживающих, вежливо просил больше не опаздывать и отпускал с миром. И тут на тебе: средь бела дня.

«Строже сейчас стало», - пояснил он, глядя на мою изумленную физиономию.

«А что случилось?» - спросил я, предположив, что в общежитии идет спецоперация по обезвреживанию бог знает кого.

«Сейчас при Путине все строже будет. Государство усиливается. Нечего без документов шататься!»

Дяденька явно не шутил. Заподозрить его в маразме уважение не позволяло. Очевидно, служивый получил от непосредственно начальства за что-нибудь нагоняй и как мог восполнял урон самолюбию. Естественное, как говорится, не безобразно.

Но меня впечатлил не сам внезапный приступ бдительности, а объяснение охранником его причин. Обычную служебную ситуацию он встроил в общенациональный контекст. Бытовуху «облагородил» пафосом.

Фраза «Максим Максимыча» из ЧОПа наверняка бы забылась. Но его технологию трактовки событий по сей день используют государственники самого разного покроя и уровня. В итоге наш газ давно не товар, а энергетическое оружие. С соседями по миру не спорим о качестве продуктов, а ведем винные, молочные и другие продуктовые войны. Снег не убираем, а с ним боремся, и у нас - время грейдеров. Собственные огурцы выращиваем не для салата, а во имя национальной безопасности России, коей летом так явно угрожали полунищие китайцы. Курица отечественного производства - ничто без привкуса национального величия. Она же лучше американской! Коров по передовым технологиям разводим не столько ради молока и фарша, сколько для реализации национального проекта.

Подобная демонстрация гордости за свою великую общность вызывает нечто среднее между ужасом и смехом. Это все равно как в сакральный текст рыбу завернуть. «Не знал, чего хотелось: не то Конституции, не то севрюжины с хреном». Вольная цитата из Салтыкова-Щедрина (правда, вне контекста) отражает современный идейный коллапс сообщества людей, перекормленных суррогатами патриотизма.

Что это: следствие поруганной в 90-е годы гордости и стремление рывком избавиться от глубокого комплекса? Если так, то согласен, возрождать самосознание, в том числе национальное, без пафоса тяжело. В нем идея, которая воздействует на душу (а не желудок) и, главное, объединяет. Позволяет каждому, вне зависимости от размера кошелька почувствовать себя участником чего-то значимого и по-настоящему великого. Однако подозреваю, что патриотический пафос на огурцах, окорочках и яйцах не зарождается. Даже если это яйца судьбы (кстати, название киношлягера на современном фоне выглядит не гротескной пародией, а вполне тривиальным заголовком обычной новости). Нефть с газом способны объединить тоже лишь отчасти: топливо сгорает, рассеивается и, самое страшное, иногда дешевеет.

Прочно, надолго и (прошу прощения) с пользой сплачивает лишь внематериальное. Но беда в том, что и оно уже зачастую донельзя снижено и действует как примитивный инструмент.

Знакомая преподавательница в слезах поведала про реплику начальницы: «Хочешь работать - заслужи любовь и уважение». Думаете, речь о любви коллег и студентов? Да нет же, начальницы! Впрочем, это частность. Но у нас даже такая серьезная категория, как единство страны, не идея, а бренд. Всерьез споришь с носителем бренда - значит не согласен с единством. Подрываешь, так сказать, устои. Бог теперь тоже не совесть, а лишь материал для нового школьного учебника. Так что же объединит?

Один из героев Ремарка сказал, что когда человек теряет все святое, он становится восприимчивее к добру. Мысль спорная, далеко не идея, хотя и вполне светлая, что уже обнадеживает.

VK31226318